Присоединяйтесь к нашим группам

The Kernel: Павел Дуров: самый интересный человек в шпионских войнах

The Kernel: Павел Дуров: самый интересный человек в шпионских войнах
Павел Дуров знает, как держать бразды правления технологиями сверхдержавы.
12 06 2015
14:38

Дилан Лав, 7 июня 2015

 

В 26 лет предприниматель разработал социальную сеть в ответ на растущее мировое господство Facebook. В настоящее время в русскоязычном Интернете ВКонтакте Дурова более популярная сеть, чем Facebook. Дуров получил политическую известность, когда он отклонил просьбу Кремля закрыть страницы ВКонтакте, принадлежащие лидерам оппозиционных политических партий, посеяв семена напряженности, и в конечном итоге увидел вооруженных полицейских, стучащихся в его дверь в 2011 году. В то время как эта встреча закончилась без инцидентов (он просто отказался открыть дверь и дождался, когда  полицейские уйдут), его дни руководителя социальной сетью без вмешательства Кремля были сочтены.

 Все началось с шутки, но пошло не так. Дуров подал в отставку 1 апреля, в День Дурака, чтобы вернуться назад через пару дней. Но он был отстранен от своей должности генерального директора ВКонтакте в то время, когда это было политически выгодно для остального руководства. Он оказался в положении, когда 88 процентов его компании было под контролем сторонников Путина. Свежеиспеченный безработный, без политических союзников, он и его брат самостоятельно разорвал отношения с некоторыми разработчиками VK, чтобы построить новый большой бизнес. Он называется Telegram.

Telegram является приложением обмена сообщениями, которое братья Дуровы построили вместе для личного пользования ближе к окончанию работы Павла в качестве генерального директора ВК. Так как их мышление не совпадает с современной российской политикой, - они за свободу и прозрачность любой ценой, - братья хотели получить надежный и безопасный способ сохранять связь друг с другом по-настоящему приватной, вдали от любопытных глаз правительства. Брат Дурова, Николай, - замечательный опытный математик и разработчик, и мозги MTProto. Telegram - полностью оригинальный мессенджер. Теперь братья дарят его миру бесплатно.

 Приложение помещает идеи братьев на полный экран. Это приложение с открытым кодом, простое в использовании, но делает обмен сообщениями с использованием кодирования, в высшей мере безопасными. В настоящее время оно может похвастаться 62 млн. пользователей по всему миру, несмотря на то, что зародилось из небольшой насущной потребности.

 Так как работа в Telegram занимает полный рабочий день, Павел Дуров покинул Россию, по-видимому, навсегда. Он ездил по всему миру с 2014 года, заявляя, что его родная страна «в настоящее время не может конкурировать в интернет-бизнесе». (Когда я спросил его, где в настоящее время его дом, он просто сказал, что «в Париже нормально».) Бродя по миру, он находится в контакте с друзьями, семьей, и с командой Telegram. Как? – через Telegram.

 В своем нынешнем состоянии (и в ее предстоящей монетизации в будущем) компания - это «другой вид организации», говорит Дуров. Она в значительной степени склоняется к  некоммерческому направлению, где цель компании – построить паритетное предприятие с хорошо оплачиваемыми и счастливыми работниками. Это возможно в краткосрочной перспективе, поскольку Дуров финансирует всю компанию из личных средств, расходуя по 1 млн. долларов в месяц до того момента, когда деньги потекут к нему назад. Но даже если компания будет получать прибыль, Telegram останется «абсолютно» бесплатной для конечного пользователя – филантропическая идея: Граждане мира должны иметь возможность общаться в частном порядке.

 «Мы организовали Telegram как проект для личного пользования. У нас не было намерения сделать его открытым и глобальным».

 Дуров встретился с нами в Нью-Йоркском офисе Daily Dot. Он был одет в свой обычный абсолютно черный наряд, рассказал о специфики своего последнего предприятия и легендарных политических событиях.

 Это  интервью  было  отредактировано.

 Зачем нужен рынок приложений обмена сообщениями? Разве там не слишком тесно для тех, кто хочет серьезно работать?

 Мы начали проект Telegram как проект для личного пользования. У нас не было намерения сделать его открытым и глобальным. Мой брат и я пытались решить личную проблему безопасного общения. Было очевидно, что нам необходимо решение, потому что в декабре 2011 года мы оказались в очень сложной ситуации. Все эти страшные истории о вооруженных полицейских. Конечно, вы хотите уверенности,  что у вас есть безопасные средства коммуникации. [Власть может знать] ваше конкретное местоположение в любое время, в любую секунду. Если вы носите с собой вашу SIM-карту, они просто знают это в режиме реального времени. Это как «Найди мой iPhone», но для граждан - «Найди своего гражданина»

 Я слышал много историй о людях в [российской политической оппозиции], чью связь перехватывали, и они были поставлены в ситуацию, когда нужно принимать жесткие решения. Все их банковские счета, вся их деловая и частная жизнь, - все было доступно для властей. Я не хочу, чтобы это произошло со мной и моим братом.

 Что означают для вас откровения Эдварда Сноудена?

 Весной 2013 года, выяснилось, что АНБ шпионит за гражданами США, и появились новые статьи, которые продолжают издавать откровения Сноудена. К середине лета 2013 года, стало очевидно, что эта проблема глобального масштаба, характерная не только для России, которая страдает от слежки. Слежка  есть везде. Особенно в Европе, что стало большой проблемой, потому что американцы шпионили за ними.

 Это заставило нас задуматься над тем, чтобы сделать [Telegram] публичной. Мы объявили конкурс для разработчиков, чтобы построить версию Android, и мы открыли API, которые мы сами используем. Я думаю, что было два победителя: в начале у нас были две версии Android, конкурирующие между собой. Это было довольно весело.

 Классно, что Вы предложили Сноудену работу в ВКонтакте. Что-нибудь из этого получилось?

 Я знаю от своего адвоката, что он рассматривал предложение о работе с нами. Я думаю, что он должен был в конце концов отказаться из-за соображений безопасности. VК был слишком публичен – все знали, где находился офис, а он должен быть там. Или мне задавали бы вопросы, когда я посещал США, например, «Где Эдвард Сноуден?» Для VK это было бы огромным приобретением. Мы считаем, что Эдвард разделяет наши фундаментальные ценности, он того же возраста, и у него есть мужество, чтобы высказывать свою точку зрения. Очевидно, что если вы берете на борт технологическую знаменитость такого масштаба, люди это заметят.

 Каковы настоящие обстоятельства вашего ухода из VK?

 Я написал заявление об отставке в День Дурака. 3 апреля

 Я сообщил Совету, что это была шутка и взял свое заявление обратно, отменил его. Через несколько недель после этого, я рассказал кое-что о протестах в Украине, но им это не понравилось вообще; они были в ярости. Другие вещи, которые я делал  публично, не были приняты очень хорошо акционерами и правительством. Таким образом, они дали мне понять, что я на самом деле больше не генеральный директор компании, и сказали, «Вы написали письмо об отставке и забрали его обратно, но вы забрали его нелегально». Это было так странно, потому что я забрал его обратно точно так же, как и ушел в отставку. Я сделал обе вещи одинаково, но один путь был правовым, а другой - нет.

 Если вы проведете некоторое время в России, то увидите, такие вещи происходят там каждый день. Они думают о том, как вещи будут восприняты, и минимизируют риски. Ситуация в Украине не слишком отличается. Большая разница между тем, что происходит на самом деле, и то, как это показано на экране.

 Как открытый исходный код делает Telegram лучше?

 Код находится на Github, и каждый может увидеть его там, поэтому мы получаем очень ценную обратную связь от разработчиков. Недавно кто-то подсказал нам, что мы могли бы сэкономить три мегабайта пространства путем сжатия графики внутри приложения. Мы подумали: «Здорово, мы уже одно из самых маленьких приложений, но теперь мы можем сделать его еще меньше». Мы были благодарны, и мы продолжаем получать ценные советы от пользователей.

 «Не только Россия страдает от слежки. Страдают все. Особенно Европа».

 Мы были online в течение почти двух лет. За это время мы запустили три конкурса, направленные на то, чтобы сломать нашу систему шифрования. Сначала мы просили людей перехватить трафик и попытаться расшифровать его. Ни одному из участников не удалось достичь цели конкурса, но все-таки мы нашли потенциально уязвимые места в нашем шифровании данных. Вероятно мы, как Telegram, а не третья сторона, могли видеть тайные чаты. Этот парень получил 100 000 долларов от нас. Его открытие было за рамками конкурса, но мы думали, что это было настолько ценным, что мы должны поощрять такую обратную связь.

 Так уже есть пользователи этого приложения?

 Если зайдете в настройки приложения, то увидите особое место, где можно задать нам вопрос. Пишите, что хотите. Вопрос попадет в службу поддержки, которая обрабатывает все отзывы. Мы очень рано поняли, что мы не можем обрабатывать все, так что нам пришлось пригласить добровольцев. Это люди, которые любят Telegram, и у них есть свободное время, и они хотят использовать свое свободное время, чтобы помочь другим людям понять, что собой представляет Telegram. Мы не приглашаем, кого попало. Если кто-то хочет стать добровольцем, он сначала должен пройти тест и ответить на наши вопросы, на некоторые каверзные вопросы. Что именно делает Telegram отличной от других приложений обмена сообщениями? Это, бесспорно, - многоуровневый глубокий вопрос.

 Как приложение выросло за то время, как вы сделали его публичным?

 Оно очень отличается от того, что у нас было в VK. Когда я основал ВКонтакте, рост был очень предсказуем. Мы начали первый день с 50 регистраций. Второй день, - 60 регистраций. Затем постепенно 200 регистраций ежедневно, 400, 1000. Постепенно она дошла до точки - 100 000 регистраций в день.

 Telegram была другой, потому что каналы распространения были другими. По каким-то причинам на рынке поднялась шумиха вокруг вашего приложения, оно оказалось в топе App Store и получило сумасшедшее количество регистраций в день. В начале сентября, когда у нас было только приложение к iPhone, мы увидели огромный всплеск регистраций - более 100 000 новых регистраций в день из Саудовской Аравии. Мы были № 1 в App Store на второй или третьей неделе проекта. Я был очень счастлив.

 [Этот успех] немного отличался от VK. В VK, 95 процентов наших пользователей были русскоязычными. Мы знали этих людей. Мы понимали язык, культуру, то, как они думают, как они получили образование, все. Сейчас мы видим людей, пользующихся Telegram, но мы даже не понимаем их языка. Для нас трудно даже начать перевод приложения на арабский язык, потому что слова в нем пишутся справа налево, и вы должны перестраивать все приложение. И это совершенно другая культура. Некоторые вещи не одобряются, а вы можете даже этого не понять.

 Нам пришлось многое узнать о новых рынках. Это был захватывающий процесс, потому что в России, Украине, Белоруссии, мы привыкли к чувству, что мы - номер 1. Мы завоевали русскоязычный Интернет. Вы привыкаете к хорошему очень быстро. Когда присоединяются пользователи из других частей мира, это другое чувство - чувство волнения, достижения, того, что происходит что-то новое.

 Затем без очевидных причин мы стали сильно разрастаться в Испании в декабре и январе. Я думаю, что это как-то связано с WhatsApp, которое попросило большинство своих пользователей в Испании заплатить за подписку. Они не отключали их от приложений, но продолжали присылать уведомление: «Вы должны заплатить за это».

 Почему приложение бесплатно?

 Telegram является новым типом организации. Что мы имеем сейчас - некоммерческие и коммерческие организации. Коммерческие имеют акционеров, и их целью является получение, по-возможности, максимального количества денег. Некоммерческие организации совершенно разные; они собирают деньги через пожертвования, и тратят их целиком. Мы очень похожи на некоммерческий проект, потому что мы хотим в какой-то момент потратить все, что мы бы заработали. В то же время мы хотим быть финансово самодостаточными. Самый часто задаваемый вопрос наших многочисленных пользователей: «Великолепный продукт, бесплатный, мне нравится. Но что произойдет через год, два года, пять лет, когда вы станете чрезвычайно популярными, и ваши расходы возрастут?»

 Когда WhatsApp и Viber достигли такой точки, их пришлось продать. Их расходы были слишком велики, а они не нашли способ монетизации. WhatsApp имеет такую модель подписки, и если вы посмотрите на результаты 2014 года, окажется, что они заработали 25 млн. долларов, а потратили 280 млн. долларов. Но это не имело устойчивого развития.

 Мы не хотим вечно тратить деньги, и мы не хотим получить больше денег, чем сможем потратить. Мы хотим заработать столько, сколько нам нужно для трафика, оборудования и на заработную плату. Если вы посмотрите на нашу команду, - это лучшие разработчики в мире. Некоторые из них были лучшими разработчиками в VK и перешли в Telegram, после того, как я покинул компанию. Они получают предложения от Facebook, Google. Мы не можем мотивировать их, потому что это не частная компания с намерениями продавать. Таким образом, мы должны платить им действительно конкурентоспособную заработную плату, в противном случае разработчики уйдут.

 «Мы считаем, что Эдвард [Сноуден] разделяет наши фундаментальные ценности».

Мы не обеспечиваем себя сейчас; мы просто прожигаем мои деньги. Мы хотим, чтобы компания в будущем могла покрывать наши зарплаты, иначе это не справедливо. И я уверен, что со временем, и мы уже делаем это, в конце концов, придем к устойчивой бизнес-модели. Я думаю, что очень скоро мы начнем экспериментировать. Не будут введены платные опции, модель подписки, или объявления. Telegram всегда будет бесплатной для пользователя. Наша монетизация, скорее всего, будет включать платформу для сторонних разработчиков и распределения доходов.

 Почему такой подход считается необычным в построении бизнеса?

 Я находился в очень уникальной ситуации, когда мне удалось построить бизнес в России. Тогда я был вынужден продать его, и я получил деньги. Я не привлекал инвесторов. Я подозревал, что это типичная ситуация. Если вы посмотрите на Telegram сегодня, каждый месяц она тратит более млн. долларов. Может показаться, что это путь в никуда, но если вы хотите придумать бизнес-модель, необходимо, в первую очередь, иметь приличный объем денег. У нас 62 млн. пользователей в настоящее время, что достаточно, чтобы привлечь в систему пользователей сторонних разработчиков для создания продуктов на нашей платформе. Вы не можете сделать это с первого дня. Это сложно.

 Итак, чтобы расти, нужно иметь деньги, но где взять деньги? Вы не можете прийти к миллионеру и сказать: «У меня есть альтруистическая идея, у меня есть гуманитарная цель». Вы можете пойти в правительство или другой орган, который даст вам деньги бесплатно, но, ни одно правительство не даст вам 1 млн. долларов бесплатно. Они захотят иметь какой-то контроль над вами, который может уничтожить саму идею. Нам просто повезло, что мы не в таком положении.

Когда средний гражданин начнет заботиться о шифровании ежедневного общения?

 Я думаю, что это уже происходит. Мы видим большой интерес к Telegram в Соединенных Штатах. Все больше и больше пользователей устанавливают его из соображений конфиденциальности, и, конечно, ситуация в США не так плоха, как в России.

 В России, если вы говорите по телефону, каждый разговор записывается. Некоторые говорят, правительство периодически подключается к каждому разговору. Другие думают, что существует слишком много признаков, что все разговоры записываются постоянно. Записи Алексея [сейчас очень известный лидер оппозиции - Алексей Навальный] были сделаны в то время, когда он был никем. У него даже не было своего блога. Он был простым обычным парнем в политической партии, одним из тысячи. Вы не могли предвидеть: «Нам, возможно, потребуется этот разговор через 10 лет». Я лично считаю, что все записано. Некоторые могут подумать, что есть проблема с хранением, но качество этих записей очень плохое, очень низкое. Вам в действительности не нужно много пространства, особенно, если у вас есть деньги правительства. Это логично.

 Зачем правительству России записывать все телефонные звонки?

 Страна находится в ведении человека из спецслужб. Он понимает, что есть смысл иметь компромат на всех, на всякий случай. Информация – это власть, особенно в 21-м веке. Если у вас есть дополнительная информация, у вас больше контроля. Если кто-то может разоблачить то, что правительство пытается сделать, как Эдвард Сноуден разоблачил АНБ, средства массовой информации сообщат об этом, и общественное мнение может быть восстановлено против него.

 Но к концу дня Apple, Google все еще контролируют две крупнейшие платформы. Они могли бы, теоретически иметь доступ ко всему, что происходит на вашем устройстве, ко всему, что вы видите на экране. Если они каким-то образом начнут помогать правительству, игра проиграна.


Источник: kernelmag.dailydot.com/





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!