Присоединяйтесь к нашим группам

Наступление на Европу: Китай и США в борьбе за Старый Свет.

Наступление на Европу: Китай и США в борьбе за Старый Свет.
В свете выхода своей последней книги «Наступление Китая на Европу» Филипп Ле Корр рассказывает об интересах Пекина на европейском континенте, его экономических инвестициях и сохраняющемся недостатке позитивного имиджа.
06 06 2016
15:41

Atlantico: Ваша последняя книга называется «Наступление Китая на Европу». Почему вдруг Европа стала играть важную стратегическую роль в приоритетах Пекина? Какие формы принимает китайский прорыв в Европе? Каким странам Китай отдает предпочтение?

Филипп Ле Корр: После объявления политики «открытых дверей» в 1980-х годах, около 15-ти лет назад при Цзян Цзэмине и Чжу Жунцзи Китай решил пойти по пути интернационализации. Этому политическому курсу было дано имя zou chu qu (что означает «выходить»), а главной целью было подтолкнуть китайские предприятия к инвестициям за границей.

Что касается Европы, то тут, разумеется, существуют инвестиции частных групп, особенно в сфере недвижимости - от Лондона до Лиссабона - , но 70% всех инвестиций, сделанных с 2008 – кризисного года в долговой сфере - в года приходится на китайские государственные предприятия. В прошлом году китайские капиталовложения в Европе пережили небывалый скачок на 44%. Не была забыта практически ни одна страна. Великобритания, Франция, Италия, Германия, Греция, Португалия, Чехия… Но является ли все это частью стратегии? До 2015 года в этом можно было усомниться. Но  возникновение концепции «Один пояс, Один путь», а также Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и фонда «Шелковый путь» говорит о стремлении Пекина двигаться вперед. Порядка шести десятков государств присоединились к новому банку, а проект «Один пояс, Один путь» привлекает множество стран. В этой области интерес Китая к Восточной Европе очевиден. В марте Си Цзиньпин посетил Прагу, а в скором времени побывает в Белграде. Соединенные Штаты решили не участвовать в работе банка АБИИ и не были допущены к проекту «Один пояс, Один путь». Китайско-американские отношения развиваются скорее в рамках конкуренции и противостояния, чем сотрудничества. В этом заключается одна из причин интереса к Европе.  

Какое место в масштабных планах Китая отводится Франции?

Во Франции действуют несколько крупных инвесторов: суверенный китайский фонд CIC приобрел 30% акций ENGIE (ENGIE - крупная французская энергетическая и газовая компания - прим.пер.) в сфере разведки и добычи природного газа. В сфере автомобильной промышленности китайский Dongfeng приобрел 14% капитала PSA (PSA Peugeot Citroën - ПСА Пежо Ситроен, французская автомобилестроительная компания, второй по величине производитель автомобилей в Европе – прим. пер.); Fosun выкупил Club Med (Club Med, сокращение от фр. Club diterranée — средиземноморский клуб, торговая марка французской компании Club Méditerranée — международного туристического оператора, владельца сети курортов в разных странах – прим.пер.). Были приобретены торговые марки класса люск, а также гостиницы. Группа Synutra вложила 100 миллионов евро в гигантский молокозавод в Бретани; В Шатору и Лотарингии предусмотрено создание промышленных парков... В то же время Франция, в отличие от других стран, заняла более осторожную позицию, в частности в такой чувствительной области, как телекоммуникации. По этому вопросу продолжаются споры, примером которых служит ситуация вокруг аэропорта Тулузы. В конце 2014 года 49,9% акций аэропорта были выкуплены консорциумом, глава которого бесследно исчез несколько месяцев спустя. Это стало аргументом в пользу определенных мнений.      

Почему Китаю удается лучше закрепиться в Европе, чем в Соединенных Штатах?

В настоящее время Соединенные Штаты привлекают больше китайских инвестиций, чем любая европейская страна (15 миллиардов долларов за 2015 год). Но если сложить вместе всех 28 членов Европейского Союза, получается 23 миллиарда долларов, не считая огромного потенциального приобретения швейцарской Syngenta (швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства прим. пер.). китайским объединением ChemChina, которое уже приобрело производителю шин Pirelli, за 62 миллиарда долларов. Китай вкладывает средства в железнодорожный транспорт, энергетику, порты и аэропорты, финансы, технологии… Это вызывает споры во всех европейских странах.

В Соединенных Штатах обсуждение этой проблематики касается главным образом стратегического соперничества в Азии (морское пространство вокруг Китая, Корейский полуостров) и иностранных инвестиций, в США существует более жесткая система, чем в Европе и представляет ее специальный комитет CFIUS (Комитет по иностранным инвестициям в США). Этот комитет и закрыл дорогу некоторым китайским инвесторам…  

И, тем не менее, Китай по-прежнему страдает от плохого имиджа в Европе? Как он может справиться с этим недостатком «мягкой силы»?

Китай прикладывает значительные усилия для исправления своего имиджа. Он активно действует в сфере СМИ (CCTV, Xinhua), культуры, организации престижных мероприятий (например, летние Олимпийские Игры в Пекине в 2008 году и саммит «Большой двадцатки» в Ханчжоу в этом году). Кроме того, он сформировал всемирную сеть Институтов Конфуция, который были с точностью скопированы с «Альянс франсез» или Институтов Гете. Тем не менее, их зачастую считают инструментами пропаганды. Проблема в том, что последние четыре года китайские власти стремятся укрепить свой позиции в стране. Коммунистическая партия пытается подавить любые проявления протестов и даже споров. Цензура усиливается, Некоммерческие Организации обязывают пройти регистрацию, диссидентов сажают в тюрьмы. Пока у Китая сохраняется такой образ,  европейцы будут продолжать сомневаться насчет его истинных намерений, в том числе в экономическом плане: быть может, цель китайских инвестиций это воспользоваться избыточной производственной мощностью страны (сталь, уголь…) и поддержать неуверенный рост на фоне снижения темпов развития мировой и, следовательно, китайской экономики?

Филипп Ле Корр (Philippe Le Corre) - научный сотрудник Института международных и стратегических исследований, специалист по Китаю и Юго-Восточной Азии.


Источник: atlantico.fr





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!