Присоединяйтесь к нашим группам

Диктатор Ватикана

Диктатор Ватикана
«Народный Папа» не стремится сделать католическую церковь открытой для всех. Он неустанно трудится над тем, чтобы сделать ее либеральной.
11 04 2016
18:33

Стив Скожец, учредитель католического онлайн-журнала  OnePeterFive.com

Вряд в мире найдется человек, не слышавший об этой приветливой, открытой, подозрительно скромной личности, которую представляет собой папа Франциск. Однако его стиль управления более чем далек от тщательно отработанного и воплощенного публичного образа. Воспитанный в Аргентине во времена Перона, он управляет Римской Католической церковью с характерной страстностью и дисциплинированной приверженностью своему делу - как и требуется от истинного идеолога. И тому прекрасный пример – вышедшее в пятницу постсинодальное папское увещевание о семье и браке: 260-страничный (60 тысяч слов) труд папы Франциска AmorisLaetitia(Радость любви).

Образ «народного папы» Франциска всегда не вязался с его автократическим темпераментом и хладнокровием, с каким он привык достигать своих целей (не говоря уже о  привлечении на свою сторону союзников). В своем описании понтифика (в миру известного как Хорхе Марио Бергольо), Роберт Дрейпер писал:

«Франциск полностью осознает то, что любое его действие и любой звук из его уст получит символическое истолкование. Подобное благоразумие полностью свойственно Хорхе Бергольо, каким помнят его аргентинские друзья, саркастически воспринимающие утверждения о его простодушии. Они характеризуют его как «шахматного игрока», того, чей день всегда «идеально спланирован», в котором «каждый шаг предварительно обдуман и просчитан». Сам Бергольо несколько лет назад признавался журналистам Франческе Амброгетти и Серхио Рубин, что он редко поддается импульсам, поскольку «моя первая реакция, как правило, ошибочна».

Роберт Микенс, главный редактор католического онлайн-журнала GlobalPulse, характеризует Франциска как «искушенного тактика», который сумел «перехитрить и обойти с флангов различных людей и группы, пытавшихся оказывать противодействие многим инициативам с его стороны».

Подобное хладнокровие и расчетливая решимость явно прослеживались на всем пути подготовки к выходу в свет AmorisLaetitia. Никогда прежде на моем веку католики не ожидали с таким нетерпением (или с такой опаской) папского документа, чем это послесловие к епископскому собору, состоявшемуся в октябре 2014 года. Организационно предпосылки для создания документа следует отнести на более ранний период – по крайней мерее к консисторию (или встрече кардиналов) в феврале 2014 года, на которой восьмидесятилетний кардинал Вальтер Каспер, бывший епископ Роттенбуржский и Штутгартский, удостоился личной просьбы от Франциска о составлении программной основы. Именно тогда Каспер (некогда блестящий ум в области теологических противоречий, ныне увядающий в забвении прошлых заслуг) обрел новую жизнь, внезапно вдохновленную в его церковную карьеру, после того как он был одарен похвалой не-ортодоксального нового папы за свою «ясную теологию».

Внешне простой, дружелюбный Франциск всегда предпочитал использовать свою власть в качестве молотка, которым он бил по наковальне своих целей.

В основе этой теологии лежит новая концепция милосердия на основе покаяния. Неискренне отдав должное многовековой доктрине церкви о несторжимости брака, Каспер предложил поиск новых путей для воссоединения церкви с разведенными людьми, вновь заключившими брак, на основе идеи о периоде покаяния, достаточном для повторного приобщения к таинствам. Подобное «Предложение Каспера» (как оно повсеместно известно) не являлось новостью для его родной Германии, где он активно проповедовал свои принципы и претворял их в жизнь на протяжении многих лет, но в свете одобрения из Рима оно незамедлительно стало поводом для осуждения со стороны ортодоксальных католиков. Оно предоставляло возможность для институционального оправдания супружеской измены и давало шанс людям, глубоко погрязшим во грехе, вновь присоединиться к Святой церкви – шаг, прежде считавшийся святотатством. Тем не менее, оно стало тем камнем преткновения, вокруг которого развернулись дискуссии на внеочередном и очередном синодах по браку и семье, состоявшимися в октябре 2014 и 2015 годов соответственно.

Со своей стороны Каспер (располагая таким сильным аргументом как папское благословение) продолжал пропагандировать свои взгляды, находясь в мировом турне по раскрутке своей книги «Милосердие: Суть Евангелия и Ключ к христианской жизни». Франциск, который ранее в начале своего папства характеризовал Каспера как «блестящего теолога», высказался о его книге как «принесшей мне столько пользы, столько добра». По мере того, как давление со стороны наиболее консервативных кругов церкви возрастало, кардинал обратился к призывом к церковным властям: «Я согласен с папой. Я дважды говорил с ним. Он выразил свое согласие с этим предложением. Теперь ему ставят палки в колеса. Кардинал должен быть близок к папе, должен быть на его стороне. Кардиналы – это помощники папы».

В связи с тем, что из Ватикана не последовало никаких разъяснений, заявление Каспера в глазах многих верующих предстало как свидетельство безоговорочной поддержки Франциском позиции кардинала. И по мере того как возрастало число неортодоксальных прелатов, лично приглашенных Франциском для участия в синодах, точно так же росло подозрение в том, что папа допускает возможность немыслимого: благословить перемены в католической практике, которые безвозвратно разрушат доктрину, так старательно оберегаемую  от любых изменений.

Многочисленные примеры подтверждают, что внешне простой, дружелюбный Франциск (который так любит называть себя всего лишь «епископом Рима» и который всячески выражает приверженность к коллегиальности со своими братьями-епископами) всегда предпочитал использовать свою власть в качестве молотка, которым он бил по наковальне своих целей. Его жесткие и неоднократные упреки в адрес римской курии, являющейся центральным органом власти церкви, в своем рождественском обращении 2014 года заставили не на шутку переполошиться «князей церкви». Его решение об отставке неуступчивого ортодоксального кардинала Раймонда Бурке с поста главы ApostolicSignatura (верховного трибунала апостольской сигнатуры) и с должности в курии многие расценили как действия в отместку публичному осуждению со стороны Бурке различных нововведений, призванных изменить процессуальный кодекс синода (такие как возвращение в лоно церкви разведенных и вступивших повторно в брак прихожан).  Его самовольное опубликование двух писем за собственной подписью в отношении реформ в процессе расторжения брака вызвало священный ужас среди каноников и членов епархиальных брачных трибуналов и породило недовольные кривотолки со стороны членов римских дикастерий, с которыми не посоветовались при составлении таких важных с юридической точки зрения документов. В прошлом году появились слухи о том, что был составлен заговор с целью заставить папу Бенедикта XVI сложить полномочия и избрать на его должность тогдашнего кардинала Бергольо, причем слухи эти распустил никто иной как кардинал Годфрид Дэннилз, загнанный в угол бывший архиепископ Брюссельский, считавшийся ближайшим сподвижником Франциска, несмотря на его послужной список носителя еретических идей и защитника священнослужителей, совершивших сексуальные злоупотребления.

Для тех, кто пристально следит за развитием событий в церкви (в отличие от широких масс), беспощадность Франциска не является секретом. Подобная черта характера папы из Аргентины уже нажила ему немало врагов. В открытом письме Франциску от бывшего высокопоставленного члена римской курии, опубликованном в декабре прошлого года (автор пожелал остаться неизвестным из-за опасений преследований), папа обвинялся  в «авторитаризме, которого не одобрил бы даже сам основатель Вашего Ордена Иезуитов святой Игнатий». Автор описывает последствия проявления подобного авторитаризма как воцарение «атмосферы страха» в Ватикане. Уже несколько месяцев по Риму ходят слухи о том, что Святой отец угрожал 13 кардиналам, осмелившимся изложить свое видение в отношении синода – слухи, которые никто из источников, располагающих информацией, не отваживается подтвердить. Франческа Чаоуки, итальянская служащая по связям с общественностью, обвиняемая в передаче конфиденциальной информации, касающейся нынешнего руководства Ватикана, зашла настолько далеко в рассказе о списке лиц, являющихся недругами папы, что сказала: «очень многие люди в Ватикане желают смерти Франциска».

Обнародовав в пятницу  свое новое обширное папское увещевание, Франциск в очередной раз доказал, что он человек достаточно умный и сообразительный для того, чтобы получить желаемое вопреки всем препятствиям на своем пути. Размер документа не позволяет пока провести его подробный анализ, однако прогрессивные католики уже с восторгом отмечают его инновационный подход, а теологи уже стенают по поводу несомненного ущерба, который будет причинен уже рушащемуся институту брака и своду церковных нравоучений в отношении сексуального поведения. Являясь настольной книгой Ватикана с начала 1960-х годов, документ составлен в тщательно подобранных выражениях и с учетом всех нюансов, с неоднозначностью, воздвигающей преграду на пути любого проявления «ереси». В то же время эти широко открытые семантические ворота предполагают возможности для проявления субъективной «проницательности» со стороны тех, кто уже долгое время надеется увидеть, как церковь начнет «идти в ногу со временем», выходя за архаичные рамки собственных поучений.

По словам Франциска, изложенным в тексте увещевания, он советует нам «вспомнить о том, что подобная проницательность носит динамический характер; она должна оставаться открытой для всех новых стадий развития и всех новых решений, позволяющих воплотить идеальное в реальность». Как и многое другое во времена этого папства, подобное утверждение может толковаться  как угодно – в зависимости от цели, стоящей перед толкователем. Истина же по-прежнему сокрыта слишком глубоко.


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!