Присоединяйтесь к нашим группам

Сдерживание и диалог: Российский парадокс

Сдерживание и диалог: Российский парадокс
Польский фрегат в порту Гдыня, июнь 2016 года.

Перед саммитом НАТО в Варшаве: Что делать дальше с Россией? Каковы цели Запада, какие цели преследует Кремль, и что мы должны сделать, чтобы разрешить нынешний кризис?
04 07 2016
13:03

Агрессивные угрожающие действия России являются скорее выражением слабости страны, чем её силы, но в любом случае мы должны должным образом и с уважением относиться к этой великой стране. Россия в настоящее время не особенно заинтересована в диалоге, но всё же мы должны не оставлять попыток по установлению диалога. Россия делает ставку на эффект непредсказуемости, но мы все равно должны упорно работать в направлении стабилизации, прозрачности и предсказуемости наших отношений. Россия не соблюдает норм международного права и договоров, но мы, тем не менее, должны  быть демонстративно дисциплинированными и придерживаться всех договоров. Россия выступает в качестве  противника Запада, но, тем не менее, мы должны неустанно искать общие интересы и возможности для сотрудничества.

Все это звучит парадоксально и не всем это может прийтись по душе. Но такое поведение будет единственно правильным,  если мы хотим соответственно сохранить наши ценности, интересы и идентичность. Наша сила позволяет нам реагировать на ситуацию с  учётом перспективы и с стратегическим терпением. Главное не попасть в ловушку спирали эскалации.

Такой подход также учитывает общественное мнение в Европе: реакция населения на предупреждение министра иностранных дел Штайнмайера о "бряцании оружием" ясно дала понять, что в нашей общественности существуют сильные течения, которые поддерживают  Россию и считают  поведение НАТО преувеличенно агрессивным. Реакция России на саммит НАТО, к сожалению, грозит лишь углубить этого мнения. Чем больше мы будем действовать в соответствии с принципами, изложенными выше, и, несмотря на все неудачи, налаживать отношения с Россией, тем быстрее мы сможем предотвратить раскол.

Я приведу в качестве доводов четыре моих наблюдения:

  • Возрастающий риск эскалации неприемлемо высок, и нам нужно сделать всё возможное, чтобы его  снизить.

Нынешний кризис таит в себе самую опасную в военном отношении ситуацию внутри и вокруг Европы со времён окончания холодной войны. Военная демонстрация мышц, такая как симулированные нападения со стороны российских военных самолетов на корабли ВМС США в Балтийском море и манёвры на расстоянии нескольких метров, таит в себе  высокий риск просчетов, человеческих  (неверных) решений и незапланированных эскалаций.

На сегодняшний день не существует никакого общего военного кризисного реакционного центра НАТО и России, или даже общего согласия касательно того,  как действовать в случае военного инцидента. Кто, как и с кем должен связаться, чтобы в случае непредвиденного инцидента избежать эскалации, не известно. Чем более не прописанными и неясными являются  схемы реагирования на кризисные ситуации, тем выше риск катастрофических событий. Необходимость создания совместного кризисного центра назрела уже давно.

  • Западная "двойная стратегия"  в паре со стратегическим терпением остается правильным базовым подходом: усиление западных оборонных возможностей с одной стороны, и усиление диалога и совместных предложений с другой стороны.

Текущую деятельность НАТО по перестраховке нельзя назвать слишком масштабной. В частности, по сравнению с более крупными российскими учениями и частичной мобилизацией. А запланированное размещение войск НАТО в Восточной Европе вполне укладывается в рамки Основополагающего акта Россия-НАТО. Отправка в общей сложности 4000 солдат в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу, нельзя всерьез рассматривать как "окружение" России. Присутствие этих малочисленных войск скорее демонстрирует солидарность  с нашими восточными союзниками. Не менее, но и не более.

К счастью, эскалации можно избежать, если западные страны будут прилагать больше усилий по улучшению общения: Украинская дипломатия под руководством Германии и Франции сейчас функционирует в полном разгаре. В самом центре немецкого председательства в ОБСЕ находятся вопросы  поиска общих экономических перспектив в направлении Восток-Запад. Отношения между Россией и НАТО были возобновлены ​​- но, к сожалению, Россия отказалась встретиться на  Совете вновь перед саммитом НАТО. Генеральный секретарь НАТО регулярно обращается к России со  своими предложениями о возобновлении "Венского документа" и других механизмов  контроля вооружений с целью повышения прозрачности и стабильности. В Сирии и совсем недавно в Ливии наблюдаются  попытки собраться вместе, чтобы принять совместные решения.

Но мы можем сделать еще больше:

Самым сильным сигналом о долгосрочной  связи с русским населением было бы снятие визовых требований для "нормальных" русских. Если это касается турок и украинцев, то почему бы не сделать это и для русских? Такая германская инициатива, несомненно, возымела бы в России огромный отклик. Кроме того, нам следует  увеличить количество  стипендиальных программ и программ обмена для студентов и ученых: чем больше россияне смогут общаться с нами, тем более глупой им будет казаться  антинемецкая и антизападная пропаганда в российских СМИ.

Второе предложение: Основы европейской безопасности - Хельсинки! - следует подтвердить и, возможно, дополнить. Именно поэтому в 2014 году на председательстве в ОБСЕ было рекомендовано создание  группы мудрецов (группы видных деятелей) "Назад к дипломатии". С запуском  "дипломатической машины", после успешного завершения Минского процесса, американо-русская дипломатия могла бы заработать снова, до или после выборов в США. Это очень важно, потому что прочное урегулирование кризиса в отношениях между Востоком и Западом будет невозможным  без прямых переговоров между Белым домом и Кремлем. То есть  нужно вести обстоятельный диалог с Путиным. Немецкое председательство в ОБСЕ в настоящее время имеет возможность продемонстрировать перспективы, которые в конце долгого процесса могут привести к евроатлантическому саммиту государств-участников ОБСЕ.

В-третьих, для того, чтобы смягчить предсказуемые негативные реакции в Москве в ответ на Варшавский саммит, непосредственно перед и / или сразу после саммита  в  Москву должен обязательно вылететь высокопоставленный представитель НАТО с целью предоставления исчерпывающей информации и создания прозрачности.

  • Россия в военном плане  является сильной, и всё же слабой.

За всеми этими соображениями стоит вопрос, который имеет решающее значение для реакции Запада: Насколько сильна Россия на самом деле?

Экономически Россия, безусловно, не является великой державой. Уровень валового внутреннего продукта России находится между Италией и Испанией. Экономика России только в 2015 году сократилась почти на четыре процента, а темпы продвижения  инноваций уже давно не поспевают за глобальной конкуренцией. Даже некоторое повышение цен на нефть принесет только умеренные и  недлительное улучшение  ситуации.

В политическом смысле Москва загнала себя на обочину сразу  на нескольких фронтах: Путин в течение всего нескольких месяцев сумел убедить 40 миллионов ранее русофильских украинцев в том, что Москва является самой большой опасностью для Украины. Шведы и финны впервые за несколько десятилетий обсуждают потенциальные выгоды от членства в НАТО. Российское сотрудничество с Пекином не принесло никакой реальной помощи; а большая часть суннитского мира ещё долго будет рассматривать Россию как врага.

За исключением  своей роли в качестве военной ядерной мощи, Россия является ничем иным, как знаменитым "призрачным  гигантом" из детской книги Майкла Энде. На расстоянии это  − угрожающего вида гигант, а с меньшего расстояния он кажется мельче, и с удручающе плохими перспективами.

В дополнение к экономической и технологической несостоятельности, нагруженная  тяжелыми ипотеками  внешнеполитическая позиция России, не проявляет никаких признаков "мягкой силы". Эта политика ищет спасения в почти отчаянном самоутверждении,  хотя Москва знает, что эта стратегия должна потерпеть неудачу в долгосрочной перспективе. Из-за попытки сохранить облик мировой державы.

Спокойные, рассудительные действия Запада и ЕС являются лучшим противоядием. Только так можно добиться реализации  Минских соглашений,  а затем можно будет отменить санкции. Самая большая опасность таится в нашей собственной слабости. Референдум по вопросу о членстве Соединенного Королевства в составе Европейского союза стал  успехом Путина. Этот инцидент  важнее для России, чем многое из того, что Кремль мог бы достичь своими собственными действиями.

  • Самокритика является неотъемлемой частью серьёзного обсуждения, а России её особенно не хватает.

Признание того, что мы также допускаем ошибки, не означает принятие российской доктрины безопасности, которая запрещает собственным соседям  свободно выбирать себе союзников в нарушение принципов Хельсинского заключительного акта от 1975 года  и Парижской хартии 1990 года. Однако есть моменты, в которых мы также можем обратиться к самокритике:

Вторым компонентом политики НАТО девяностых годов - отношениями с Россией -  открыто пренебрегли. Соглашение с Москвой заложило фундамент двух одинаково важных основ, расширения НАТО, с одной стороны, и новое качество отношений между Россией и НАТО с другой. К сожалению, вторая часть позже канула в лету. И Меркель и Саркози в 2008 году пришлось срочно дёргать за аварийный тормоз, когда Бушу захотелось форсировать вступление Украины и Грузии в НАТО.

Наше обращение с государствами "буферами", такими как Грузия, Украина и Молдова, совсем не способствовало  укреплению их безопасности. В 2008 году Грузии и Украине было обещано членство в альянсе. А имели ли мы на это право? Не было бы лучше предоставить обоим претендентам роль  Финляндии или  Австрии? Но что это будет означать для нашего доверия, для благородного принципа свободного выбора союзов? Мы слишком долго избегали отвечать на эти вопросы.

И следует спросить себя, подходящее ли сейчас время, чтобы вводить в эксплуатацию  такую раскритикованную Россией систему противоракетной обороны США  в Румынии.

Обвинения о западном окружении и угрозах в сторону  России могут  упасть не на благодатную почву, если мы якобы открыто говорим о собственных  недостатках, но при этом отрицаем тот факт, что НАТО и ЕС  сами не очень-то стремятся возвращаться к совместной политике.

Мы нуждаемся в  России в качестве партнера, если Россия выберет путь возвращения назад к европейской безопасности. До тех пор, нам нужно сохранять стратегическое терпение. А это означает две вещи: быть верными  принципам (никакого обмана), и сохранять хладнокровие (не наглеть). Это мудрая политика в отношении России.

Вольфганг Ишингер.


Источник: spiegel.de





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!