Присоединяйтесь к нашим группам

К чему прислушался Владимир Путин на недавней «прямой линии» с россиянами

К чему прислушался Владимир Путин на недавней «прямой линии» с россиянами
Российский президент Владимир Путин на трансляции в прямом эфире общенациональной прямой телефонной линии в Москве, 14 апреля 2016 года.
19 04 2016
23:27

Стивен Сестанович, профессор Колумбийского университета, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям, автор книги «Максимализм: Америка в мире - от Трумана до Обамы».

Довольно легко похихикать над экстравагантностью ежегодного телевизионного шоу Владимира Путина под названием «Прямая линия с президентом».  Почтительно-пошлый пиетет по отношению к «дорогому руководителю», пронизывающий все шоу, вряд ли мог стать еще больше - даже в случае, если бы «звездой» шоу был Ким Чен Ын. И все же поведение господина Путина является своеобразным  ценным политическим барометром настроений в российском обществе. Те вопросы, которые прошли проверку, и те ответы, которые поступили на них, могут многое рассказать нам о том, как Кремль оценивает  внутреннее состояние страны и настроения в обществе.

Россия уже второй год находится в состоянии экономического упадка, и нет ничего удивительного в том, что звонившем на прошлой неделе предлагалось порассуждать на тему экономики. Президенту Путину задавались вопросы о задержках по зарплате, ценах на продукты питания, дефиците лекарств, плохих дорогах («выбоина на выбоине»), канализации, налогах на недвижимость, образовании, упадке рыболовного флота, бедственном положении фермеров, занятых в молочном производстве, обмане потребителей, импортных пошлинах и еще о многом-многом другом. Когда ведущий в студии попросил граждан быть краткими, один из задававших вопрос ответил: «Я не могу остановиться. Мне нужно выговориться». Когда у Путина появлялась возможность поговорить о внешней политике, он предпочитал уклоняться от развернутых ответов. Внутренние проблемы, по его словам, должны быть в центре внимания.

И все же было бы неправильным утверждать, что житейские  вопросы преобладали на протяжении всего шоу. В обсуждении присутствовали и подводные течения. Многие говорили о том, что система подтачивается теми, кто находится у власти и злоупотребляет ею. Президента Путина спрашивали о том, почему в стране нет политических партий, способных противостоять «Единой России», и почему чеченскому лидеру Рамзану Кадырову, которого поддерживает Путин, позволено угрожать физической расправой своим политическим оппонентам. Путин выслушал многочисленные жалобы на то, как основы бизнеса расшатываются своеволием государственных инспекторских проверок, как простые люди лишаются жилья по произволу риэлторов (при откровенном попустительстве судов), как рыбоперерабатывающий завод на Дальнем Востоке превратил своих работников практически в рабов и как власти захватили земли, принадлежавшие сельскохозяйственному НИИ в пригороде Москвы. Прозвучал даже вопрос о нелегальных оффшорных богатствах.

При ответе на вопросы президент Путин отыграл множество различных комбинаций. Он эквилибрировал  немногочисленными оптимистичными выдержками из статистических данных. Он заявлял о том, что разделяет общественное возмущение и открыт для реализации новых подходов (излюбленным ответом был «Мы с этим разберемся»). При этом он отстаивал значимость «Единой России» как партии, обеспечивающей стабильность в обществе. А бюрократические злоупотребления, по его мнению, это часть реальной жизни России, часть «нашего менталитета». В отношении Кадырова он отметил, что «это Кавказ, люди горячие» В некоторых случаях он обещал оперативную реакцию со стороны правоохранительных органов. При этом решения должны быть практическими и (еще одно излюбленное слово) «сбалансированными». Если государство начнет субсидировать всех и вся, предупредил он, то скоро люди столкнутся с советским дефицитом и скудостью. Что касается «панамских бумаг», то попытки господина Путина обелить мошеннические проделки своего друга-виолончелиста, владеющего огромным состоянием таинственного происхождения, выглядели неубедительно.

То, что «дорогой руководитель» России чувствует недовольство людей, совсем не означает, что он опасается грядущего кризиса. Но если считать «Прямую линию» некоей шкалой, то российский президент вполне оценил то, что у него имеются определенные реальные проблемы.


Источник: blogs.wsj.com/





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!