Присоединяйтесь к нашим группам

Позиция The Guardian в отношении «панамских бумаг»: подпольные богачи и общественное негодование

Позиция The Guardian в отношении «панамских бумаг»: подпольные богачи и общественное негодование
Недовольство финансовыми элитами может накапливаться годами. Однако самый грандиозный в современной истории «слив» информации переключил всеобщее внимание на политиков. Решительное пресечение попыток уклонения от уплаты налогов – единственный путь к восстановлению доверия.
05 04 2016
21:26

Тысячи компаний, миллионы документов и терабайты данных. Расползающийся шлейф секретных махинаций, окутавший Рейкьявик и Киев и достигший Багдада и Исламабада. Журналистам из 80 стран понадобилось несколько месяцев, чтобы извлечь на свет Божий все убийственные факты из рекордного объема «панамских бумаг». Каждая из этих ни с чем не сравнимых раскрытых историй уникальна сама по себе. Но на свободу из хранилищ оффшорной юридической компании Mossack Fonseca вырвалась еще одна потрясающая истина. Истина о том, что обычные правила не писаны для мировых элит.  В новом позолоченном веке, налоги (в очередной раз) оказались обязательными только для простых смертных.

Подобное впечатление имеет пагубные последствия в любое время, но оно может стать особо опасным в реалиях политики сегодняшнего дня. Ответ на финансовый кризис обычно являлся величиной неизменной: постоянное требование от обыкновенных граждан жертв во имя экономии и бережливости.  Однако понимание того, что в первую очередь пошло не так, постоянно менялось. Поначалу понимания не было вообще: неблагоприятные новостные репортажи о кредитном дефолте предполагали, что не так пошло только какое-то чародейство. Однако медленно, но уверенно мир узнавал о том, что банки, которые являлись локомотивом мировой экономики, тоже были не прочь заняться обыкновенным надувательством: мошеннические ставки, обдираловка клиентов и отмывание денег от поставок мексиканских наркотиков. Благодаря утечке информации по заключению «сладких» корпоративных сделок в Люксембурге и файлам HSBC, приводящим факты о швейцарских банковских ячейках, забитых пачками наличной валюты, мир узнал еще больше о масштабах уклонения от уплаты налогов, к которому прибегает частный капитал, не желающий пополнять опустошенную народную казну.

Свидетельства, фигурирующие в «панамских бумагах» в отношении тайных подставных и фиктивных компаний, вопиющи на обоих фронтах: как уклонения от уплаты налогов, так и надувательства и мошенничества. Махинации Mossack Fonseca с золотом после знаменитого ограбления 1983 года Бринкс-Мат являются кричащим (пусть даже косвенным) показателем связи между плутократической индустрией сомнительных услуг  и откровенной  уголовщиной. Поистине драматическое изменение, подтвержденное в бумагах, касается сдвигов в типе задействованных скрытых интересов. Речь больше не идет о безликих корпорациях и финансистах - теперь в игру вступили известные политики и их окружение, иногда те самые политики, которые призывали нас потуже затянуть пояса.

Искушение поддаться на то, что все имена, обнаруженные в бумагах, равнозначны и одинаково прогнили до основания, весьма велик. Но в то же время присутствует и соблазн противостоять ему: каждый случай должен быть подвергнут индивидуальному рассмотрению. Дэвид Кэмерон, чей отец владеет инвестиционным фондом Blairmore, прибегающий ко всем видам оффшорных изощрений, дабы не платить ни пенни в виде налогов по британскому законодательству, - это не Владимир Путин, чьи сподвижники фигурируют в документах как владельцы огромных состояний, полученных ими с помощью уверток финансового инжиниринга при явной поддержке государства. Подтверждение коррупции, разъевшей Кремль, имеет разрушительный характер, в то время как господин Кэмерон может оправдаться тем, что сын не ответственен за деяния отца - особенно после того, как Кэмерон-младший предпринял некоторые шаги (например, запретил «акции на предъявителя», которые издавна полюбились фонду Кэмерона-старшего) для защиты общественных интересов.

Тем не менее, махинации Blairmore помогли премьер-министру оплатить обучение в престижной школе и значительно пополнили кубышку его наследства, и «номеру десять» следует понимать, что это не снимает вопроса о том, следует ли считать фамильное достояние Кэмеронов, обращающееся в фонде, исключительно «частным делом».  Общественный интерес может быть игнорирован с помощью целого ряда инструментов, самым вопиющим из которых является бессовестное разграбление национальных природных ресурсов. Политика также может быть извращена тогда, когда политики (сознательно или бессознательно) скатываются до уклонения из-за своей инстинктивной солидарности со своими родными и близкими, которые извлекают пользу из их высокого положения. Другой возможностью и (как показывают «панамские бумаги») серьезным поводом для беспокойства в случае с политиками-консерваторами может служить пересечение партийных доноров и офшорных инвесторов.

Даже если в дело не замешан определенный интерес, общий подход все равно может быть скомпрометирован. В экономике страны, подобной Великобритании, в которой сфера финансовых услуг является одной из немногих вещей, на которые мы можем положиться во внешней торговле, ни одно из правительств (в любом составе) не может позволить себе быть настолько бесцеремонным, чтобы выводить из страны международных инвесторов. Но стоит ли проявлять подобное  малодушие, которое власти демонстрируют  по отношению к лондонскому Сити (по крайней мере, с 1979 года) – это другой вопрос. Безусловно, рабочие сталелитейной отрасли, смотрящие в будущее со страхом, имеют право выражать оправданную озабоченность, традиционно относящуюся к данной конкретной отрасли промышленности. Начиная с критериев Гордона Брауна в принятии решения о евро и до недавних «реформ» Кэмерона в отношениях с Евросоюзом, интересы Сити всегда приравнивались к интересам всей нации.

Скорее всего, люди скептически отнесутся к тому, как элиты отреагируют на подобные разоблачения. Правительство Великобритании наверняка прибегнет к впечатляющей риторике в отношении того, как предотвратить уклонение в действительности. Декларации решимости теперь должны подкрепиться ресурсами, в отличие от недавней кампании Нормандских островов, которую Министерство доходов свернуло по причине нехватки ресурсов. Обещание премьер-министра Кэмерона в 2013 году об открытости и прозрачности теперь должно распространиться и на британские «налоговые гавани», даже с учетом болезненности отказа от подобного статуса зависимости. Реестр  собственников с конечными правами – это хорошая идея, но она должна сработать в паре с эффективным проверочным механизмом, который на данный момент отсутствует.

Проявление пристального внимания к оффшорной экономике само по себе неплохо, но недостаточно, поэтому неизбежно и крайне важно заняться разработкой международной структуры мониторинга. Сотрудничество вызовет ряд трудностей. Но, как продемонстрировали Süddeutsche Zeitung, немецкая газета, поделившаяся огромными массивами информации, с которыми не смогла справиться в одиночку, и Международный консорциум журналистских расследований, который объединил на глобальном уровне всех активистов, общее благо может стать мощным катализатором для плодотворной совместной работы.

 


Источник: theguardian.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!