Присоединяйтесь к нашим группам

Как Дэвид Кэмерон Европу спас

Как Дэвид Кэмерон Европу спас
«Брэкзит» подтолкнул Европу к проведению жизненно важных реформ.
03 07 2016
12:27

Милтон Эзрати, сотрудник филиала Центра исследований человеческого капитала при Университете Буффало, автор книги «Тридцать завтрашних дней»

Даже если дело не выгорит, все же шоу под названием «Брэкзит» сумело вызвать к жизни  значительную цепочку непредвиденных последствий. Дэвид Кэмерон вступил в игру еще в 2013 году. Внимательно следя за событиями во внутренней политике, он решил перехватить инициативу у лейбористской оппозиции и обезоружить антиевропейскую Партию независимости Великобритании, выступив с призывом провести национальный референдум в отношении членства Великобритании в Евросоюзе. И это сработало. Он остался у власти в качестве премьер-министра в 2015 году. Однако данное обещание следовало выполнять – необходимо было назначить дату проведения референдума. Он сделал это, объявив о проведении референдума 23 июня 2016 года. А после того, как дата была оглашена, он попытался провести переговоры по пересмотру условий членства Великобритании в Евросоюзе. Поскольку этот шаг обнажил немало фундаментальных проблем, остальные члены Евросоюза также загорелись желанием пересмотреть свои собственные действующие условия членства. На данный момент циничный расчет Кэмерона, рассчитанный на аудиторию внутри страны, стал причиной возникновения реформистского движения внутри общей Европы, которая могла бы продолжать свое существование в прежнем виде, независимо от исхода голосования в Великобритании  в конце этого месяца.

Для остальных челнов Евросоюза позиция Великобритании стала скорее подсказкой, чем руководством к действию. Их потребности и нужды разительно отличаются от британских и завязаны на большем числе нюансов, чем у Лондона. Великобритания жаждет освобождения от общеевропейских ограничений, возможности поддержки своей собственной валюты, проведения собственной монетарной политики, осуществления более прогрессивной фискальной политики, формирования собственных норм и правил трудоустройства и контроля за миграцией граждан Евросоюза, в особенности беженцев. В противоположность Великобритании, остальные страны стремятся к явно противоречивому симбиозу свободы действий и в то же время дальнейшей интеграции в рамках Евросоюза.

Италия, занимающая самую активную позицию среди всех стран, является тому наглядным примером. В отличие от Великобритании, Италия категорически против закрытия границ для мигрантов. Рим требует большей общеевропейской интеграции, особенно развития общеевропейской системы предоставления убежища, пытаясь совладать с 300 тысячами североафриканцев и сирийцев, которых Италия приняла на своей территории (правда, получая за это 3 млрд. евро в год). Так же, как и Великобритания, Италия требует большей автономии в проведении прогрессивной политики. В частности, Риму хотелось бы закладывать больший дефицит бюджета, чем закреплено нормами Евросоюза, для покрытия расходов на мигрантов, проведения антитеррористической деятельности и привлечения инвестиций в национальную экономику. В то же время Рим хочет большей межгосударственной интеграции, в частности,  в области формирования бюджета еврозоны и финансового министерства, с тем чтобы иметь возможность получать помощь из общеевропейских (читай: немецких) ресурсов.

Точно так же Рим выступает за комбинацию большего дистанцирования и большей интеграции в финансовых делах. Премьер-министр Маттео Ренци чрезвычайно обеспокоен тем, что огромное количество проблемных займов в итальянских банках может подорвать доверие владельцев депозитных вкладов, вызвать утечку капитала в банки других частей еврозоны, создать дефицит наличных средств и тем самым положить конец начавшемуся возрождению экономики страны. Ренци хотелось бы нарушить правила еврозоны, которые не позволяют ему использовать общественные фонды для поддержания лояльности и доверия. По причине существования этих правил ему даже пришлось создать некую странную финансовую структуру для привлечения частных средств. Так называемый «Фонд Атланта» пока функционирует нормально, но все же Ренци предпочел бы большую надежность общественных фондов. Хотя Рим и выступает за послабление подобных правил Евросоюза, он при этом также выступает и за большую интеграцию, предлагая, например, создать союз рынков капиталов. Предположительно подобное новообразование позволило бы пользовать общими ресурсами еврозоны (опять же, читай: Германии) многим подверженным нестабильности странам, таким как Италия. Французский премьер-министр Мануэль Валльс, без сомнения осведомленный о финансовом положении своей страны, с готовностью поддержал это предложение.

Если Италия и прочие скованные одной цепью страны еврозоны требуют одновременно то ли воли, то ли неволи на собственных условиях, в этом они далеко не одиноки. Берлин, например, настаивает на том, чтобы политика в отношении евро осуществлялась на первоначальных принципах. Он оправдывает свою настойчивость приверженностью к идеалу европейского единства. Но вполне очевидно, что речь идет о выгодах для немецкой экономики. Ослабление валютного соглашения заставит немецкую валюту настолько подскочить в цене, что о немецком экспорте на мировые рынки придется забыть. Однако настаивая на том, что в данном отношении Евросоюз оказывает поддержку немецкому экспорту, и попутно на том, что все периферийные экономики должны полностью соблюдать взятые на себя финансовые обязательства при помощи жестких мер экономии, Берлин при этом отказывается рисковать своим собственными капиталами ради стабильности всей Европы. Для лучшего понимания позиции Германии Италия предложила урегулирование торгового дисбаланса посредством общеевропейского механизма, на что Берлин ответил каменным молчанием.

Бесспорно, что необходимость в реформе общей Европы назревала уже давно, и для осознания этого не требовалось никаких радикальных шагов. Предложения, сейчас широко обсуждаемые сегодня, могли бы так и остаться погребенными в бюрократических завалах Брюсселя, если бы не угроза Брэкзита и не переговоры Кэмерона, вызвавшие достаточно большой шок для осознания важности немедленного реформирования. Они, несомненно, добавили запала Риму, которого так ему не хватало в прежние годы. Учитывая, что итальянская экономика представляет 17%  ВНП еврозоны, Брюсселю будет труднее отмахнуться от требований итальянцев, чем от требований греков. Даже в случае, если Великобритания покинет Евросоюз и не сможет далее возглавлять реформаторское движение, выход из рядов общей Европы такой значимой экономики может помочь Италии и некоторым другим странам объединить свои усилия в противостоянии с общеевропейским руководством. В любом случае, эти непредвиденные обстоятельства лишь подкрепляют слова, недавно сказанные бывшим президентом Франции Николя Саркози: «Состоится Брэкзит или нет, при любом сценарии развития событий нам необходимо произвести полную перезагрузку проекта «Общая Европа».


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!