Присоединяйтесь к нашим группам

Мир глазами Обамы: Тайны Вашингтонского двора

Мир глазами Обамы: Тайны Вашингтонского двора
В сегодняшних информационных сообщениях публикуется репортаж Тьерри Мейссана из Дамаска, который вкратце содержит следующую информацию:
29 03 2016
08:07

Средства массовой информации в Европе и в США пытаются навязать мысль о том, что частичный вывод военно-воздушной группировки России, в чьи задачи входило проведение воздушных бомбардировок позиций террористов в Сирии, многих застало врасплох, включая, собственно, и правительство Асада в Дамаске. На самом же деле ни для кого это не стало сюрпризом. Ранее планировалось, что воздушная кампания России против террористов и повстанцев в Сирии закончится в первую неделю января, ко времени празднования православного Рождества. В это время президент Асад совершил поездку в Москву, и была достигнута договоренность о продолжении воздушных бомбардировок до середины марта. Этот план был подтвержден сирийскому правительству российским министерством иностранных дел 1 марта. Российские войска в Сирии тоже были прекрасно осведомлены о дате своего возвращения на Родину. Большие транспортные самолеты «Антонов» были задействованы при доставке некоторого оборудования из Сирии в Россию, и график их полетов был представлен на согласование в компетентные органы за 4 дня до начала транспортировки. Все эти данные подтверждаются в Defense News со ссылкой на начальника штаба вооруженных сил Иордании, утверждающего о том, что он был заранее поставлен в известность об этих планах со стороны Москвы и Дамаска. Таким образом, никакого внезапного вывода войск не произошло, это была тщательно спланированная и осуществленная операция по уходу из Сирии.

Следует отметить важность того соглашения, к которому пришли президенты Обама и Путин две или три недели назад по вопросу того, что вызывающее поведение турецкого президента Эрдогана становится возмутительным и что следует приложить усилия для его ухода от власти, прежде чем он развяжет масштабную войну. В настоящее время в страну направляется американское и российское оружие с целью ускорения отстранения диктатора от власти. Были проведены консультации с турецкими политическими партиями, генералитетом турецких вооруженных сил и прочими лицами, способными посодействовать скорейшему низложению диктатора. Турецкие националисты все больше отворачиваются от Эрдогана. Курдская Рабочая партия также мобилизует свои резервы. Президентство Эрдогана носит незаконный характер, поскольку он одержал победу на недавно прошедших выборах  с помощью массовых фальсификаций.

Противостояние в Турции на уровне гражданской войны начнется уже в апреле. Начало конца Эрдогана изменит всю расстановку сил на Ближнем Востоке.

Многие крупнейшие города Сирии вскоре будут освобождены от террористов и повстанцев. В их число войдут Алеппо, Пальмира и Идлиб.. ИГИЛ (ДАИШ) сможет удержаться только в Ракке на северо-востоке Сирии и в некоторых районах Ирака. Ожидается, что ожесточенное противостояние в Турции разрушит логистическую цепочку, по которой поступает помощь террористам и повстанцам в Сирии.

Подобная жесткая линия поведения Москвы и Вашингтона по отношению к Эрдогану явно контрастирует с политикой Европейского Союза (включая Великобританию и Францию), предусматривающей выделение Эрдогану 3 млрд. евро ежегодно в обозримом будущем с тем, чтобы турецкий президент размещал у себя больше сирийских беженцев, удерживая их от пересечения границы с Грецией. Поскольку де факто Эрдоган является командующим всех сил ИГИЛ (ДАИШ), он мог бы в любой момент полностью прекратить боевые действия, являющиеся главной причиной того, что мирные жители снимаются с насиженных мест в зонах вооруженных столкновений. Однако он предпочитает вести торг в отношении финансовых компенсаций и уступок, подобных безвизовому режиму для турецких граждан при их поездках в страны Евросоюза.

Интервью Обамы, данное им Atlantic Monthly, является знаковым, поскольку звучит как мемуары президента, уже покинувшего свой пост и обретшего свободу высказывания своих мыслей вслух. Его комментарии в отношении короля Саудовской Аравии Салмана, Саркози, Кэмерона и Эрдогана уничижительны. По сути, они намекают на то, что всем этим деятелям  были попросту приказано сотрудничать, иначе разоблачение их махинаций за последние годы дестабилизировало бы их положение.

Саудовский принц Турки, иногда выступающий в роли пресс-секретаря саудовской королевской семьи, поспешил заявить (хотя и крайне неуверенно) о том, что саудиты не поддерживают терроризм и всегда были преданными союзниками.

По некоторым свидетельствам, Обама называет саудовскую королевскую семью худшей монархией в мире. Ситуация усугубляется предположением о том, что у Саудовской Аравии может иметься ядерное оружие, которое она получила от Пакистана.

Интервью Обамы, данное Atlantic, рисует Хиллари Клинтон как неустанную поджигательницу войны – на заметку избирателям на демократических праймериз. Вашингтонские мозговые центры и эксперты часто подкупаются и финансируются суннитскими государствами.

Ниже несколько отрывков из интервью Обамы, опубликованное Джеффри Голдбергом в апреле 2016 года в Atlantic Monthly под названием «Доктрина Обамы: Рассуждения президента США о его самых трудных решениях, повлиявших на роль Америки в современном мире».

Весь прошлый год Керри регулярно наведывался в Белый Дом, упрашивая Обаму разрешить нарушение суверенитета Сирии. По разным поводам Керри обращался к Обаме с просьбой о нанесении ракетного удара по определенным объектам, под покровом ночи, что должно было «послужить предупреждением» сирийскому правительству. Целью удара, по словам Керри, являлась не ликвидация режима Асада, а давление на него, а также Иран и Россию, с тем, чтобы заставить начать мирные переговоры… Обама упорно отказывал Керри в его просьбах и становился все раздражительней при каждой его очередной попытке лоббирования. На недавнем заседании Совета по национальной безопасности стратегию Обамы окрестили «подходом Тома Сойера». Точка зрения Обамы заключалась в том, что если Россия намерена тратить свои ресурсы на окрашивание забора в Сирии, то США не следует ей мешать.  Однако к концу зимы, когда российские военные успехи в деле укрепления позиции Асада стали очевидны, Белый Дом начал обсуждение возможностей по оказанию усиленной поддержки повстанцам, несмотря на то, что двойственная позиция президента в отношении более энергичного участия в сирийских делах осталась неизменной.

В частной беседе Обама неоднократно повторял, что первой задачей американского президента на международной арене после ухода администрации Буша является «Не лезть в бессмысленное дерьмо». Сдержанность Обамы выводила из себя Саманту Пауэр и других членов его команды по вопросам национальной безопасности, настроенных на решительные меры. Хиллари Клинтон, будучи государственным секретарем при Обаме, ратовала за немедленный и решительный удар по режиму Асада в ответ на его карательные меры против населения. В 2014 году после своего ухода из Белого Дома Клинтон заявила, что «нежелание оказать помощь в формировании надежного фронта сопротивления из людей, являвшихся инициаторами протестов против Асада, привело к образованию огромного вакуума, который и заполнили джихадисты». Когда  The Atlantic опубликовал данное утверждение, а также замечание Клинтон о том, что "великие нации нуждаются в организационных принципах, а "Не делать бессмысленных вещей" не является организационным принципом", Обама, по словам одного из его старших советников, просто вышел из себя. Президент не понимал, как  призыв «Не лезть в бессмысленное дерьмо» может носить противоречивый характер. Бен Родс вспоминает, что «вопросы, которые тогда раздавались в Белом Доме, звучали как «Кто является противником в лагере  «бессмысленного дерьмостояния»? И кто является сторонником «бессмысленного погружения в дерьмо»? Обама полагал, что вторжение в Ирак отучило демократов-«ястребов», подобных Клинтон, голосовавшей за начало интервенции, от привычек лезть в бессмысленное дерьмо. Впрочем, Клинтон оперативно принесла извинения Обаме за свои комментарии, а пресс-секретарь Клинтон сообщила о том, что инцидент исчерпан после объятий, которыми оба обменялись при случайной встрече на острове Мартас-Виньярд.

Пятница, 30 августа 2013 года [:] ….В то время как Пентагон и аппарат Белого Дома по национальной безопасности целеустремленно двигались по направлению к войне (Джон Керри сообщал, что ожидал нанесение ракетного удара на следующий день после своей речи), президент внезапно осознал, что он направляется прямиком в западню, устроенному ему как союзниками, так и противниками, а также традиционными ожиданиями энергичных мер со стороны американского президента.  На заседании в Зале оперативных совещаний сразу же после химической атаки на оазис Гута лишь один Дени МакДонаф, начальник штаба Белого Дома, осторожно предупреждал о последствиях военного вмешательства. Джон Керри громогласно призывал к активным действиям».

Саманта Пауэр иногда вступала с Обамой в спор в присутствии с остальными челнами Совета по национальной безопасности, чем приводила его в состояние, когда он больше не мог скрывать своего крайнего раздражения. «Саманта, хватит, я уже читал твою книгу», - однажды огрызнулся он… Байден, который обычно разделал обеспокоенность Обамы чрезмерностью действий со стороны США, теперь страстно утверждал, что «великие нации должны заставлять с собой считаться».

Британский премьер Кэмерон и саудовский посол Джубейр требовали нанесения удара. Однако против была немецкий канцлер Меркель, отказавшаяся принимать в этом участие. Когда британская Палата Общин также отказалась поддержать подобный шаг, Обама взял паузу.

Как и МакДонаф, Обама уже длительное время испытывал скрытое недовольство: он устал от того, что Вашингтон бездумно дрейфует по направлению к очередной войне в мусульманских странах. Четырьмя годами ранее, по убеждению президента, Пентагон просто «прижал его к стенке», заставив принять решении о вводе войск в Афганистан. Теперь в случае с Сирией он чувствовал, что его вновь «прижимают к стенке».

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс выражал обеспокоенность своего правительства в отношении инертности в сирийской ситуации, особенно когда раздались голоса в пользу сдержанной позиции. «Не вмешавшись вовремя на начальной стадии, мы породили монстра, - сказал Вальс. – Мы были абсолютно уверены в том, что американская администрация одобрит решение. Работая с американцами, мы уже определяли цели. Для нас это стало неприятным сюрпризом. Если бы мы нанесли бомбовые удары, как это планировалось, я думаю, ситуация сегодня была бы совсем иною». Наследный принц Абу Даби Мохаммед бин Зайед аль-Найян, будучи уже разочарованным тем, что Обама «отказался» от бывшего президента Египта Хосни Мубарака, теперь неодобрительно высказывал в лицо приезжим американским гостям то, что их страной управляет «ненадежный» президент. Король Иордании Абдулла II, уже с негодованием относящийся к нелогичному, по его мнению, отходу администрации Обамы от их традиционного союза с суннитскими арабскими государствами и к вопиющему созданию нового альянса с Ираном, шиитским спонсором Асада, в частной бесед жаловался: «Мне кажется, я верю в силу Америки больше, чем ее президент Обама». Саудиты тоже были вне себя от ярости. Они и так с недоверием относились к Обаме – он незадолго до того, как стать президентом, умудрился назвать их «так называемыми» союзниками США. «Иран – эта новая ведущая держава на Ближнем Востоке, а США – прежняя», - сообщил в Эл-Риаде своим высоким покровителям Джубейр, саудовский посол в Вашингтоне.

Посреди воцарившегося хаоса, как «бог из машины», явился российский президент Владимир Путин. На саммите «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге, проходившем через неделю после кровавых событий в Сирии, Обама отвел Путина в сторону и сказал российскому президенту, что «если тот убедит Асада отказаться от химического оружия, это позволит избежать нанесения западного военного удара». В течение нескольких недель Керри при сотрудничестве со своим российским коллегой Сергеем Лавровым сумел организовать вывод всего сирийского арсенала химического оружия, существование которого Асад отказывался до недавнего времени даже признать.

Это и стало переломным моментом, в который президент, по его утверждению, окончательно и решительно порвал с «Вашингтонским предписанным кодексом поведения». Для президента Обамы 30 августа 2013 года стало днем его личного освобождения, днем, когда он не только отринул правила игры внешнеполитического истеблишмента с его идеологией «крылатых ракет», но и притязания неистовствующих, капризных союзников Америки на Ближнем Востоке – государств, которые, как он жаловался в неофициальной обстановке своим друзьям и советникам, постоянно пытаются эксплуатировать «мускулы» Америки ради достижения своих недалеких и сектантских целей. К 2013 году неприятие Обамы окончательно оформилось. Он больше не воспринимал военных «шишек», полагавших себя способными на решение любой задачи - при том условии, что  верховный главнокомандующий даст им все, что они захотят; и он больше не воспринимал внешнеполитические мозговые центры с их назойливыми рекомендациями и поучениями. В Белом Доме широко распространено убеждение в том, что внешнеполитические мозговые центры в Вашингтоне проводят свои исследования в интересах своих арабских и произраильских учредителей и спонсоров. Приходилось слышать о том, как один из представителей администрации называл авеню Массачусетс, на которой разместилась большая часть мозговых центров, «территорией, оккупированной арабами».

Президент описал свои отношения с Путиным в несколько ином свете, чем приято их воспрнимать. Обычно думают, что Обама считает Путина отвратительным, брутальным коротышкой. Но, как утверждает Обама, Путин совсем не отвратительный. «Все дело в том, что Путин, на всех наших встречах, всегда подчеркнуто вежлив и очень откровенен. Наши встречи всегда носят деловой характер. Он никогда не заставлял меня ждать по два часа, как это он любит делать в случаях с некоторыми другими лидерами». Обама утверждает, что Путин полагает, что его отношения с Америкой имеют большее значение, чем считают сами американцы. «Он постоянно выражает заинтересованность в том, чтобы считаться нашим партнером, работающим вместе с нами, потому что он далеко не глупый человек. Он понимает, что доминирующая позиция России в мире значительно ослабла». Теория Обамы здесь крайне проста: Украина находится в эпицентре внимания России и слишком далеко от американской сферы интересов, поэтому Россия всегда сможет  держать ситуацию в ней под напряжением.

Сразу после отказа Обамы Хиллари Клинтон заметила в частной беседе: «Если ты произнес, что ты намерен нанести удар, ты должен нанести удар. Другого выхода нет».

Ниже приводится описание реакции принца Турки при попытке отстоять позицию саудовского королевства:

«В понедельник руководитель разведывательной службы Саудовской Аравии сообщил о том, что президент Обама не в состоянии оценить все усилия нашего королевства по стабилизации Ближнего Востока, в борьбе с терроризмом и для поддержки американских приоритетов», - в ответ на заявление американского президента о том, что ближневосточные правительства являются «любителями поживиться» за счет американских инициатив. «Вы обвиняете нас в разжигании религиозной розни  в Йемене, Сирии и Ираке, - написал в открытом письме, опубликованном в понедельник а англоязычном издании Arab News, саудовский принц и бывший посол в США и в Великобритании Турки аль-Фейсал. – Вы нанесли нам дополнительное унизительное оскорбление, предложив жить в мире с Ираном – страной, которую вы сами назвали рассадником терроризма». Письмо аль-Фейсала стало ответом на комментарии Обамы в его неоднозначном интервью для The Atlantic, в котором Обама называл саудитов и других союзников «любителями поживиться за чужой счет», подталкивающими США к активным действиям, при этом практически ничего не делая со своей стороны. Обама долгое время был холодно настроен по отношению к саудитам и прочим арабским союзникам в отличие от его предшественников, но его откровенное желание подвергнуть их публичной критике ошеломило многих во внешнеполитических кругах Вашингтона.

Перечисленные в статье экстремистские организации признаны террористическими, их деятельность запрещена на территории РФ.

Уебстер Дж.Тарпли.


Источник: voltairenet.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!