Присоединяйтесь к нашим группам

National Interest: БРИКС: что скрывается за их жалобами

National Interest: БРИКС: что скрывается за их жалобами
«БРИКС не представляет угрозу установленному мировому порядку. Но это не значит, что их жалобы не стоят внимания политиков в Вашингтоне».
14 07 2015
13:40

Организация БРИКС, состоящая из Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, является и спорной, и непонятной. Скептики утверждают, что БРИКС – это коалиция, от которой много разговоров, но нет никаких действий. Энтузиасты, с другой стороны, утверждают, что страны БРИКС установят новую глобальную неофициальную иерархию. И развивающиеся страны, во главе с Китаем, в конечном итоге, обгонят Запад и приведут его в упадок. Более благоразумное определение пока трудно найти.

На прошлой неделе в российском городе Уфа состоялся саммит БРИКС. На нем лидеры стран БРИКС показали, чем они являются, чем они не являются, и почему настало время для США начать принимать их жалобы всерьез.

Организацию БРИКС можно рассматривать в качестве платформы для выражения недовольства относительно недостатков в системе глобального управления. Это не средство, которое может свергнуть саму эту систему. На самом деле, страны БРИКС находятся в статусе-кво, хоть и сами они этого не признают. Их совместные заявления могут иметь революционный оттенок, но БРИКС является ревизионистской организацией в своей политике, а не в реальности. Организация не пытается перевернуть существующий мировой порядок. Эти пять стран заинтересованы в сохранении институтов, которые дали толчок их удачному подъему. Они выборочно реформируют те области, где они не имеют привилегий и влияния, соразмерного с их растущей экономической мощью.

Нравится это Вашингтону или нет, но БРИКС никуда не денется. В 2001 году аналитик Джим О’Нил из «Goldman Sachs» придумал термин «БРИКС», чтобы дать понятие четырем наиболее динамично развивающимся рыночным экономикам в новом столетии. (Южная Африка присоединились к организации в 2010 году). Учитывая происхождение аббревиатуры в мире финансов, западные наблюдатели рассматривают БРИКС как чисто экономическую организацию. Ее легитимность зависит от чрезвычайных темпов роста и инвестиционных возможностей. Вот почему многие быстро предположили, что неравномерная экономическая производительность стран БРИКС в последние годы ставит под сомнение актуальность организации. Но было бы ошибкой рассматривать БРИКС исключительно через призму экономических показателей. Больше не имеет значения, что рост БРИКС такой медленный, чем ожидалось. И, что такие развивающиеся экономики, как Индонезия, Мексика и Южная Корея смогут опередить Бразилию, Россию, Южную Африку в ближайшие годы. Страны БРИКС приобрели политический импульс, который с каждым годом превосходит экономический рост.

Этот импульс проявился в новых финансовых институтах БРИКС, которые официально были открыты на прошлой неделе в Уфе. Это Новый банк развития (НБР) с капиталом $ 100 млрд. Он будет финансировать инфраструктурные проекты в БРИКС и других развивающихся странах. И пул валютных резервов на $ 100 млрд, который будет уменьшать отрицательное воздействие глобальных финансовых проблем на БРИКС. Многие приняли появление этих новых институтов, как доказательство того, что страны БРИКС стремятся узурпировать послевоенный экономический порядок, основанный и ведущий Западом. Но вряд ли это так. На самом деле, появление этих двух институтов показывает реакцию БРИКС на широко признанные недостатки существующей глобальной финансовой системы. Именно общее желание реформировать глобальное экономическое управление объединило БРИКС вместе и дало им легитимность вследствие мирового финансового кризиса. В течение многих лет БРИКС требует реконструировать Бреттон-Вудскую систему, в которой лидирующие позиции занимают западные державы за счет стран с развивающейся экономикой. Принцип «взвешенного» количества голосов не был изменен с середины ХХ века. Это означает, что Китай, вторая по величине экономика в мире, имеет только 3,81 % общего количества голосов в Международном валютном фонде (МВФ). В соответствии с последними данными МВФ, Франция и Великобритания имеют по 4,29 %, но их экономика в три раза меньше, чем в Китае. Очевидно, что в это уже давно пора внести некоторые изменения. Но пакет реформ МВФ, принятый в 2010 году, который должен решать эти дисбалансы, находится в Конгрессе США. Отказ Вашингтона ратифицировать реформу МВФ является причиной недовольства БРИКС. Существующие институты уже давно устарели, а развивающиеся страны, которые представляют собой растущую долю глобальной экономики и населения, требуют, чтобы их рассматривали как равных. Хуже того, отказ в проведении реформы МВФ только доказывает, что Соединенные Штаты будут продолжать подавлять восходящие державы, такие как БРИКС.

В этом контексте, очевидно, что НБР и пул валютных резервов, являются не только прямым вызовом американским институтам Бреттон-Вудской системы, но и знаком грядущего. Согласно этой теории, БРИКС будет продолжать создавать новые институты, чтобы конкурировать с теми, которые создаются и управляются Соединенными Штатами. Как недавно написал индийский политик Шаши Тарур: «Если странам БРИКС не позволяют принимать участие в управлении существующей глобальной системы, то они, непременно, создадут свою собственную». Тем не менее, такие опасения преувеличены. Есть несколько областей, где БРИКС могут создать альтернативы существующим международным институтам. Однако мировая арена уже наполнена относительно новыми структурами, связанными с различными аспектами глобального управления. Например, «Группой двадцати» (G20), Саммитом по ядерной безопасности, Глобальным антитеррористическим форумом и Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка принимают активное участие в этих и других форумах. Что касается международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк и МВФ, неясно, какие институты БРИКС может создать для их противостояния.

И, несмотря на то, что реформа Совета Безопасности ООН уже давно пронизала международное сообщество, страны БРИКС продолжают считать этот орган лидером. Россия и Китай слишком высоко оценивают свое вето на резолюцию в Совете Безопасности, чтобы подорвать его авторитет как главного арбитра международного мира и безопасности. Между тем, Бразилия, Индия и Южная Африка, которые считают себя претендентами на постоянные места, продолжают держаться реформы Совета Безопасности, указывая, что они по-прежнему имеют веру в значимости Совета, несмотря на его недостатки.

Когда речь идет о вопросах международного мира и безопасности, приверженность стран БРИКС к действиям Совета Безопасности подчеркивает, их определенный статус-кво. Западные наблюдатели давно утверждают, что идеологические различия будут сдерживать сотрудничество между тремя демократическими странами БРИКС – Бразилией, Индией и Южной Африкой – и двумя авторитарными членами – Россией и Китаем. Но это верно лишь отчасти. Бразилия, Индия и Южная Африка, может быть, и являются демократиями, но, также как Россия и Китай, они являются ярыми сторонниками неограниченного суверенитета. В конечном счете, общая приверженность к суверенитету и невмешательству – принципы, на которые система государство-нация опирается – это элемент, который держит БРИКС вместе.

На самом деле, ответ организации на международные кризисы показывает, что они не должны иметь общие политические системы, чтобы объединиться против преобладания западной власти в многополярном мире. Возьмем, к примеру, вмешательство НАТО в Ливию. Вместо того чтобы воспользоваться своим правом на вето, Россия и Китай воздержались от резолюции Совета Безопасности ООН. Это привело к военным действиям в Ливии согласно инициативе «Обязанность защищать» (R2P). Бразилия и Индия, которые тогда были непостоянными членами Совета Безопасности, последовали их примеру. В то же время Южная Африка, еще один непостоянный член, проголосовали «за». Несмотря на то, что кампания НАТО стала больше похожа на смену режима, а не на гуманитарную интервенцию, БРИКС заявила, что НАТО превысило свои полномочия. По их мнению, Запад не только воспользовался R2P в качестве предлога, чтобы вытеснить иностранного лидера, но и воспользовался верой БРИКС.

Западные усилия осудить Россию за вмешательство в Украину вызвало подобное сопротивление со стороны БРИКС. Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка никогда явно не одобряли вторжение России в Украину. Но при этом, они и не шли в ногу с США и европейскими инициативами санкционировать и дипломатически изолировать российское руководство в Москве. БРИКС были приведены в бешенство, когда австралийские чиновники запретили Путину присутствовать на прошлогоднем саммите G20 в Брисбене. Попытки использовать G20 в качестве средства изоляции Путина имели неприятные последствия. G20 получает свою законность по причине своего разнообразного членства. После мирового финансового кризиса, G20 заменила «Большую семерку» (G7) в качестве главного форума для международного экономического сотрудничества. Это произошло именно потому, что Запад не мог больше представлять интересы мировой экономики, так как развивающиеся страны, среди которых БРИКС претендовала на лидерство, стали экономически стабильными, и их нельзя было не учитывать. G20 может быть и несовершенна, но она является ярким примером того, как развитые страны могут привести восходящие державы в лоно. Действительно, страны БРИКС подтвердили в общем заявлении, что «опекунство над G20 одинаково принадлежит всем государствам-членам, и не одно государство-член не может в одностороннем порядке определить ее природу и характер». Это отражает их убежденность в том, что односторонние действия противоречат многополярному мировому порядку.

Аннексия Россией Крыма, несомненно, представляет собой посягательство на принципы суверенитета и невмешательства, которые представляют страны БРИКС. Китай, со своей стороны, продолжает утверждать себя в Южно-Китайском море. И неудача стран БРИКС, также как и Запада, в урегулировании кризиса в Сирии служит ужасным показателем того, куда может привести абсолютный суверенитет и невмешательство.

Тем не менее, организация БРИКС не представляет угрозу для установленного мирового порядка. Но это не значит, что их жалобы не стоят внимания политиков в Вашингтоне. Действительно, страны БРИКС получили поддержу, потому что они ее искали, хоть и непоследовательно. Они стремятся исправить растущее влияние системы, установленной после Второй мировой войны, чтобы сместить мировой порядок. Это их задача, которую Соединенные Штаты не смогли понять. БРИКС может быть и является просто символом, но они также являются симптомом мирового нетерпения. Рано или поздно, Вашингтон должен устранить недостатки в глобальном управлении. Если БРИКС могут достичь прогресса на этом фронте, тогда мир, в том числе Соединенные Штаты, будет лучше.


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!