Присоединяйтесь к нашим группам

Guardian: Почему мигранты убегают из Москвы?

Guardian:  Почему мигранты убегают из Москвы?
Возможно, это настоящее чудо, что — учитывая низкие зарплаты, сложности с получением лицензий и откровенно расистский подход при решении жилищного вопроса — миллионы киргизов, узбеков и таджиков, которые приводят в движение мощную экономику Москвы, вообще остаются здесь.
10 06 2015
00:40

На протяжении 12 лет Акбар работает по 12 часов в сутки, заполняя полки супермаркета, расположенного в подвальном помещении в центре Москвы. Повар из маленького города в Узбекистане большую часть года жил в Москве, а на новогодние праздники проведывал свою жену и пятерых детей. Но в этом году дела с деньгами обстоят настолько плохо, что он планирует вернуться в Узбекистан навсегда, как только в августе истечет срок рабочей лицензии.

«Я буду работать, пока не закончится ее срок, затем поеду домой. Чем здесь заниматься? - говорил Акбар, перекладывая пакеты с соком со стремянки на полку. - Я найду работу дома. Что еще я могу сделать?»

Его брат, который тоже работает в Москве, также планирует уехать отсюда, когда в декабре закончится срок лицензии.

Акбар, который отказался назвать свою фамилию, - один из многих рабочих-мигрантов, которые приводят в движение мощную экономику Москвы. Они заполняют строительные площадки, убирают снег и сидят за рулем многочисленных «цыганских такси», которые по ночами развозят москвичей по домам. В городе официально зарегистрированы более миллиона таких рабочих, в большинстве своем выходцев из стран бывшего СССР. Их реальное количество, видимо, значительно выше. В таких странах, как Таджикистан, который выступает основным источником рабсилы для Москвы, ВНП более, чем наполовину состоит из денежных переводов мигрантов, которые трудятся в России.

Жизнь мигранта тяжела. Зарплаты низкие, рабочие сталкиваются с дискриминацией и слабо интегрированы в российское общество. Но недавно дела пошли еще хуже, чем прежде. Рубль резко обвалился, а учитывая падение цен на нефть и западные санкции, Всемирный банк предсказывает, что в этом году Россию ожидает рецессия. 

Рабочие укладывают покрытие на Красной площади, рядом с Храмом Василия Блаженного. Многие из них - мигранты. 

Вдобавок новые жесткие правила для трудовых мигрантов урезают их и без того скудный заработок. Из-за этого таким рабочим, как Акбар, приходится пересмотреть свое будущее. «Все уезжают. Заработки маленькие, во многих местах уменьшают зарплаты. В других местах сокращаются объемы работы», - сказал Акбар.

В прошлом году наблюдался массовый исход десятков тысяч немецких, американских и британских граждан. Также значительно уменьшилось количество граждан Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана, традиционных источников дешевой рабочей силы для России, - хотя их отъезд частично компенсировался наплывом жителей Беларуси, Армении, Казахстана и Киргизии (страны, которые присоединились к возглавляемому Россией Евразийскому экономическому союзу, созданному в этом году), а также 858000 украинцев, которые бежали из зоны конфликта.

И все же отчеты указывают на тенденцию к снижению количества трудовых мигрантов. Глава Федеральной миграционной службы заявил, что в первой половине января на территорию России въехало на 70% меньше мигрантов, чем за тот же период годом ранее. Сотрудник Таджикской железной дороги Юзуф Салимов рассказал, что в пик сезона в былые годы некоторые поезда перевозили по 900 человек из Душанбе в Москву. В этом году количество пассажиров снизилось до 100-150 человек.

То ли играя на анти-мигрантских настроениях, то ли просто воздавая должное лучшему регулированию, власти Москвы поприветствовали эти перемены. «Последние данные показали, что мигранты уезжают из Москвы, - заявил мэр Сергей Собянин на открытии нового унифицированного миграционного центра в феврале. - Возможно, корни этого процесса лежат в экономической ситуации, но в основном это происходит из-за финансового регулирования».

Собянин ссылался на жесткие новые правила, касающиеся работы в России. Граждане бывших Советских республик (кроме стран Балтии, Грузии и Таджикистана) могут въезжать в Россию без визы. Однако новая система, которая вступила в силу с 1 января, требует, чтобы у рабочих-мигрантов был «патент» или разрешение на работу. Чтобы получить его, рабочие должны пройти медицинское обследование на предмет выявления инфекционных заболеваний, получить медицинскую страховку и предоставить нотариальный перевод паспорта. Они также должны пройти экзамен на знание русского языка, культуры и истории.

Работодатели часто нанимают мигрантов нелегально, но новая система перекладывает основной груз ответственности, связанный с налогами, на рабочих. Чтобы разрешение на работу не закрыли, нужно платить ежемесячный взнос - который, на самом деле, представляет собой аванс на налог. В Москве взнос составляет 4000 рублей в месяц. 

Мигранты из Таджикистана расслабляются на крыше своего приюта после работы на местном рынке за пределами Москвы. 

Это существенная цифра для рабочего-мигранта, который получает от 20000 до 25000 рублей в месяц. Акбар зарабатывает всего 1000 рублей в день. 6000 рублей он платит за комнату в коммунальной квартире, которую делит с двумя родственниками, до 10000 уходит на еду, транспорт и другие нужды. После оплаты патента у него остается всего 10000 рублей (около $200), которые он отправляет домой своей семье - это всего лишь четверть той суммы, которую он посылал раньше.

Другие зарабатывают еще меньше. Олеся, уборщица из Молдовы, получает только 25000 рублей в месяц и работает незаконно, без лицензии.

«Как я могу получить лицензию? С моими доходами это невозможно. Мне бы пришлось месяц работать бесплатно», - сказала она, намекая на расходы, связанные со страховкой, оформлением документов и взносами. В случае поимки, ей грозит запрет на въезд в Россию сроком на пять лет.

Расходы на лицензию ухудшили и без того сложное положение рабочих-мигрантов, которые часто сталкиваются с дискриминацией и гонениями со стороны коррумпированных работодателей, чиновников и владельцев недвижимости. Быстрый просмотр объявлений о сдаче жилья в аренду в Москве покажет, что большинство предложений действительны только для россиян или людей «славянской внешности».

«Очень сложно получить разрешение на работу. [Мигрантов-рабочих] обманывают чиновники и посредники, из-за этого их постоянно штрафуют. Они боятся каждой встречи с полицейским, а работодатели настроены платить им гораздо меньше, чем местным, - и зачастую в конце не платят [вообще]», - сказал Александр Верховский, директор центра «Сова», который изучает вопросы национализма и ксенофобии.

Помимо той дискриминации, с которой они сталкиваются, иммигранты в Москве также принимают малую роль в местном обществе. «Особенно киргизские иммигранты, которые живут в «параллельном городе», они полностью опираются на своих соотечественников, когда им нужен совет или информация о каких-то услугах», – заявил Евгений Варшавер, директор Центра по изучению миграции и этнической принадлежности. Хотя «Киргизского города» как такового нет, в Москве есть, по крайней мере, 80 ресторанов, клиентами которых в основном являются киргизы, также существует около десятка киргизских больниц и много клубов киргизских боевых искусств.

Ключевой частью этой инфраструктуры является клиника Маяк, спрятанная на четвертом этаже в кирпичном здании на севере Москвы. В клинике, где низкие цены и нет страховки для клиентов, работают врачи, которые говорят на азиатских языках. Основной клиентурой Маяка являются люди из бывшего Советского Союза, особенно киргизы.

По словам заместителя директора Сальбека Абдигазеева, который родился и закончил медицинское образование в Кыргызстане, около 50–60 пациентов приходят в клинику каждый день. Во время интервью шесть человек ждали врача возле его офиса в хорошо избитом, но чистом коридоре, где на стене телевизор показывал дебаты на Первом канале об иммиграции.

«Все намного сложнее в других больницах. Они говорят по-русски. Здесь они могут объяснять все на киргизском», – сказал шеф-повар Эльдар Абдрахманов. Также он добавил, что оплата лечения в Маяке намного меньше, чем в других клиниках, так как отсутствует медицинская страховка.

Таджикские трудовые мигранты разгружают капусту на овощном рынке в Подмосковье

 

«Здесь наши люди – киргизские мусульмане», – сказал Канджхарбек Сартаев в сопровождении своего сына, невестки и двух внуков. «Здесь они к нам относятся лучше».

Абдигазеев признался, что «проблемы с интеграцией есть», но он надеется, что экзамены по русскому языку и истории, которые теперь нужно сдавать мигрантам, помогут им в этом. Это, конечно, проблема: около 70% киргизского населения в Москве в основном общается с другими киргизами, а половина из них сказала, что они общаются в основном с киргизами, которых они встретили в Москве, а не со знакомыми из дома, согласно информации Варшавера. Эти 35% являются уязвимой группой, которая изолирована и может «быть направлена в плохую или хорошую сторону», добавил он.

Варшавер и его коллеги организовывают программы, направленные на то, чтобы помочь иммигрантам и русским, живущим в одном районе, лучше узнать друг друга. Они проводят кулинарные курсы и игры «вопрос-ответ» в местных школах. Они планируют создать футбольную лигу для русских и иммигрантов, и обучают 25 общественных организаторов в Москве, чтобы продолжить процесс интеграции в своих районах. Опасность, однако, в том, что разрешение на пребывание станет последней каплей для многих «грустных и одиноких» людей.

Отток рабочих оказывает давление на экономику города Москвы. Сферы клининга, продаж товаров повседневного спроса и строительства особенно зависят от труда мигрантов в столице, по словам Никиты Мкртчяна из института демографии Высшей школы экономики в Москве. По мере старения населения, меньше людей будет работать, и мало кто из россиян хочет заниматься теми видами работ, которые делают мигранты.

«Сокращение трудовых ресурсов происходит и так. Если вы посмотрите на иммигрантов, которые занимаются строительством, найти замену быстро будет довольно трудно», – сказал Мкртчян. «Это происходит не только в Москве, но и в регионах. Россияне не хотят жить в таких сложных условиях, как мигранты из стран СНГ».

Ирина Родионова, менеджер клининговой компании, у которой подписаны контракты с рядом торговых центров, сказала, что 30%–40% трудовых потребностей компании не удовлетворяется, потому что большинство киргизов и узбеков уехало домой. В попытках найти больше рабочих в компании в последнее время подняли зарплату от 15000 до 20000 рублей в месяц для мужчин и от 12500 до 17500 рублей в месяц для женщин. «За меньшую зарплату, мы не смогли никого найти», – сказала она.

«Каждая отрасль сейчас нуждается в рабочих, кроме ресторанной индустрии, потому что они предлагают бесплатную еду», – сказала Анжела Филипенко из Профсоюза трудящихся мигрантов, которая впервые приехала в Москву в качестве трудового мигранта из Украины. «Несмотря на то, что работодатели, в конечном итоге, будут вынуждены поднять зарплату или оказывать помощь с документами, это не значит, что условия для рабочих будут улучшаться: многие просто будут пытаться выжать больше работы из меньшего количества работников», – сказала она.

Но, несмотря на то, что мигрантам в Москве стало намного сложнее, многие до сих пор не имеют иного выбора, кроме как остаться. Новые работники прибывают каждый день, много приезжает из Украины, где до сих пор длиться конфликт на востоке, проводятся рыночные реформы и огромный внешний долг, как отмечают специалисты, стоит ожидать сокращения ВВП в этом году на 5%–10%.

«Если бы Америка была рядом, [мигранты] бы просто уехали», – заявил Каримов. «Но по соседству находится Украина, Узбекистан, Таджикистан, где уровень жизни ниже, и нет рабочих мест. Некуда ехать», – говорит Владимир Анандиев, 24-летний парень из Кировограда, Украина, который работал со своим братом-близнецом Виталием в магазине строительных материалов на протяжении четырех лет, пока не сократили заработную плату и не уволили сотрудников в этом году. [В Украине] вы должны искать работу, и даже если вы найдете ее, заработная плата будет низкой. Здесь она тоже плохая, но не настолько». 


Источник: www.theguardian.com





The Sun
Фото: ALAMY Джон Керри и Борис Джонсон демонстрируют единство перед лицом угрозы Дональда Трампа выйти из НАТО. Избранный президент США пригрозил отказаться от альянса, потому что он не хочет тратить средства на оборону
08:18 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!