Присоединяйтесь к нашим группам

Риски атомной энергетики: Когда взлетит на воздух очередная АЭС?

Риски атомной энергетики: Когда взлетит на воздух очередная АЭС?
Взрыв в Фукусиме (2011).

Для того чтобы оценить, насколько велика опасность взрыва или серьёзной аварии на атомной станции, специалистам нужны точные данные. Но именно их им и не хватает. Кроме того, эксперты много спорят о методах анализа уровня риска.
07 07 2016
10:52

Когда в марте 2011 года на АЭС Фукусима Даичи взорвались реакторы,  были шокированы не только зрители перед телевизионными экранами. Даже ядерные эксперты задавались вопросом: почему это снова произошло? Всего 25 лет назад во время аварии на Чернобыльской АЭС реакторы выбросили в атмосферу  просто огромное  количество радиоактивных материалов. Согласно расчетам экспертов, ядерные катастрофы не  должны происходить так часто. Где закралась ошибка?

То, с какой вероятность на атомной электростанции может произойти серьезная авария, пытаются рассчитать ядерные эксперты по всему миру, используя метод, называемый "вероятностный анализ безопасности", сокращенно PSA.

Они начинают с малого: Какова вероятность блокировки  клапана А в блоке силовой установки? Насколько велика вероятность того, что перед этим лопнет труба? Или вода просто будет  течь через клапан Б? А если этот клапан также будет заблокирован?

Нереальные предположения

Таким образом, учёные формируют целые деревья событий, которые описывают все возможные несчастные случаи. В результате появляется цифра: раз в Х лет на этой конкретной электростанции произойдёт авария в активной зоне реактора. 200 тысяч лет при этом не являются нетипичным результатом.

Пожарные тушат возгорание в  трансформаторе на территории атомной электростанции Крюммель возле Геестахта

Даже при количестве около 500 реакторов по всему миру, в соответствии с этими расчетами авария в активной зоне реактора может произойти только один раз в несколько сотен лет. Но не каждые 25 лет.

Многих исследователей уровня риска  это не удивляет. По их мнению, вполне логично, что по PSA вероятность аварии недооценивается. Ведь просто невозможно учесть абсолютно всё, что могло бы произойти. "Не удивительно, что вероятностный анализ безопасности не предусмотрел  ряд инцидентов в истории гражданской ядерной энергетики. Было установлено, что часто в основе инцидентов лежали совсем  нереальные предположения", − пишут  Спенсер Уитли, Бенджамин Совакул и  Дидье Сорнетт в журнале "Анализ рисков" ("Risk Analysis").

Поэтому три исследователя риска из Университета Сассекса и Швейцарской высшей технической школы  Цюриха  используют другой метод, чтобы определить, когда, вероятно, может случиться следующий крупный инцидент. Они  посмотрели на то, как часто в прошлом случались  инциденты, насколько серьёзными они были и как вся эта ситуация   развивалась в течение определённого промежутка времени.

Пять лет спустя. Атомная электростанция в Японии: Что стало с ядерными развалинами в Фукусиме?

При этом они с самого начала столкнулись с кучей проблем. Одной из них стало то, что данные об исторических инцидентах трудно найти. Ни Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), ни любая другая международная организация не  предоставляет полный обзор прошлых инцидентов с достоверной информацией о причиненном ущербе.

Одновременно контролировать и содействовать

"Эксплуатационники, конечно, располагают  множеством данных о прошлых авариях, но они держат их в секрете", − жалуется  Совакул. В таких организациях, как МАГАТЭ, он замечает конфликт интересов: "Целью МАГАТЭ является содействие ядерной энергии. Это мешает ему исполнять свою роль в качестве надзорного органа".

МАГАТЭ в свою очередь, уверяет, что эксплуатационники и надзорные органы   обмениваются информацией  об инцидентах с помощью "Международной системы отчетности по опыту эксплуатации (IRS)". Там " собраны отчеты о необычных инцидентах, которые имеют отношение к безопасности", − говорит пресс-секретарь МАГАТЭ Сусанна Лёф. Доклады подвергаются  тщательному анализу, а информация по вопросам безопасности передаётся  представителям государств-членов, атомной промышленности или соответствующим научно-исследовательским институтам.

Работники на Чернобыльской атомной электростанции (1982): Первый атомный котёл на украинской электростанции был введён в эксплуатацию в 1977 году. Реактор №4, на котором 26 апреля 1986 года произошла ужаснейшая авария за всю историю атомной энергетики, был запущен в 1983 году.

Однако эта база данных не является публичной: "Данные IRS могут включать в себя коммерческую тайну. Эта информация может также быть неправильно использована третьими лицами для планирования саботажа", − объясняет причины  секретности Аня Лутц из Федерального ведомства по радиационной защите Германии (BFS).

Исследователей риска, однако,  совсем не интересуют чужие коммерческие тайны. Им хватило бы  полного списка инцидентов с достоверной информацией о степени и масштабах повреждений.

Международная шкала ядерных событий годится только условно

А на самом деле в МАГАТЭ, в конце концов, есть так называемая шкала INES (Международная шкала ядерных событий). Она различает серьезность аварии, оценивая её по шкале от нуля до семи. Международная шкала ядерных событий МАГАТЭ специально введена для того, чтобы можно было легко подвести итоги о серьезности того или иного инцидента.

Но на самом деле МАГАТЭ не доверяет даже своей собственной шкале: "Поскольку INES предназначена для быстрой связи и релевантности безопасности инцидентов, ценность INES для других целей очень низка", − сказала пресс-секретарь МАГАТЭ Сусанна Лёф. На веб-сайте МАГАТЭ можно  найти значения INES только для предыдущих инцидентов, которые произошли  в течение последних двенадцати месяцев.

Этого недостаточно для эмпирического анализа. Поэтому Уитли, Совакул и Сорнетт создали свою собственную базу данных об инцидентах. Поскольку исследования приходилось основывать, в частности на сообщениях из газет, информация там лишь относительно достоверна.

Тем не менее, трое исследователей риска уверены, что напускная таинственность ядерной отрасли и регулирующих органов приводит к чрезмерной уверенности в безопасности атомных электростанций, так как у людей нет полного обзора всех слабостей и уязвимостей систем. Такое восприятие влияет не в последнюю очередь и на политические решения. Уитли приходит к другому выводу: "Уровень риска в сфере ядерной энергетики, в соответствии с нашим анализом, чрезвычайно высок".

"Сомнительный подход"

В свою очередь ядерные эксперты не хотят оставлять такие заявления безнаказанными. Они жалуются, что  вышеупомянутые исследователи риска сравнивают яблоки и груши (пытаются объединить несовместимое) своим подходом, который просто учитывает только частоту инцидентов. Атомные электростанции по-прежнему остаются более безопасным источником энергии, утверждают эксперты. А инциденты в прошлом ничего не могут сказать о будущем.

Кроме того, сами  электростанции в разных странах значительно отличаются друг от друга. Поэтому Аня  Лутц из Федерального ведомства по радиационной защите Германии считает  подход Уитли, Совакула и Сорнетта  "сомнительным".

Саркофаг за два миллиарда евро. Чернобыль: атомные руины еще очень, очень долго будут излучать смерть

Столь же сомнительным является и стандартный подход PSA для атомной отрасли. Ведь отстоящие всего на несколько лет друг от друга аварии на Чернобыльской АЭС и Фукусиме совсем не вписываются в расчёты вероятностного анализа безопасности PSA. Было ли это просто глупое совпадение?

По крайней мере, учёные из Кельнского общества безопасности ядерных реакторов и электростанций(GRS) рассматривают вероятностный анализ безопасности весьма критически. После аварии  на Фукусиме исследователи из GRS  изучили вероятностный анализ безопасности, составленный ранее  для Фукусимы. В своем исследовании 2015 года они приходят к выводу: "Существующий PSA для атомных электростанций недостаточно  тщательно учитывает редкие события и их взаимодействие".

Систематически недооценённый масштаб угрозы?

Методология вероятностного анализа безопасности должна быть пересмотрена, и это будет непросто. "Исследователи PSA сталкиваются с целым рядом сложных и запутанных проблем".

Вот именно тот результат, к которому пришли  Уитли, Совакул  и Сорнетт: Средние по тяжести аварии стали происходить сравнительно реже; по-видимому, вероятностному анализу безопасности удалось выявить и устранить типичные недостатки в реакторах.

Вероятность катастроф, таких как Чернобыль и Фукусима, однако, по-прежнему систематически недооценивается. С учетом 65 строящихся по всему миру реакторов, это является не самой хорошей новостью.

Максимилиан Шефер.


Источник: spiegel.de





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!