Присоединяйтесь к нашим группам

FP: Генеральный план Китая в Южно-Китайском море

FP: Генеральный план Китая в Южно-Китайском море
Амбиции Китая в этом регионе идут гораздо дальше освоения нескольких крошечных островов.
25 06 2015
08:27

В конце 2013 года Пекин начал применять совсем иной подход к дискуссии вокруг спорных островов в Южно-Китайском море - хотя мало кто за рубежом заметил эти перемены. Вместо того, чтобы открыто противостоять другим странам-претендентам, Пекин взялся за стремительное присоединение и строительство, взяв под контроль береговые объекты. И все это с размахом, который соответствует впечатляющему инженерному мастерству Китая.

Внешний мир в большинстве своем понял китайскую стратегию в начале 2015 года, после того как несколько крупнейших аналитических центров США опубликовали снимки со спутника высокого разрешения, демонстрирующие необычайные достижения Китая в освоении островов, включая строительство военных объектов и дорог, что может расширить радиус военных действий Китая в оспариваемых водах. Это обеспокоило страны Юго-Восточной Азии, особенно Вьетнам и Филиппины, поскольку их территориальные притязания в этой части Южно-Китайского моря пересекаются с притязаниями Китая. Кроме того, они опасаются, что застройка Китаем островов угрожает их безопасности. Это также беспокоит Вашингтон: в мае правительство США торжественно пообещало отстаивать свободу судоходства, отправив военную технику к контролируемым Китаем островам в Южно-Китайском море. В конце мая в Сингапуре министр обороны США Эштон Картер призвал к «немедленной и продолжительной приостановке земельных притязаний всех сторон» - другими словами, Китая.

Интригует тот факт, что полмесяца спустя Пекин дал понять: вскоре он завершит свои проекты освоения земель в Южно-Китайском море. Чтобы заявить об этом, министр иностранных дел даже провел специальную пресс-конференцию.

Что же произошло? Пекин меняет свою стратегию в Южно-Китайском море или идет на попятную под давлением Вашингтона? Возможно. Тем не менее, более точный взгляд на этот вопрос позволяет рассмотреть уверенность Китая в том, что он уже достиг своих целей на этом этапе застройки островов. По данным Картера, за последние полтора года Китай освоил более 2000 акров земли - причем Китай не обсуждал публично свои права на эти территории. А сооружения, которые Пекин продолжит строить на новой земле - включая взлетно-посадочные полосы, порты и маяки - станут достаточным условием для достижения широкого диапазона гражданских и военных целей. (На самом деле Пекин не отрицает, что эти сооружения будут выполнять функции «необходимой военной защиты» - хотя, конечно же, не акцентирует внимание на этих аспектах застройки островов).

В действительности политика Пекина в Южно-Китайском море практически не изменилась. Освоение земель будет пока приостановлено, однако строительство объектов на уже освоенных территориях продолжится. Пекин не изменил свои требования относительно островов в Южно-Китайском море.

Все же это внеочередное заявление Министерства иностранных дел требует пояснений, поскольку его целью было дать важный дипломатический сигнал. Китай извлек урок из негативных региональных откликов по поводу застройки островов в Южно-Китайском море. Дело не в угрозе военного столкновения с США в этом районе, которую Пекин считает весьма маловероятной, а в том, как негативная реакция в регионе может навредить более далеко идущим внешнеполитическим целям. В особенности, Китай осознал, в какой степени столь масштабное и быстрое освоение земель угрожает строительству морского «Шелкового пути» через Юго-Восточную Азию, которому Пекин отдает политический приоритет.

С тех пор как в конце 2013 года президент Си Цзиньпин озвучил цель построить «Экономический пояс Шелкового пути» через центральную Евразию и морской «Шелковый путь» через Южно-Китайское море и Индийский океан, инициатива «Один пояс - одна дорога» (ОПОД)  превратилась в некое подобие генеральной стратегии, которая объединяет внутренние потребности в экономических преобразованиях с международными амбициями, связанными с усилением дипломатического и экономического влияния Китая. Проект ОПОД охватывает 4,4 млрд человек и 64 страны с суммарным объемом производства на $21 трлн - что примерно в два раза больше годового ВВП Китая и составляет 29% мирового ВВП. Так одной  политической схемой экономическая дипломатия Китая без преувеличения охватила полмира. Если ОПОД в самом деле является генеральной стратегией Китая - и если Си Цзиньпин в реальности принимает ее близко к сердцу - тогда ничто не может воспрепятствовать реализации этих планов в международном масштабе.

Проблема существующей политики Пекина в Южно-Китайском море состоит в том, что она все больше конфликтует с ОПОД, нанося вред отношениям Китая со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (AСЕАН), от которых зависит успех строительства морского «Шелкового пути». Конфронтация 2012-2013 годов между Пекином и Манилой из-за оспариваемых мелководья Скарборо и Второго мелководья Томаса, а также острые противоречия, возникшие в 2014 году из-за того, что Ханой разместил свои нефтяные платформы возле оспариваемых Парасельских островов, привели к тому, что отношения Китая с Филиппинами и Вьетнамом достигли низшей точки в новейшей истории. Теперь из-за китайской застройки островов эти страны - и Юго-Восточная Азия в целом - чувствуют себя более уязвимыми.

Да, все 10 стран-участниц АСЕАН присоединились к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, которым руководит Китай и который является одним из финансовых инструментов ОПОД. Таким образом АСЕАН продемонстрировала свое желание воспользоваться предоставляемыми экономическими возможностями. Но нарастание противоречий вокруг Южно-Китайского моря и возрастающее военное влияние Китая в регионе заставят эти страны взглянуть на ОПОД с точки зрения геополитики, а не с более предпочтительной для Пекина позиции экономического сотрудничества.

Пекин осознает, что чрезмерные и непрекращащиеся противоречия в Южно-Китайском море вредят его более важным внешнеполитическим интересам. Учитывая масштабные амиции, связанные с ОПОД, Пекин не допустит, чтобы проекты в Южно-Китайском море грубо изменили или исказили общее направление китайской внешней политики.

Пекин также начинает все больше осознавать еще одну насущную необходимость, касающуюся его политики в Южно-Китайском море: поддерживать относительную стабильность в регионе, не давая другим государствам повод для создания проблем в отношениях Китая со странами АСЕАН. Пекин опасается создания антикитайского союза, в который войдут США, страны АСЕАН, возможно - Япония, Австралия и Индия, объединившись для противостояния политике Китая в Южно-Китайском море. Это станет приговором для морского «Шелкового пути», который проходит через Южно-Китайского моря и получает существенную поддержку от ключевых стран АСЕАН  таких как Индонезия, Малайзия и Сингапур. Это станет также тяжелым ударом по интересам безопасности Китая в морской Азии, поскольку политические альтернативы станут более затруднительными и затратными.

А если неограниченное освоение земли не послужит никакой другой          цели, кроме как бросить страны АСЕАН в объятия США, это станет настоящим стратегическим провалом. Сейчас главный приоритет политики Китая в Южно-Китайском море - это предотвратить создание такого антикитайского альянса и поддержать генеральную стратегию ОПОД любыми возможными способами.

Также нельзя упускать из виду, что пресс-конференция, состоявшаяся 16 июня, была проведена как раз накануне седьмого Стратегического и экономического диалога между США и Китаем, ежегодной серии двусторонних встреч на высшем уровне, которые в этом году проводились 23--24 июня в Вашингтоне. Диалог, в свою очередь, состоялся за три месяца до главного события в китайско-американских отношениях этого года - государственного визита Си Цзиньпина в США в сентябре. Заявление о завершении освоения земель было сделано именно в это время отчасти для того, чтобы создать более благоприятную атмосферу для развития китайско-американских отношений во второй половине этого года. Никакой ошибки. Невзирая на то, что эксперт по Китаю Дэвид Лжптон назвал «переломным моментом в американско-китайских отношениях», Пекин стремится к стабильным отношениям с Вашингтоном и ценит их. Официальные представители Китая теперь делают все возможное для того, чтобы визит Си прошел успешно.

Но не только китайцы предпринимают шаги для улучшения отношений. 18 июня, за два дня до китайского объявления, заместитель госсекретаря США Дэниел Рассел попытался снизить уровень напряжения в Южно-Китайском море, заявив, что США полны решимости избежать военной конфронтации с Китаем (хотя он также дал ясно понять, что США будут по-прежнему выражать обеспокоенность по поводу продолжающегося строительства сооружений на освоенных островах). Возникает ощущение, что Китай и США постепенно сближаются в вопросах Южно-Китайского моря.

Итак, хотя политика Пекина в Южно-Китайском море практически не изменилась по сути, Китай подал внешнему миру примирительный и позитивный сигнал, в попытке сказать, что он приостановит свои земельные притязания в Южно-Китайском море и разрядит напряжение в регионе. О чем Пекин не говорит публично - но искренне верит, что внешний мир это поймет - так это о своих ожиданиях относительно масштабного партнерства в русле ОПОД. Другими словами, проект по освоению островов в Южно-Китайском море больше не является ключевым интересом китайской внешней политики - если он вообще был таковым. 


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!