Присоединяйтесь к нашим группам

FP: Контртеррористическая стратегия США, или что такое безумие

FP: Контртеррористическая стратегия США, или что такое безумие
Шесть гипотез, почему Вашингтон продолжает делать одно и то же снова и снова, при этом каждый раз надеясь получить другой результат.
29 06 2015
08:39

Покажите мне того, кто публично заявляет об эффективности контртеррористической стратегии США, и я покажу вам того, кто работает в правительстве.

«На этой недели мы достигли широкого успеха» — заявил журналистам пресс-секретарь Пентагона Стив Уоррен, комментируя уничтожение в результате авиаудара США одного из лидеров Аль-Каиды в Йемене Насира аль-Вахиши. «Террористы покидают поле боя только мертвые или в плену. Я думаю, что наши успехи превосходят любые, даже потенциальные неудачи».

Лояльность и приверженность к начальству — это, конечно, хорошо, особенно, если ты пресс-секретарь, но независимые от администрации президента Обамы очень эксперты сомневаются в эффективности авиаударов США. «Тактически, такой подход не дает желаемого эффекта», — рассказывает мой коллега Миках Зенко изданию New York Times. «Не дает желаемого эффекта» — это уж очень мягко сказано. Как Зенко уточнил изданию Foreing Policy, данные государственного департамента показывают существенный рост масштабов глобального терроризма. В 2014 году количество террористических атак увеличилось на 39% в сравнении с показателями предыдущего года, в то время, как количество случаев со смертельным исходом возросло на 83%.

На самом деле, в Йемене, где по данным администрации контртеррористические меры приносят эффективный результат и «успех», подход США потерпел крах. «Если вы ищите здесь логику — не думаю, что вы ее тут найдете», — говорит Стефан Сеш, бывший посол США в Йемене.  В середине июня в издании Washington Post заявили, что «боевики Аль-Каиды значительно расширили подконтрольную территорию» в Йемене и Сирии. Исламское государство также продолжает захватывать новые города в обеих странах. Тем временем в Ливии происходит «полный хаос». Дирк Вандевалл, специалист по Ливии из Дартмутского колледжа, в своем интервью изданию Times рассказал,  что боевики Исламского государства и связанные с Аль-Каидой группировки соперничают между собой за сферы влияния и территории. Но недавние авиаудары Военно-воздушных сил США «показывают, что мы все еще полагаемся на  меры индивидуального характера и не мыслим глобально». Та же самая история происходила в Ираке, Сомали и Афганистане.  Соединенные Штаты продолжают в большей мере полагаться на точечные авиаудары и ликвидацию лидеров, в то время как террористические группировки  продолжают устраивать кровавые бойни и активно вербовать новых боевиков.

Даже те, кто получает деньги от Дядюшки Сэма, начинают скептически относиться к контртеррористической политике США.  Капитан спецназа морских котиков Роберт Ньюсон, в прошлом руководитель Объединенного межведомственного  контртеррористического центра, рассказал, что «авиаудары с помощью беспилотников, обычные авиаудары и  рейды спецназа… помогают выиграть время и пространство для маневров. Но они являются лишь сдерживающими действиями и, где бы я ни был,  в Ираке, Афганистане, Йемене, военное руководство на всех уровнях это понимает. Переход к такой стратегии, решение, которое многие приветствуют, сводится всего лишь к авиуадурам беспилотников и редким спецоперациям. Это все фантастика».

Как и Ньюсон, я не наблюдаю большого количества защитников контртеррористической стратегии США. В прошлом году я был сопредседателем комиссии по вопросам использования беспилотников при научно-исследовательском центре Stimson Center. Комиссия, в состав которой вошли бывшие  представители высшего военного и разведывательного руководства, работавшие как в администрации Обамы, так и в администрации Буша, постановила, что «возложение администрацией Обамы больших надежд на точечные авиаудары, как основы стратегии борьбы с терроризмом вызывает множество вопросов и приводит к еще большей эскалации конфликтов.  Тогда, как тактические авиаудары частично помогли предотвратить массовые атаки террористов, существуют доказательства, что численность исламистских радикальных группировок суннитов и шиитов значительно увеличилась, и они теперь могут значительно расширить районы  ведения боевых действий  на Среднем Востоке, в Африке и Южной Азии». Начиная с 2014 года, я брал интервью у множества экспертов в сфере безопасности и все они отмечали, что контртеррористическая политика США потерпела полный крах.

Возникает логичный вопрос: если никто, кроме администрации президента, не поддерживает нынешний подход в борьбе с терроризмом, почему мы все еще его применяем?

Если никто, кроме администрации президента, не поддерживает нынешний подход в борьбе с терроризмом, почему мы все еще его применяем?

Я думаю, что этот вопрос можно поставить в ряд с неразгаданными тайнами мироздания, где-то между «Что такое черная материя?» и «И почему мы зеваем?». Почему такие умные люди как Обама и его советники продолжают отдавать предпочтение стратегии, которая не дает желаемого результата?

Мне кажется, что этому может быть несколько объяснений.

1.         Они знают то, что нам неизвестно.

Это самая сдержанная гипотеза, которая пришла мне на ум. Возможно, существует засекреченная разведывательная информация, противоположная тому, что видим мы, а Аль-Каида, Исламское государство, Аль-Шабаб, Боко Харам и другие террористические группировки на самом деле смертельно ослаблены и на нашей планете совсем скоро настанет мир.

Возможно. Но маловероятно.

2.         Мы знаем то, что им неизвестно.

В 2003 году многие из нас скептически относились к обвинениям администрации президента Буша по поводу оружия массового уничтожения у Ирана, но мы уверяли себя, что высшее руководство имеет в своем расположении больше информации, чем мы. Как оказалось, все совсем не так. Критика игнорировалась, и все, начиная от Министра обороны Дональда Рамсфелда и заканчивая госсекретарем США Колином Пауэллом, убеждали себя, что сомнительная разведывательная информация это святая правда. Если бы они обращали больше внимания на критику, Соединенные Штаты никогда бы и не начали эту необоснованную войну в Ираке, именно ту войну, которая стала стимулом и тренировочным плацдармом для многих лидеров боевиков, которые продолжают терроризировать этот регион и сегодня. Критики оказались правы.

Нет никаких причин полагать, что сегодняшнее высшее политическое руководство США не пошло тем же путем. Возможно, они попали в собственную ловушку и верят в то во что хотят верить.

3.         Они не знают что им неизвестно.

Возможно, они не знают и не хотят знать то, что известно всем нам. Может быть, никто не обращает их внимание на критику. Может  критики в администрации президента, которых, между прочим, немало, не высказывают свое мнение Обаме и его окружению.

Я считаю, что правительство США — это гигантская машина, придуманная специально для того, чтобы предотвратить получение главными лицами страны недостоверной информации.  Начнем с того, что этот механизм очень бюрократичен и зачастую его элементы не координируют свои действия: Государственный департамент  не всегда делится важной информацией с Министерством обороны,  Министерство обороны не всегда делится важной информацией с Министерством внутренней безопасности, а разведывательные ведомства вообще ни с кем не делятся информацией.

Такая же ситуация и в других органах. Центральное командование вооруженных сил США не всегда получает информацию, которой владеет Командование сил специальных операций, а Африканское командование вооружённых сил США часто не получает информацию от двух вышеупомянутых формирований.

 Центральное командование не всегда получает информацию, которой владеет Командование сил специальных операций, а Африканское командование вооружённых сил США часто не получает информацию от двух вышеупомянутых формирований.

Силы и средства военной разведки находятся в сфере ответственности Центрального командования, тем самым лишая командиров на местах возможностей для мониторинга ситуации и понимания происходящего.  Тем временем переход Центрального разведывательного управления к военизированным операциям ограничил его возможности в получении жизненно необходимой разведывательной информации. Сложите все это вместе, и вы получите ситуацию, в которой руководство США видит миллионы деревьев, но почти никто не замечает леса.

Добавьте к этому естественное желание сотрудников администрации президента приносить своему боссу только хорошие новости, и смешайте с бюрократической культурой, которая сведет все к нескольким слайдам или страницам основных моментов и отправит высшему руководству страны. Возможно, к концу дня можно уже и не надеяться на то, что Обама получит информацию о эффективности или неэффективности  его подхода к борьбе с терроризмом, потому, что бюрократия, структура и сотрудники его администрации сделают получение таких данных невозможным.

4.         Они не хотят ничего знать

Это может быть довольно опасно. Буш в свое время хвастался тем, что никогда не читает газет. Возможно, Обама тоже перестал читать новости. Или может он пропускает критические статьи и переходит сразу к новостям спорта.

Пройдет много лет, прежде чем с разведывательных данных будет снято гриф секретности. Тем не менее, журналистские репортажи на основе просочившейся информации и заявлений бывших высокопоставленных чиновников показывают, что доказательств неэффективности контртеррористической политики США предостаточно. Ссылаясь на свои источники, в BBC утверждают, что отчеты ЦРУ также подтверждают неэффективность уничтожение лидеров боевиков и точечные авиаудары в Талибане, например. Информация с других документов подтверждает тот факт, что военное командиры часто сами не знает, кого уничтожили. Возможно, представители высшего политического руководства находят всевозможные причины не читать такие доклады.

Ознакомившись с реальным положением дел или в результате дальнейшего роста мирового терроризма,  высшему руководству страны, рано или поздно, придется признать (публично или самим себе), что стратегия борьбы с терроризмом, основанная на авиаударах и ликвидации лидеров боевиков, не приносит необходимого результата. И это совсем не весело.

5.         Они все знают, но им все равно.

Возможно, я все еще чересчур снисходителен. Может быть, высшее политическое руководство США отлично знает, что их подход к борьбе с терроризмом терпит неудачу, но они просто не хотят ничего менять.

Зачем напрягаться? Меньше чем через 2 года администрация президента изменится, и разгребать все это придется уже следующей команде. И это будет очень нелегко, так как не существует магических решений, в результате которых ситуация изменится быстро и без приложения значительных усилий со стороны руководства страны.

6.         Они запутались и ни знают, что делать дальше.

Это очень даже возможно. В мае 2013 года, выступая в  Национальном Университете Обороны, Барак Обама сказал, что авиаудары по позициям террористов поднимают «сложные вопросы» и что «использование силы нужно видеть лишь как часть более масштабной дискуссии о всеобъемлющей стратегии борьбы с мировым терроризмом». В мае 2014 года он снова отметил необходимость ведения такой дискуссии и добавил: «Я верю, что мы должны быть более открытыми в вопросах, касающихся основных принципов наших действий в борьбе с терроризмом и того, как это происходит на самом деле… И иногда, когда мы не можем объяснить наши действия публично и детально, мы сталкиваемся с террористической пропагандой и подозрениями со стороны наших союзников». В сентябре 2014 года он отметил: «У нас пока нет стратегии действий в в ответ на увеличение и укрепление Исламского государства». Несколько недель назад он немного изменил формулировку: «у нас пока нет полной стратегии действий».

Что ж, время покажет.


Источник: http://foreignpolicy.com/





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!