Присоединяйтесь к нашим группам

Хочу Южно-Китайское море! Китай руководствуется эмоциями, а не исторической правдой

Хочу Южно-Китайское море! Китай руководствуется эмоциями, а не исторической правдой
Для китайцев это всего лишь очередная попытка остального мира принизить их нацию.
13 07 2016
20:19

Решение арбитражного суда по Южно-Китайскому морю – это не просто победа Филиппин над Китаем, это победа здравого смысла над эмоциями. На протяжении всей истории претензии Китая на Южно-Китайское море опирались в большей степени на эмоции, чем на исторические факты. Они возникли на фоне национального угнетения в 19-м и в начале 20-го веков и представляют собой смесь неправильного представления об истории, недостоверных переводов иностранных карт и незыблемой веры в свою правоту

Проблема для региона заключается в том, что, несмотря на решение суда, эти неправильные представления и эмоции нелегко преодолеть или побороть. Более того: в китайских школах продолжают вкладывать в молодые мозги те же самые сбивчивые представления о прошлом, а средства массовой информации целенаправленно накручивают взрослых людей. Для тех китайцев, которые интересуются данным вопросом, арбитраж стал очередным эпизодом в истории национального унижения. Если бы мы могли рассчитывать на то, что китайское руководство разрешит свободный доступ к информации и открытые дебаты по истории, тогда можно было надеяться на формирование нового мировосприятия. Однако это также маловероятно, как и то, что Китай разрушит свои гигантские искусственные острова.

Заключение трибунала изложено на 501 странице. Я все еще читаю его, но у меня уже появилось излюбленное место в параграфе 270, когда судьи говорят: «Трибунал не смог получить ни одного доказательства того, что Китай исторически регулировал или контролировал вылов рыбы в Южно-Китайском море за пределами своего территориальных вод». Данное утверждение метит в самую суть недоразумений, возникших у Китая и у других стран в регионе – что он (и только он) является единственным хозяином морских вод от своего побережья до территориальных вод соседей.

Никто не отрицает того факта, что китайские торговцы и рыбаки издавна облюбовали побережье, что дает возможность сегодня Китаю говорить о своем эксклюзивном праве на  использование моря. Но точно также морские побережья облюбовали торговцы и моряки из других стран, расположенных в акватории моря. То же самое сделали торговцы из Индии, Персии, Аравии и Европы. История Южно-Китайского моря всегда была общей историей. В 8-м веке мусульмане построили мечеть в Гуначжоу. Китайские корабелы позаимствовали идеи судостроения у малайцев, и весь регион процветал, получая прибыль от взаимообмена. Шовинизм в отношении превосходства Китая и эксклюзивные требования на обладание морем возникли только в конце существования империи Цин и в первые сумбурные годы существования Республики Китай.

Этот шовинизм никуда не делся и дожил до наших дней. Китай намерен усилить давление по нескольким причинам: прибрежная оборона, права на рыбную ловлю, добыча нефти и маневренная зона для подводных лодок с баллистическими ракетами на борту. Все это - вполне рациональные задачи, и каждая из них имеет своих лоббистов внутри китайской политической системы, активно отстаивающих свои интересы. Больше всего усугубляет ситуацию в регионе то, что Китай полностью уверен в своих правах и не сомневается в своей правоте. Эти тенденции значительно усилились после того, как к власти пришел Председатель Си.  Возможно, он и приструнил многие государственные органы, но он же и дал им полномочия на защиту национальных интересов Китая.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Наблюдаются признаки того, что китайские власти осторожно и постепенно следуют по пути приведения своей позиции в соответствие с общепринятыми международными нормами и стандартами. Как отметил австралийский ученый Эндрю Чабб, реакция китайского правительства на решение арбитража «могла бы, наконец, прояснить значение девятипунктирной линии». Реакция уместилась в заявление из пяти пунктов, первый из которых касается линии девяти пунктиров. Собственно говоря, линия девяти пунктиров была проведена в 1947 году с целью разграничения административных функций над островами, а не для разграничения вод. В то время как пункт три ссылается на «исторические права» (права, которые не были признаны арбитражным судом), в документе не уточняется, в чем именно заключаются эти права или как именно и где они могут быть предъявлены. Позиция Китая – это медленно движущийся супертанкер. Политика не может быть пересмотрена за одну ночь, но ее крен в сторону решения, которое будет признано на международном уровне,  все же заметен.

Вопрос заключается в том, как именно вести себя региону и остальному миру в эти дни? Совершенно ясно, что должно быть минимум шумихи и никаких намеков на национальное унижение. Все стороны должны избегать провокаций (разведывательных операций или демонстрации военной мощи в том числе) и позволить сформироваться новой реальности. Маловероятно, что Пекин рискнет предпринять неадекватные меры в преддверии сентябрьской встречи глав государств «Большой двадцатки». У Китая и у остального мира есть несколько недель для того, чтобы определиться с новым конструктивным видением будущего Южно-Китайского моря.

 


Источник: nationalinterest.org





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!