Присоединяйтесь к нашим группам

Как избежать новой «холодной войны»: Советы адмирала ВМФ США

Как избежать новой «холодной войны»: Советы адмирала ВМФ США
После двух случаев проведения рискованных маневров «воздушной акробатики» за одну неделю в непосредственной близости от боевых единиц военной техники США, напряженность в отношениях с Москвой как никогда возросла. Однако необходимо как можно быстрее снизить градус, прежде чем демонстративные облеты не превратились в заходы на бомбардировку.
21 04 2016
21:17

В легендарном романе Яна Флеминга «Голдфингер» злодей так отзывается о склонности секретного агента Джеймса Бонда к постоянному переиначиванию и перекраиванию своих планов: «Один раз – это случайность. Два раза – это совпадение. В третий раз – это уже враждебное действие».

Что же тогда говорить о двух кряду провокационных маневрах представителей российских военно-воздушных сил, имевших место на прошлой неделе и нацеленных на военный корабль США в открытом Балтийском море и на военный самолет США в международном воздушном пространстве поблизости?

Владимир Путин играет с огнем, давая согласие на подобные сверхагрессивные маневры, и нет сомнения в том, что разрешение на них поступило лично от российского президента - принимая во внимание стиль управления, принятый сегодня в России, и взрывоопасный характер  имитации воздушного нападения на вооруженные силы США.

В ходе первого инцидента 12 апреля российский СУ-24 пролетел всего в 50 футах от эсминца «Дональд Кук» на высокой скорости после приближения к нему на чрезвычайно низкой высоте. Американский корабль, ракетный эсминец класса «Арли Берк», не открыл огонь, хотя применение оборонного вооружения против российских самолетов было бы вполне оправданно в рамках действующих правил применения силы. Мне приходилось командовать подобным кораблем прежде, и я не могу не оценить уровень хладнокровия, проявленного капитаном: он столкнулся с потенциально враждебными намерениями и должен был по регламенту рассмотреть возможность открытия предупредительного огня. Ситуация  немного разрядилась по причине отсутствия видимых систем вооружения на СУ-24 и отсутствия на российском радаре признаков захвата цели.

Второй инцидент произошел 17 апреля с участием американского «Боинга» RC-135, находившегося в международном воздушном пространстве.  В данном случае российский СУ-27 закрутил «бочку» над более медленным и менее маневренным американским самолетом – опять же, всего 50 футах от него. Это было чрезвычайно опасно (два  F-14 из авиаподдержки моего авианосца столкнулись при выполнении подобного маневра в 2004 году) и больше напоминало некий вид воздушной бравады в духе фильма «Лучший стрелок». Подобные воздушные трюки были глупостью в 1986 году (когда этим занимались и мы, и русские), такой же глупостью они являются и в наши дни.

Напряженность в отношениях между Вашингтоном и Москвой достигло высочайшего уровня со дня окончания «холодной войны» более чем два десятилетия назад. Она явилась результатом агрессивных действий России в Украине и российской аннексии украинского Крыма (в обоих случаях речь идет о недопустимом нарушении международного права), что привело к вводу в действие болезненных санкций против России со стороны Соединенных Штатов и Евросоюза. Кроме того, обе державы не могут найти общий язык в выработке правильного плана действий в Сирии, где Путин оказывает поддержку одиозному режиму сирийского диктатора Башара Асада, а Соединенные Штаты пытаются сплотить силы умеренной сирийской оппозиции для борьбы с ним. Кремль особо чувствителен на данный момент к проведению учений стран НАТО и размещению военных сил на своей периферии. Но все это является прямым результатом агрессивных действий России в Грузии и в Украине. Наконец, Россия озабочена безопасностью Калининграда, российского анклава на Балтийском побережье (возле которого и произошли оба вышеупомянутых инцидента), географически отрезанного от остальной страны. Москва угрожает размещением своих баллистических ракет в Калининградской области в ответ на американскую модернизацию ядерного арсенала в Германии.

Это стремительное погружение в пучины «холодной войны» вряд ли послужит чьим-либо интересам. Итак, как же нам избежать этого нежелательного хода событий, при этом продолжая оказывать противодействие Москвы в тех случаях, когда нарушаются общепринятые нормы?

Не выступать в одиночку

Первое правило: действовать сообща. Формирование образа мышления «нация против нации» контрпродуктивно для Соединенных Штатов. Реакция США должна вписываться в рамки НАТО, насколько это возможно, включая размещение сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил в регионе. Россия стремится создать иллюзию о своей прямой двухсторонней конфронтации с США, тем самым вбив клин в ряды союзников. Нам нужно всячески избегать этого и продолжать развертывание сил под эгидой НАТО и в рамках Инициативы по укреплению Европы.

Не бояться конфронтации

Во-вторых, нам необходимо противодействовать России – но только в тех случаях, когда это реально необходимо. В частности, мы должны неукоснительно соблюдать санкции против Москвы до тех пор, пока не будут полностью выполнены положения Минских договоренностей; решительно сопротивляться сохранению власти в руках Асада и осуждать Россию за серьезные нарушения прав человека. Однако существует еще целый ряд несоответствий в наших позициях по некоторым международным вопросам, которые не требуют перехода к конфронтации (милитаризация Арктики, ослабление контроля над вооружениями, размещение систем противоракетной обороны, продажа российского оружия Ирану, кодекс поведения к кибер-пространстве и т.п.).

Сотрудничать при каждой возможности

В качестве третьего шага нам следует предпринять более решительный подход в отношении сотрудничества в борьбе с терроризмом, оборотом наркотиков и пиратством – все это – международные проблемы, по которым у Вашингтона существует консенсус с Москвой. Вполне возможно, нам удастся сообща работать на Балканах с тем, чтобы наладить отношения между Сербией и отколовшимся Косово, а также по вопросу спорности границ Боснии-Герцеговины. Мы можем укрепить наше сотрудничество в деле защиты окружающей среды, развить неправительственные программы образовательного обмена и со временем найти общее решение по Сирии (где Асад является камнем преткновения для двух держав). Наши страны также одинаково заинтересованы в стабилизации обстановки в Афганистане и в укреплении отношений между Пакистаном и Индией.

Больше диалога, меньше пальбы

И, наконец, на тактическом уровне, нам нужно проявить мудрость и чаще вести диалог с Россией в рамках существующих протоколов военного взаимодействия наших сил. Американо-советское соглашение 1972 года о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним все еще служит хорошим основанием для того, как действовать морским судам и самолетам в неординарных ситуациях; оно предусматривает вполне конкретный кодекс поведения и служил фундаментальной доктриной в годы «холодной войны». Возможность привлечения глав военных ведомств обеих стран  в рамках проведения конференции на высшем уровне в целях пересмотра и возрождения духа этого соглашения стала бы позитивным шагом.

Люди часто спрашивают меня, вернулись ли мы во времена «холодной войны». Я отвечаю им: еще нет. «Холодная война» превосходит нынешнюю напряженную ситуацию в масштабах и по многим параметрам: по численности войск, кораблей и самолетов, по степени боеготовности к ведению массовых глобальных боевых действий, включая реальную вероятность обмена ядерными ударами. Мы еще далеки от подобной пугающей перспективы.

Но если мы немедленно не положим конец подобным провокационным действиям, таким как имевшим место в небе над Балтикой на прошлой неделе, рано или поздно самолет будет сбит, и это приведет к более опасной конфронтации. Соединенные Штаты, со своей стороны, должны быть предельно откровенны в отношении своих планов по развертыванию военных сил вблизи границ России и разъяснять отсутствие намерений предпринимать какие-либо агрессивные или наступательные действия – все это вполне осуществимо в рамках взаимодействия в Совете «НАТО-Россия».

Нет никакой необходимости вновь возвращаться во времена «холодной войны», но во избежание этого следует проявить сдержанность, здравый смысл и дипломатические способности – причем с обеих сторон, как Вашингтона, так и Москвы. Как  упоминалось в «Голдфингере», обе державы усматривают лишь «враждебные действия» в действиях противоположной стороны, что может привести к потенциально опасным просчетам. Прежде всего, нам следует быть откровенными друг с другом, и снизить накал  как в риторике, так и в акробатических этюдах, прежде чем единичная перепалка не переросла в перестрелку на всех фронтах.


Источник: foreignpolicy.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!