Присоединяйтесь к нашим группам

Диалог с Россией — или разговор глухих?

Диалог с Россией - или разговор глухих?
Могут ли недавние действия России помешать ее стратегическому партнерству с США? Если ответить одним словом, то — «да».
07 04 2016
20:03

Стивен Бланк, старший научный сотрудник по вопросам России в Американском совете по внешней политике.

В конце прошлой недели WashingtonPost в своей редакционной колонке задался важным вопросом, рассуждая о природе власти Владимира Путина в России: могут ли его действия в качестве президента страны повлиять на возможность стратегического партнерства с Соединенными Штатами? Размышляя о международной политике, нам следует вспомнить предостережение Самуэля Джонсона для Джеймса Боусвелла; «очистите свой разум от лицемерия». Мы не можем и не должны  отказываться от трезвых суждений, опирающихся на неоспоримые факты.

Возьмем, к примеру, призывы различных ученых мужей (и псевдоученых мужей) о возобновлении сотрудничества и диалога с Россией, причем немедленно и без всяких предварительных условий. Эти всезнайки утверждают, что агрессия России в Украине не отражается на жизненно важных интересах Америки и что Россия самоотверженно борется с терроризмом в Сирии. Таким образом, имеется принципиальная основа для ведения диалога и сотрудничества – правда, при условии, что мы примем интересы России во внимание (не случайно российские официальные лица, вроде министра иностранных дел Сергея Лаврова, и российские политологи тоже бесконечно и неустанно повторяют как мантру те же самые слова).

Совершенно очевидно, что никто не отрицает того факта, что внушающая страх общая ответственность Москвы и Вашингтона за выстраивание своих отношений для предотвращения кризисов и ядерной войны не утратила своей важности в наши дни и после окончания «холодной войны». Но для того, чтобы диалог Запада и Востока имел ценность, он должен руководствоваться фактами, а также действительно общими интересами и ожиданиями. Настоящий диалог Запада и Востока (не говоря уже о сотрудничестве) не может быть диалогом ради диалога.  

Следовательно, мы должны спросить себя: на какой основе должен строиться этот диалог и сотрудничество? При этом нам придется вспомнить хронику событий, которая выглядит довольно обескураживающе. Российская политика полностью соответствует замечанию Солженицына о том, что «насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием».

Теоретически ни один российский аналитик ни со стороны официальных властей, ни со стороны российского ученого сообщества, не признает, что Россия предприняла агрессию против Украины и продолжает ее развивать. При всех изобретательных увертках с их стороны, уже вполне понятно, что ни российское правительство, ни российская «политократия» не примирятся с существованием суверенной и независимой Украины на любой территории – разве что только ради целесообразности.

Эта позиция выходит далеко за рамки ревизионизма, который, как мы знаем, сегодня «правит бал» в Кремле: Москва не только словом и делом пытается пересмотреть европейское устройство после 1991 года, российские власти, кроме того, демонстрируют, что Москва в высшей степени пренебрежительно относится к суверенитету и территориальной целостности всех своих соседей в Европе и Средней Азии. Если даже Украина, с которой Россия торжественно подписала ряд двухсторонних соглашений, гарантирующих украинской державе безопасность, территориальную неприкосновенность и суверенитет, не воспринимается российской стороной как независимое государство, то что говорить об остальных странах, возникших в своих границах после 1991 года? Москва вряд ли будет считать их суверенными государствами, чья территориальная целостность нерушима. Открытые призывы Путина к воссозданию государств на основе русского языка, или на основе некоего воображаемого русского этноса, или же на основе исторических связей с Россией, вряд ли вызовут доверие к России в плане ее приверженности к договорам и соглашениям, на которых стоит ее подпись. Не способствуют воодушевлению и склонность Путина к раздуванию конфликтов на периферии своей страны с тем, чтобы затем «заморозить» их на неопределенное время таким образом, чтобы всегда иметь возможность в любой момент больно уколоть соседей. (Хотя дестабилизация ситуации в слабых странах у своих границ всегда являлась «модус операнди» России на протяжении нескольких веков, поэтому не стоит удивляться тому, что Путин ввел проверенную тактику в арсенал своей генеральной стратегии).

Когда российские элиты заводят разговор об уважении  интересов России, они имеют в виду возвращение к биполярному миру времен «холодной войны» в Европе и Евразии, когда  Вашингтон (по их мнению) вновь будет контролировать только Западную Европу, а Россия получит возможность вернуть себе контроль над Восточной Европой и бывшими республиками Советского Союза. Различные российские послы, Лавров и Путин неоднократно подчеркивали своими высказываниями и действиями пренебрежительное отношение к суверенитету и неприкосновенности границ своих соседей. Путин признал, что вторжение в Грузию в 2008 году было согласовано с сепаратистами еще в 2006 году, и имеются свидетельства из открытых источников в отношении того, что подобные операции против Молдовы и Украины были запланированы приблизительно в то же время.

Москва также проявляет  свое неуважение к установившемуся международному порядку и уверенность в том, что вокруг нее одни враги. Россия открыто субсидирует политические партии по всей Европе, выступающие против своих действующих правительств (так же, как это в свое время делал Советский Союз). Она поддерживает тайные связи с организованной преступностью за рубежом, подвергая риску коррупции и дискредитируя правительства, бизнес, средства массовой информации и европейские политические институты от Испании до Балкан. Она даже совершает политические убийства на территории Великобритании, Австрии и Катара (если не повсеместно). Стоит только изучить стратегию национальной безопасности и оборонную доктрину России для того, чтобы убедиться, что политика безопасности России открыто берет за отправную точку проявление враждебного отношения к любому потенциальному партнеру. Предположительно подобная враждебность объясняет угрозы применения обычного или ядерного оружия, повторяемые по всей Европе и СНГ, а также неоднократное применение энергетического шантажа в нарушение действующего контрактного права между продавцом и покупателями энергоносителей.

Принимая все вышеупомянутые факты во внимание, вполне очевидно, что Россия намерена проводить захватническую имперскую политику, и она будет носить постоянный характер военной угрозы, поскольку ни одно из государств, окружающих Россию, добровольно не откажется от своей независимости или территории.

В то же время поддержание мира и безопасности в Европе, сформировавшегося на основе реалий периода после окончания «холодной войны» (1989-1991 гг.), остается одним из жизненно важных приоритетов США. Агрессивные действия России бросают открытый вызов этому самому порядку. Жизненно важным интересом США является не то, какая партия находится у власти в Киеве, а то, что территориальная целостность и независимость Украины (которую США вместе с Россией и Великобританией гарантировали своими подписями под Будапештским меморандумом) должны уважаться.

Несмотря на галантное уклонение президента Обамы от обязанностей по поддержанию концепции надежности США, эта концепция не потеряла своей силы. Если США начнут уклоняться от своих обязательство по безопасности в Европе, страны от Польши до Японии начнут сомневаться в надежности Америки и в наших намерениях не отступать от них. Многие из наших союзников предпочтут уйти и заключить двухсторонние союзы с различными местными влиятельными государствами, или же будут следовать собственному независимому курсу в деле защиты своих национальных интересов. Даже собственный Комитет национальной разведки Обамы понял еще в 2012 году, что это не станет рецептом всеобщего мира и благоденствия.

«Возможное самоустранение США или проявление недостаточного внимания приведет к возрастанию межгосударственных конфликтов, - указывалось в докладной записке совета. – Снижающаяся способность выступать в качестве глобального арбитра  по обеспечению безопасности станет ключевым фактором для распространения нестабильности».

Сегодня мы видим тот же самый «модус операнди» в действии в Сирии. Объявив о частичном выводе российской воинской группировки, Путин дал понять Башару Асаду, что Россия не намерена проводить кампанию по восстановлению его абсолютной власти над всей территорией Сирии. В то же время Кремлю удалось сохранить в операционном состоянии две свои действующие базы (военно-морскую и военно-воздушную) и разместить на них свое самые современные военно-воздушные, противовоздушные и военно-морские системы вооружения, тем самым создав зону  повышенной боеготовности в восточном Средиземноморье, с успехом расположившись на фланге НАТО на расстоянии вытянутой руки. Даже тогда, когда войска выводятся из Сирии, Россия продолжает проводить работы по модернизации и расширению своих военных баз.

Тем временем, Россия заключила несколько союзов с региональными игроками, не рассчитывая на одного Асада, с тем, чтобы играть значительную роль в Леванте еще многие годы. Наиболее впечатляющим из них является расцветающая пышным цветом дружба России с сирийскими курдами в лице Партии «Демократический Союз», организации, которая совсем недавно  отправила в Москву миссию по особым поручениям. Партия «Демократический Союз» является детищем Советского Союза и использовалась в годы «холодной войны» для передачи средств из дружественной Сирии для ультрамарксистской Рабочей партии Курдистана, проводившей операции на территории члена НАТО Турции. Кажется, по-французски это звучит как  Plus çachange. После того, как Турция сбила российский военный бомбардировщик в прошлом году, Владимир Путин посчитал оскорбительным для себя забыть это и простить. Раздувание конфликта между турками и курдами вполне соответствовало его интересам. А Партия «Демократический союз» по-прежнему имеет двойное назначение, продолжая ослаблять Сирию и делая ее уязвимой и зависимой от возрастающего российского влияния.  Как только Россия объявила о выводе своих войск, ПДС тут же заявила о создании федеративного курдского государства на сирийских территориях, находящихся под курдским контролем.

В Сирии мы можем наблюдать те же задачи и ту же тактику, что и в Европе: фрагментация государства с помощью тайных и гибридных войн с целью их дестабилизации и принуждение Вашингтона к восприятию Москвы как равного игрока в этом регионе. Нельзя не повториться: ни в Европе, ни в Сирии Россия не заинтересована в восстановлении стабильности или сохранении «статуса кво». Как выразился год назад Роберт Легволд, один из четырех самых влиятельных аналитиков по внешней политике России: «Россия хочет получить статус, а не обязательства». А на Ближнем Востоке известный писатель Найал Фергюсон также точно подметил: «Россия благодаря огромным запасам энергоносителей является единственной державой, которой ни к чему стабильность на Ближнем Востоке».

Контроль над вооружениями является еще одним основным кластером для углубленного сотрудничества России и Америки. Здесь хронология не менее безутешна. Россия в одностороннем порядке вышла из европейского договора по обычным вооружениям, отозвала свою подпись под Стамбульской декларацией Совещания ОБСЕ в 1999 году для свободы действий в Молдове и Грузии и открыто нарушила договор  о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Словами и действиями, проводя нескончаемые военные учения и наращивая поставки оружия, Россия дает всем понять, что применение ядерного оружия в ходе военных действия вполне вписывается в ее стратегию.

В таком же диссонансе находятся отношения США и России к терроризму. Предыдущее сотрудничество развивалось, в основном, на бумаге, чем на деле, чему служит подтверждением случай с братьями Царнаевыми, когда Россия отказалась оказывать содействие американским следователям. Боле того, отношение России к терроризму носит сомнительный и двусмысленный характер, кардинально меняясь в зависимости от насущных потребностей власти.  Пророссийские провокаторы установили несколько бомб в Одессе и Харькове. Российский аппарат госбезопасности на Северном Кавказе регулярно «зачищает» регион в рамках своей программы, по сути, раздувающей пламя джихада. Россия вооружает «Хезболла» и, как стало совсем недавно известно, она поставляла оружие и информацию «Талибану» еще с 2013 года.  И, наконец, многие западные эксперты утверждают о том, что Москва сконцентрировала свои воздушные бомбардировки на позициях проамериканских сил, вместо того, чтобы бомбить Исламское государство, при этом вспомним, какой фурор произвел Путин своей пламенной речью перед ООН о создании общего фронта борьбы с терроризмом (впрочем, шумихой сопровождается его любое грандиозное выступление).

Конечно, на публике Россия призывает к диалогу и сотрудничеству – диалогу и сотрудничеству по проблемам, которые она сама, собственно говоря, и создала.  «Только попросите – мы поможем» - говорят в Кремле. Но горькая правда заключается в том, что руку нам на самом деле не протягивают. Фальшивые обещания о совместной борьбе с терроризмом (в качестве одного из примеров) используются как рычаг для подрыва единства Европы в вопросе санкций против России из-за несоблюдения вторых Минских соглашений по Украине – еще одно соглашение, которое Москва нарушила, не успели чернила просохнуть на бумаге. У этой власти нет «модус вивьенди». Насквозь мафиозное государство, оно признает единственной логикой во внешней политике шантаж и вымогательство. Уступи ему немного сегодня – и назавтра требования возрастут.

То, что нам требуется сделать сегодня во взаимодействии с Россией – это, как выражаются дипломаты, «провести обмен мнениями». Россия продолжает вести двойную игру с целью получить желаемое – и она потребует еще больше, когда ее сегодняшние аппетиты будут удовлетворены.  Бремя доводов в пользу более тесного сотрудничества с Россией пусть ляжет на плечи ее адвокатов, выступающих за сближение: каким образом принятие условий и требований России сформирует прочное основание для установления законного порядка в Европе, на Ближнем Востоке и за их пределами? К сожалению, оперируя фактами, трудно поверить в то, что этим людям удастся доказать обратное.


Источник: the-american-interest.com





NEOPresse
Тысячи афганцев на северо-западе Афганистана во второй раз вышли на улицы в знак протеста против убийства четырех человек в этом месяце, которые стали жертвами ночного рейда сил НАТО.
17:23 | 12.01.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!