Присоединяйтесь к нашим группам

БРИКСит: Конец союза развивающихся экономик. Часть I

БРИКСит: Конец союза развивающихся экономик. Часть I
Больше не будет блока «развивающихся экономик», противопоставляющих себя западному миропорядку. Но то, что придет на их место, может оказаться еще хаотичней и опасней.
08 07 2016
19:44

Сюзанн Носсел.

По мере того, как аналитики и историки начинают делать первые наброски истории внешней политики администрации Обамы, в главе о ней непременно будет упомянуто о группе стран, когда-то назвавших  себя «возрождающимися державами», включавшей в себя Бразилию, Россию, Индию, Китай, ЮАР и некоторые другие. Однако оптимизм, звучавший в 2008 году после создания так называемого «БРИКСа», сегодня превратился в озадаченность и скептицизм. Процесс импичмента бразильского президента Дилмы Руссеф и российский допинговый скандал (которому могли бы позавидовать в советское время) являются лишь самыми недавними безошибочными признаками того, что союз новых могущественных государств, в коллективном порыве меняющим установившийся на мировой арене порядок – это фикция. Еще несколько лет назад серьезный разлад в Евросоюзе вызвал бы восторженное карканье о «загнивании Запада и возрождении прочего мира». Однако сегодня ситуация усложнилась: в состоянии разлада находится не только Европа, но и несколько ее недоброжелателей, которые раньше попытались бы извлечь несомненную пользу для себя из европейских неурядиц.

К тому времени, когда США в январе следующего года получат новую президентскую администрацию, вопрос о пересмотре американского подхода к меняющейся глобальной системе международных отношений уже назреет. Не относясь ни к надежным демократическим союзникам США, ни к умеренным и уравновешенным силам противодействия западному миру, новые влиятельные государства оказались менее предсказуемыми, более разобщенными и более категорично отвергающими влияние США, чем американские спецслужбы смели себе предположить десятилетие тому назад.

В последние годы администрации Джорджа Буша  и в начале «обамовского» периода, «возрождающиеся» государства, казалось, завладели умами всего внешнеполитического истеблишмента. Фонды и мозговые центры наперебой предлагали им проекты, конференции и аналитические обзоры. Некоторые были преисполнены радужного оптимизма. Аналитики, выключая Энн-Мари Слотер и Джона Икенберри из Принстона, предсказывали формирование группы новых демократий, во главе которых будут Бразилия, Индия и Южная Африка, и которые со временем превратятся в естественных союзников США. Все от Джона МакКейна до Мадлен Олбрайт (которая носилась с этой идеей еще за десятилетие до того, как все уловили ее смысл) выступали за объединение всех демократий в глобальный союз, основанный на общих ценностях и единстве действий.

На противоположной стороне баррикад находились немногочисленные аналитики и эксперты, учреждавшие, что становление новых сильных государств приведет к упадку Америки. В 2010 году профессор Альфред Л.МакКой из Университета Висконсин-Медисон предсказал «крушение империи» и «ежедневные болезненные напоминания о том, чем обернулось утрата могущества и влиятельности для американцев на всех уровнях жизни». Подробное исследование, подготовленное специалистами «нарождающихся» государств и опубликованное в 2012 году издательством Oxford University Press, разъясняло сущность «синергии и взаимодополняемости», которые «уже вывели БРИКС на лидерские позиции» в мире. В 2008 году профессор Независимого университета Мадрида Сюзанн Гратиус писала: «В последние годы некоторые окрепшие нации бросают вывоз доминирующей позиции старых держав, что ведет к разрушению установившегося мирового порядка». Приверженцы идеи крушения старого мира предсказывали, что падение влиятельности США будет сопровождаться утратой значимости Европы, порождая настроения, которые историк Тимоти Гартон Эш назвал «европессимизмом», после того, как континент будет вытеснен на обочину мировой политики быстроразвивающимися Китаем, Индией, Бразилией и Россией.

Единственное, в чем были согласны обе стороны – это то, что изменения, вызванные становлением новых держав, будут носить тектонический характер. В аналитическом обзоре степеней влиятельности «Взгляд на глобальное будущее», изданный в 2004 году Советом национальной разведки США, эксперты предсказывали, что «честолюбивые государства – Китай, Индия и возможно, другие (такие как Бразилия и Индонезия) – обладают достаточным потенциалом для пересмотра устоявшихся категорий Запада и Востока, Севера и Юга, присоединившихся и неприсоединившихся, развитиях и развивающихся». Обзор вызвал бурную реакцию в прессе, пестревшую заголовками вроде «Видение мира 2020: Отчет ЦРУ предсказывает завершение глобального доминирования Америки через 15 лет».

Как оказалось, не стоило так торопиться с выводами и прогнозами. Многие предпосылки, служившие основанием для них, просто-напросто испарились в последующее десятилетие. Толчком для глобального фокусирования на теме нарождающихся держав послужил аналитический труд 2001 года Джима О’Нейлла из Goldman Sachs, который прогнозировал ускорение и стабильность роста  развивающихся экономик, что постепенно вывело бы их в ряды ведущих мировых игроков, оставив из традиционных индустриальных держав только США и Японию, которые сохранят свои позиции в списке шести ведущих экономик мира. Банк выделил Бразилию, Россию, Индию и Китай в группу, которую О'Нейлл назвал «БРИК» (а впоследствии после присоединения к ней Южной Африки ставшей «БРИКС»). Хотя материалы носили лишь предостерегающий характер, все политические недоучки, затаив дыхание, замерли в ожидании непрестанного быстрого роста возрождающихся экономик. Предположение банка о том, что БРИК как представитель нарождающегося нового рынка, «вероятней всего достигнет успеха», породил множество последователей, поспешивших сформулировать свои собственные аббревиатуры-шарады: МИСТ (Мексика, Индонезия, Южная Корея, Турция – эту четверку О’Нейлл разместил на второй линии нападения после БРИКа) и САНЕ (Южная Африка, Алжир, Нигерия и Египет – предположительно лидеры и новые игроки на африканском континенте). Британское издание Telegraph зашло настолько далеко, что опубликовало полный перечень-словарь всевозможных комбинаций из названий развивающихся государств.

Спустя 15 лет некоторые из всех этих «БРИКСов» (не говоря уже о МИСТ или САНЕ) рассыпаются на глазах,  не выдерживая проявлений шкурных интересов, пузырей недвижимости, потрясений фондовых рынков, хаоса товарных рынков и нехватки низкооплачиваемой рабочей силы. По январскому прогнозу Всемирного Банка, Бразилию и Россию в этом году ожидает отрицательный рост, рост в Южной Африке составит лишь 1 %, в Индии экономический рост останется стабильным – 7.8%, а в Китае не следует ожидать темпов роста выше 6.7%. Как остроумно заметило издание FinancialTimes: «То, что недавно было живительной передышкой в глобальной экономике, теперь стало ее самой ужасной головной болью». В конце прошлого года Goldman все-таки закрыл свой инвестиционный фонд BRICS, потерявший 88% своей стоимости после пика в 2010 году.

Проблема носит не только экономический характер. В политическом отношении некоторые члены БРИКСа тоже оказались неустойчивыми. Рост возрождающихся экономик был спрогнозирован на основании того, что их внутреннее положение будет стабильным, а они - готовыми к наращиванию глобального влияния. Хотя некоторые аналитики и пытались обратить внимание на неприкрытую коррупцию, институциональную слабость и политическую несостоятельность, являвшимися потенциальными рисками, подобные сомнения относились в разряд пометок на полях. Как указывалось в прогнозе Совета Национальной безопасности: «Только резкое сворачивание процесса глобализации или массовые беспорядки в этих странах смогут помешать их росту».

И, тем не менее, в Южной Африке, Бразилии и России коррупция и государственная несостоятельность достигли катастрофического уровня. Что бы мы не думали о справедливости или надуманности обвинений, выдвигаемых против Русефф (и не принимая в расчет то, что возможный будущий преемник Руссеф откровенно торгует привиллегиями взамен на голоса за ее импичмент), вся эта ситуация при любом раскладе не идет на пользу системе государственной власти в Бразилии. В Южной Африке президент Джейкоб Зума чудом избежал импичмента и теперь ухватился за власть с обреченностью подстреленной утки в условиях, по сути, однопартийной демократии. В то время как Россия и Китай продолжают следовать по пути утверждения сильной централизованной власти, их усиливающиеся репрессии против диссидентов и правозащитников заставляют режимы нервничать в ожидании того, что коррупция и экономический упадок могут вызвать недовольство у населения их стран.


Источник: foreignpolicy.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!