Присоединяйтесь к нашим группам

Что Брэкзит нам грядущий всем готовит? Часть II

Что Брэкзит нам грядущий всем готовит? Часть II
17 ведущих специалистов, гуру внешней политики и историков – о том, что ждет мир через пять лет.
27 06 2016
22:57

Суть Брэкзита: Быть государством. Еще лучше – быть автократическим государством.
Стивен Сестанович, профессор международной дипломатии Школы международных и общественных связей при Колумбийском университете, старший научный сотрудник Совета внешних отношений

Одной из причин, по которым затруднительно определить, кто выиграет, а кто проиграет после Брэкзита, является тот факт, что наши прогнозы носят слишком экономический характер. Когда одна из ведущих сил в глобальной экономике сталкивается с кризисом, который сейчас переживает Евросоюз, вряд ли кто-то может извлечь из этого реальную выгоду.  Россия? Она уже два года находится в рецессии, поскольку ее крупнейший рынок сбыта – Европа-  все меньше покупает ее энергоресурсы, являющиеся крупнейшей статьей экспорта России. Пойдут ли у нее дела лучше в том случае, если ситуация на европейском рынке еще больше ухудшится? Безусловно, нет. То же самое касается Китая. Следовательно, в этой ситуации проигрывают все без исключения.

Однако это слишком узкий взгляд на произошедшее. Смысл Брекзита (не важно выйдет ли Великобритания из Евросоюза и каким образом) вполне очевиден: мы хотим быть государством. Точнее – автократическим государством. Те, кто выходят «сухими из воды» в подобной ситуации – это люди, обладающие несомненной способностью к принятию жестких и четких политических решений, чтобы с такой же решимостью добиваться их воплощения в жизнь. Путин (хотя его жесткие и четкие решения часто неоправданны) является победителем в Брэкзите. Голосование укрепило его и его сподвижников в их и без того глубочайшем убеждении: сверхплюралистическая, подчиняющаяся жестким правилам, пост-суверенная политика обречена на вымирание, потерпев поражение в столкновении с группами по интересам и зайдя в тупик, причем вряд ли народная поддержка вернется к ней в ближайшее время. Тот же самый урок извлечет для себя и Китай.

А что же Соединенные Штаты? На главной странице пятничной New York Times (после всех разговоров о всеобщем расстройстве системы) приводится некое предупреждение. Американские институты слишком напоминают европейские, именно по этой причине и в Европе, и в США так много людей, требующих «вернуть им их родину». Что еще хуже, США, в отличие от России и Китая, слишком зависит от своей способности в полной мере поддержать взаимовыгодные отношения со своими союзниками и дружественными государствами. Эта способность (по причинам, в равной степени зависящим как от нас, так и от наших союзников) тоже может сократиться.

Если вы пришли к выводу о том, что от Брэкзита проиграли только плюралистические политические режимы в мире – что ж, вы угадали.

***

«Наши союзники проиграли, наши противники выиграли»

Карл Шейк, научный сотрудник Института Гувера

Брэкзит - это поворотный момент: наивысший пик общеевропейской интеграции пройден. Главным последствием для Евросоюза станет перспектива превращения в более протекционистскую и отказывающуюся от инноваций в развитии Европу, с менее активной международной позицией, с правительствами, неуверенными в своих действиях и опасающимися любого признака проявления общественного недовольства. Внутри еврозоны усилятся трения, поскольку страны-дебиторы начнут ссылаться на общественное мнение, требующее сокращения мер жесткой экономии, а страны-кредиторы будут им всячески возражать, ссылаясь на то же самое общественное мнение в своих странах.

Кроме того, как Великобританию, так и Евросоюз теперь ждут нелегкие времена, и  обоим придется заняться своими собственными проблемами. В американской перспективе Евросоюз станет менее связанным с США и менее готовым развивать и поддерживать общий подход к глобальным проблемам; что касается Великобритании, то ее влияние на Европу неизбежно снизится. Таким образом, от Брэкзита выигрывают только наши противники, а наши союзники – явно проигрывают. Институты вне Евросоюза (такие как НАТО, МВФ и даже ООН) начнут претендовать на британское влияние.

Скорее всего, Великобритания не откажется от действующей практики и норм немедленно, поскольку опасается утечки капиталов и мозгов, а также ухода бизнеса. Однако Евросоюз вряд ли намерен пойти ей навстречу, поскольку не в его интересах оставлять подобное «сепаратистское» поведение без жестких последствий. Как минимум, Евросоюз заставит Великобританию заплатить за это двойную цену.

Шотландия, вероятно, отколется от Соединенного Королевства, что негативно отразится на оборонной политике Великобритании, поскольку на шотландской территории размещено ее ядерное оружие. Сторонники  модернизации программы «Трайдент» получат несомненные дивиденды от самоизоляции Великобритании от Евросоюза, однако при этом им придется поискать новую дислокацию (вполне возможно, они договорятся с США о совместном использовании американских военных баз). Я полагаю, что расходы на внешнеполитические программы и на оборону будут урезаны, поскольку правительствам Евросоюза необходимо направить средства на урегулирование внутренних вопросов, пытаясь задобрить общественность, которая, как оказалось, крайне раздражена пренебрежительным отношением к себе со стороны правящих элит.

***

«Рост как Евросоюза, так и Великобритании обеспечен».

Дин Бейкер, один из директоров Центра экономических и политических исследований в Вашингтоне

В ближайшие пять месяцев я  ожидаю минимального эффекта от Брэкзита за пределами Великобритании. Вспыхнувшая поначалу рыночная истерика вскоре уляжется за пределами Великобритании, и положение вполне стабилизируется после поражения Трампа на выборах в ноябре. В самой Великобритании последствия будут значительны. Вполне возможно, наконец-то лопнет пузырь недвижимости в Лондоне (хотя вина за это полностью лежит на других людях, а вовсе не на сторонниках Брэкзита), что значительно замедлит экономический рост в стране, если не приведет к полномасштабной рецессии; Великобритания больше никогда не будет считаться безопасной гаванью для богатых мира сего. Кроме прочего, финансовый сектор в Великобритании ожидают массовые увольнения, поскольку многие компании предпочтут переехать в страны, остающиеся в составе Европейского Союза.

В ближайшие пять лет Евросоюз выйдет из режима строгой экономии и вернется на путь высокой занятости и здорового роста. Брэкзит, кроме роста влияния популистских партий по всему континенту (как правого, так и левого толка) наконец, отрезвит и убедит  европейских руководителей за пределами Великобритании в необходимости избрания иного пути, кроме следования мерам строжайшей экономии, если они хотят сохранить Европейский Союз. Вне политики интеллектуальные обоснования исчерпают себя, поскольку экономика не будет развиваться по пути, предложенному защитниками мер строгой экономии. В результате, когда руководство Евросоюза откажется от своих обязательств по сбалансированным бюджетам и снижению коэффициенты соотношения «долг/ВВП», начнется быстрый рост как в Евросоюзе, так и в Великобритании. Главным отличием является то, что Великобритания располагает меньшим финансовым сектором, чьи доходы зависят от развития производственных секторов экономики (это всего лишь радужная надежда – но почему бы эй не сбыться?)

***

«Это политическое землетрясение».

Джеймс Голбрейт, экономист и автор книги «Угощайтесь чашей с ядом: Гибель Греции и Будущее Европы».

Мгновенный экономический эффект может быть минимальным, хотя падение фунта стерлинга способствует росту британского экспорта; если же остальной мир запаникует, доллар может вырасти, и от этого пострадают в первую очередь американские экспортеры. Землетрясение по имени Брэкзит носит скорее политический характер: после ухода Кэмерона сторонники Партии за независимость Великобритании вольются в ряды тори, и крайне правые попадут в британское правительство. Следует ожидать нового референдума в Шотландии, вновь ставящей вопрос о своей независимости на повестку дня. В то же время крайне правые евроскептические партии начнут кампании за выход из Евросоюза в Голландии и во Франции. Политический раскол между северной и южной Европой (представленной «левыми» Испанией, Португалией и Италией) углубится.

Со временем по мере того, как это будет касаться Великобритании, общеевропейские структуры в сфере юриспруденции, нормативной базы, фискальной политики, развития науки, открытой торговли, открытых границ и прав человека, функционировавшие более 40 лет, будут сворачивать свою активность и, в конце концов, во многих важных аспектах прекратят свою деятельность. Каким образом это произойдет – посредством какого процесса переговоров, в какой комбинации медленных изменений и резких движений, каким станут отношения между Великобританией и Евросоюзом – все это вряд ли доступно пониманию лидеров кампании за выход Великобритании из Евросоюза. Пока же они красуются на британском телевидении с триумфальным видом полнейших невежд и профанов.

 


Источник: politico.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!