Присоединяйтесь к нашим группам

The Washingtn Post: Как ЦРУ внедрило своего «шпиона на миллион» в советскую Москву

The Washingtn Post: Как ЦРУ внедрило своего «шпиона на миллион» в советскую Москву
Служебный пропуск, созданный ЦРУ, для проникновения Адольфа Толкачева в здание и получения секретных документов из советского военного научно-исследовательского института. Несмотря на все усилия, в 1982 году план сработал не полностью. (Предоставлено Кейт Мидлтон и архивом Мелтон/ из книги «Шпион на миллион долларов»)
06 07 2015
08:53

Шпион исчез.

Он был самым успешным и ценным агентом Соединенных Штатов и действовал в Советском Союзе два десятилетия. Его документы и рисунки раскрыли секреты советских радаров и разработок оружия на годы вперед. Он тайком выносил из научных институтов монтажные схемы и чертежи своей военной лаборатории. Результаты его работы позволили Соединенным Штатам доминировать в воздухе и подтвердили уязвимость советской противовоздушной обороны, показав, что американские крылатые ракеты и стратегические бомбардировщики могут быть незамечены советскими радарами.

В конце осени и в начале зимы 1982 года ЦРУ потеряло с ним связь. Он пропустил 5 назначенных встреч. Наблюдение КГБ на улицах было беспрецедентным. Даже «глубоко законспирированные» агенты ЦРУ в Москве не могли пробиться.

Вечером 7 декабря, дата очередной встречи, будущее операции было отдано в руки Биллу Планкерту. После службы в военно-морских силах Планкерт служил в ЦРУ и тренировал агентов для проведения тайных операций в тылу противника. Ему было около 35 лет, рост - 188 см. Он прибыл в Москву летом. Его заданием было проскользнуть в КГБ и установить контакт.

В тот же вечер Планкерт с женой, а также главой резидентуры ЦРУ с женой, вышли из посольства США и направились к парковке под постоянным наблюдением милицейских, докладывающих все в КГБ. Они сели в машину, глава резидентуры ЦРУ был за рулем. Планкерт сел возле него на переднем сидении. Их жены сели сзади, держа в руках большой торт ко дню рождению.

Шпионаж — это искусство иллюзии. Той ночью Планкерт был иллюзионистом. Под пальто он надел одежду обычного русского старика. Его торт ко дню рождению был ненастоящим, в нем было спрятано устройство, созданное гениями из ЦРУ, под названием «шулер». В ЦРУ знали, что агенты КГБ будут постоянно следить за машиной сзади. Была возможность исчезнуть из их поля зрения, используя повороты. В этот момент офицер ЦРУ мог выпрыгнуть из машины и исчезнуть. В тот же момент «шулер» раскладывался и сзади выглядел как голова и торс агента, который, на самом деле, только что выпрыгнул из машины.

Это устройство раньше не использовалось в Москве, но после нескольких недель отсутствия связи с агентом, в ЦРУ не было другого выхода. Планкерт снял свою американскую верхнюю одежду. Он надел маску и очки. Теперь его невозможно было отличить от обычного российского старика. Вдалеке агенты КГБ все еще следили за машиной. Было 7 часов вечера, на город опускалась ночь.

Машина остановилась за поворотом. Планкерт размашисто открыл пассажирскую дверь и выпрыгнул из машины. В тот момент одна с жен поставила торт на переднее сиденье, устройство раскрылось и приняло форму человеческого тела. Машина уехала.

На улице Планкерт прошел четыре шага к тротуару. На пятом шаге он увидел машину слежения КГБ. В дальнем свете фар агенты увидели обычного российского старика на тротуаре. Они не обратили на него внимания и продолжили преследование машины.

«Шулер» сработал.

Агент, жаждущий мести

В начале Холодной войны между Советским союзом и Соединенными Штатами, Центральное разведывательное управление США раскрыло довольно неудобный для себя секрет. ЦРУ никогда не имела прочной агентской сети в Москве. Стать шпионом ЦРУ было слишком рискованно для любого советского гражданина или чиновника. Процесс набора новых шпионов, от определения подходящего человека до установления контакта, на всех этапах сопровождался риском разоблачения со стороны КГБ. А если агент попадал в руки КГБ, его с большой вероятностью ожидала смерть. Несколько агентов, завербованных ЦРУ за пределами Советского Союза, безопасно действовали после возвращения в страну. Но, обычно ЦРУ не имело серьезной сети своих агентов в сердце этой тьмы.

 

Но потом была осуществлена операция, которая кардинально изменила ситуацию. Агент Адольф Толкачев, инженер и специалист по воздушной радиолокации, работал в советской государственной военной организации. На протяжении 6 лет Толкачев 21 раз встречался с офицерами ЦРУ на улицах Москвы, города, который просто кишел агентами КГБ.

История Толкачева рассказана на 944 страницах документов ЦРУ, которые были позже рассекречены, и стали материалом для книги «Шпион на миллион долларов». Документы и интервью с участниками событий рисуют нам поразительно детальную картину деятельности шпионов США в Москве в самые напряженные годы Холодной войны.

Толкачевым руководило желание отомстить истории. Мать его жены была казнена, а ее отец сослан в исправительно-трудовой лагерь во времена сталинского террора в 1930-х годах. Он описывал себя, как человека разочаровавшегося в коммунизме и «диссидента в душе». Он хотел отомстить советской системе и сделал это, раскрыв ее военные секреты. Агенты ЦРУ часто отмечали его желание нанести как можно больше вреда Советскому Союзу, даже не смотря на все риски. Наказанием за измену была казнь. Толкачев не хотел умирать в руках КГБ. Он попросил агента ЦРУ дать ему таблетку самоубийства на случай, если он будет пойман.

По оценкам экспертов, благодаря Толкачеву Военно-воздушные силы США сэкономили на военных разработках более 2 миллиардов долларов. Толкачев выносил из лаборатории большинство секретных документов в обед, спрятав их под пальто. Он делал их фото с помощью 35 миллиметровой камеры Pentax, встроенной в стул у него дома. Взамен Толкачев просил от ЦРУ деньги, в большей мере как знак уважения. В Москве тех времен не было чего за них покупать. Он также просил альбомы западных музыкантов для своего сына: Beatles, Led Zeppelin, Uriah Heep и других.

Толкачев стал самым продуктивным агентом ЦРУ времен Холодной воны. Тем не менее, о его операциях известно очень мало, но известно лишь то, что ему удалось то, что ранее считалось невозможным: лично встретиться с агентом ЦРУ в Москве прямо под носом КГБ.

Ускользая от КГБ

Московская станция была безопасной комнатой размером с вагона, расположенной внутри посольства США. Руководители операции ютились за небольшими столами, на стене − точнейшие карты, испещренные красными булавками, отмечали опасные горячие точки КГБ, и тщательно записывали каждый шаг.

Дэвид Рольф, в своем первом турне ЦРУ, взял на себя дело офицера Толкачева в 1980 году. Во второй половине дня 14 октября он вышел из станции и пошел домой. Час спустя, он вернулся к воротам посольства с женой, одетый, как будто собирался на обед. Советский милиционер, стоя на страже, заметил, как они вошли в здание. Рольф и его жена по узким коридорам дошли до одной из квартир, и он толкнул уже приоткрытую дверь. Квартира принадлежала заместителю технического оперативного отдела на московской станции, мастер шпионажа на все руки, который помогал оперативным офицерам с оборудованием и сокрытием, от сложных радио сканеров до поддельных журналов.

Помощник техника молча указал на Рольфа. Мужчины были приблизительно такого же роста и телосложения. В полной тишине, Рольф начал трансформировать себя, чтобы выглядеть, как его хозяин. Техник имел длинные, грязные волосы. Рольф также надел парик с длинными, грязными волосами. Заместитель имел бороду. Рольф обзавёлся и бородой. Заместитель техника помог Рольфу настроить и обеспечить маскировку, потом прицепил на него радио сканер, антенны и наушники для контроля передачи КГБ на улице.

Из-за двери, Рольф услышал голос. Это был главный технический директор, который только что прибыл и намеренно громко разговаривал, предполагая, что их подслушивало КГБ при помощи подслушивающих устройств. "Эй, мы пойдём и проверим, что там за новый магазин машин?", спросил начальник. Реальный заместитель ответил вслух, "Отлично! Пойдем".

Но настоящий заместитель не покинул квартиру. Человек, который вышел из квартиры, и выглядел, как он, был Рольфом. Настоящий заместитель сел на стул. Жена Рольфа, в вечернем платье, тоже села и оставалась там в течение следующих шести часов. Они не могли вымолвить ни слова, потому что КГБ могло их прослушивать.

Дело о передаче личных данных должно было покинуть периметр посольства  незамеченным. КГБ, как правило, игнорировали техников, когда они выезжали из комплекса, чтобы купить еды, цветов или автомобильных запчастей в старом бежево-зеленом фургоне Фольксваген. В эту ночь, фургон выехал в сумерках. Главный техник находился за рулем, Рольф на пассажирском сиденье. Окна фургона были грязными. Милиционеры просто пожали плечами.

После того, как фургон очутился на улице, он взял медленный, неправильный курс. Уходя из посольства в маске, целью Рольфа было уклониться от КГБ, но в течение следующих нескольких часов он постепенно развернул новый подход, пытаясь избавиться от КГБ. В конечном счете, его миссия была "стать черным", полностью стряхнуть наблюдение. Но чтобы стать "черным", требуется долгое, изнурительное испытание нервов, прежде чем он сможет получить свой первый шанс посмотреть Толкачеву в глаза.

Чтобы избежать наблюдения, офицер должен быть прытким, как балерина, сбивающим с толку, как фокусник, и внимательным, как авиадиспетчер. Фургон остановился возле цветочного магазина, их первого рутинного места остановки, также эта пауза нужна была, чтобы увидеть вдруг автомобиль наблюдения КГБ или пеший патруль поведёт себя небрежно и выдаст себя. Рольф сидел неподвижно и ничего не видел за грязными окнами фургона.

Еще через час-полтора езды, Рольф начал обратный отсчет. Главное правило таково,− чтобы перейти к следующему этапу, нужно быть на 95 процентов уверенным, что слежки нет. Причина была проста: он одержал верх в машине. Пешком и в одиночку, он был бы гораздо более уязвимым. Рольф внимательно рассматривал всё, что он видел на тёмных улицах. Он был уверен. Он посмотрел на главного техника, который поднял большие пальцы вверх. В то время как фургон был еще в движении, Рольф быстро выскользнул из маскировки и положил его в небольшой мешок на полу. Он схватил сумку, которая была подготовлена для Толкачева и надел шерстяное пальто. Фургон остановился, на мгновение. Рольф выскользнул и быстро пошел прочь.

Вскоре уже на другом широком проспекте, он шел прямо в толпе, ждущей один из троллейбусов, что рыскали по основным артериям Москвы. Он оглядел пассажиров троллейбусов, обращая особое внимание на тех, кто сел с ним. Затем он резко шагнул к двери и спрыгнул на следующей остановке, наблюдая, чтобы увидеть, кто последовал за ним. Никто.

Пешком, он начал заключительный этап. Рольф был физически хорошо подготовлен, и голова его была ясна, но работа по обнаружению наблюдения была изнурительной. Поздней осенью погода была сырой, влажной и тяжелой. У него пересохло во рту, но нигде не было места, он мог спокойно остановиться. Радио-сканер было тих, кроме обычных щелчков и статических помех. В небольшом театре, Рольф открыл двери. Это был его второй остановкой-ширмой. Он проверил просроченный график и уведомления на стене. Его целью было заставить чекистов, сделать нехарактерное, и ускользнуть, так что он сможет обнаружить их, прежде чем они смогут вызвать подкрепление. Рольф покинул театр с билетами на шоу, на котором не имел никакого намерения присутствовать. Рольф подошел к магазину антиквариата. Затем он зашёл в близлежащий жилой дом и начал подниматься по лестнице. Это, несомненно, растревожит засаду КГБ; они не могли позволить ему исчезнуть из поля зрения в многоэтажном здании жилого дома. На самом деле, Рольфу некуда было идти, и он не знал никого, кто бы там жил. Он просто пытался спровоцировать КГБ. Он уселся на лестнице, и стал ждать. Никто не прибежал.

Рольф обернулся. За три с половиной часа, КГБ не было видно. Тем не менее, чтобы убедиться в этом, он пошел по небольшому парку. Рольф посмотрел на часы. Он был в 12 минутах от места встречи. Будучи уверенным, что пора идти, он направился к цели.

Вдруг его тряхнуло из-за хлюпанья шумоподавления в наушнике раз, потом другой, и третий. Звуки были громкими, понятно, что от команд видеонаблюдения КГБ. Он стоял как замороженный, жесткий, напряженный. Шумоподавление иногда может быть использовано в качестве сигнала, от одного человека КГБ к другому. Но шум может также быть из-за того, что неуклюжий оператор, который нажал на кнопку по ошибке.

Рольф часто повторял слова «когда ты черный, то ты черный". По его мнению, это означало, что, когда вы черный, вы можете сделать что-либо, потому что никто не смотрит на тебя.

Ничего. Никаких признаков кого-либо в парке. Рольф опустил плечи и глубоко вздохнул.

Когда ты черный, то ты черный.

Встреча со шпионом прошла отлично. Толкачев передал 25 катушек пленки, содержащей копии секретных документов. Рольф вернулся к фургону Фольксваген, надел бороду и парик, и они поехали обратно в посольство. Охранники не удостоили их вторым взглядом. Ворота открылись. Чуть позже, советские милиционеры в сторожке приняли к сведению, что Дэвид Рольф и его жена ушли с посольского обеда домой.

 


Источник: washingtonpost.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!