Присоединяйтесь к нашим группам

Ниццианские страдания Путина

Ниццианские страдания Путина
Соболезнования Владимира Путина по поводу последней кровавой трагедии во Франции не настолько искренни, как может показаться.
19 07 2016
15:11

Джулиа Иоффе.

Россия знакома с терроризмом не понаслышке. Вот уже два десятилетия Россия находится на собственном фронте борьбы с терроризмом: начиная со взрывов в жилых домах в 1999, захватов заложников в Беслане и на мюзикле «Норд-Ост», взрывов бомб террористами-смертниками до сегодняшней волны российских граждан, устремившейся в Сирию в погоне за удачей и деньгами. Именно по этой причине Владимир Путин так оперативно и педантично выражает свои соболезнования и симпатию к зарубежным лидерам пострадавших от терроризма стран. Как общеизвестно, он стал первым зарубежным лидером, позвонившим Джорджу Бушу утром 11 сентября. В ноябре прошлого года, когда Исламское государство учинило бойню в парижских кафе и в концертном зале, Путин отправил Олланду телеграмму, в которой выражал «свои глубокие соболезнования Вам лично и народу Франции».

Однако утром в пятницу после варварского кровавого нападения в Ницце, Путин решил отказаться от привычного обмена любезностями в частном порядке. «Сегодня ночью все мы узнали об очередном отвратительном террористическом акте во Франции, - задушевно сообщил он из Кремля, откинувшись на спинку вычурного кресла. - Понимаю, что сейчас у президента республики, как и у всего французского руководства, нет времени для телефонных разговоров, поэтому хочу обратиться к нему публично».

Затем он продолжил:

Дорогой Франсуа, Россия знает, что такое террор и угрозы, которые он создает для всех нас.

Наш народ не раз сталкивался с подобными трагедиями и глубоко переживает случившееся, сочувствует французскому народу и солидарен с ним.

Преступление в Ницце, в результате которого есть погибшие и пострадавшие, в том числе среди российских граждан, совершено с особой жестокостью и особым цинизмом.

Еще раз хотел бы подчеркнуть, что только объединенными усилиями можно победить терроризм

Господин Президент, я прошу передать слова самого искреннего соболезнования и поддержки родным и близким погибших, пожелать скорейшего выздоровления всем пострадавшим.

Это прекрасное выступление, благородное выступление, и вместе с тем изощренное и продуманное выступление. Вы, на Западе, думаете что Россия – это пугающая и жестокая страна? Вовсе нет! У России широкая и щедрая душа, плачущая вместе с вами, открыто, не таясь, несмотря на все наши недавние конфликты и размолвки. Мы же все в одной лодке, бороздящей неспокойное море глобального терроризма. Он сделал особый упор на словах «только объединенными усилиями можно победить терроризм».  Как мы собираемся достичь благословенного берега, Франсуа, если половина людей в лодке отказывается сотрудничать с таким благожелательно настроенным гребцом как Россия? Как поплывет такая лодка, Франсуа? Не очень хорошо поплывет. Даже очень плохо она поплывет. Она даже может пойти ко дну. Ты понимаешь, о чем я говорю, Франсуа?

Без сомнений, то, что Владимир пытается на самом деле донести до сознания французского президента, это - «мне нужен ты, Франсуа». Потому что уж слишком холодно здесь, в Стране действующих санкций, за пределами элитного клуба, ранее называвшегося «Большой восьмеркой».  Путин явно утомлен изоляцией, в которой он оказался после того, как Америка и Европа дважды наказали его: сначала после аннексии украинского Крыма, затем после вооруженного вмешательства в дела Украины на востоке страны. Не то чтобы он думал, что Россия сделала что-то не так – он уверен в том, что Россия все сделала правильно. Откровенно говоря, он счастлив от того, что Россия удалось возродить свою роль в мире. Именного этого он и добивался. Россия вновь является глобальным игроком, причем не декларативно, а реально, именно по этой причине государственный секретарь Джон Керри отправился в Москву с прошением к Кремлю о сотрудничестве в Сирии, и ни по какой другой. Потому что сегодня именно Россия, а не Америка, определяет правила игры в этом конфликте. Путин чрезвычайно доволен тем, что ему удалось достичь данной конкретной цели.

Следующей целью на повестке дня является отмена наказания, наложенного на Россию, по мнению Путина, лишь за то, что она отстаивала свои интересы и играла свою исторически сложившуюся геополитическую роль. С какой стати должны были вводиться эти санкции? По мнению Путина, ни с какой. Поэтому весь фокус состоит в том, чтобы снять санкции и положить конец изоляции, продемонстрировав Западу, что возродившаяся, мускулистая и даже воинственная Россия никоим образом не угрожает интересам западного мира. По сути, Россия наглядно показывает всем, как, по ее утверждению, нужно бороться с терроризмом в Сирии, что ее борьба – это общая борьба и что Россия выполняет грязную работу за Запад. Хотелось бы уже услышать западное «спасибо».

Теракты и диверсии на Западе, особенно в Европе – это прекрасная возможность. В последний раз, когда Франция содрогнулась от трагедии такого масштаба, российская сторона не отличалась такой сердобольностью, а скорее, наоборот, в ее реакции сквозило даже некое злорадство. После вооруженного вмешательства России в Украине и начала ее сирийской авантюры трения с Западом достигли новых исторических пиков. Российские власти и журналисты с упоением тыкали пальцами в сторону французов и американцев, мстительно приговаривая, что террор Исламского государства – это исключительно их вина, поскольку именно они развели весь этот гадюшник и устроили целое осиное гнездо в данном регионе. И вот за две недели до нападения на «Батаклан» взрывается в небе над Шапм-эль-Шейхом российский пассажирский авиалайнер с 224 туристами на борту.

И никто на Западе не завешивает аватарки в Фейсбуке прозрачным российским флагом. Обидно!

Ноябрьская телеграмма Путина тоже отличалась некоторой резкостью, даже в части выражения симпатии. Кроме того, вполне ясно было указано на те уроки, которые Франции следовало, как надеялся Путин, извлечь из произошедшего. « Очевидно, что для эффективной борьбы с этим злом требуется реальное объединение усилий всего международного сообщества, - написал он в открытой части своей телеграммы. - Хотел бы подтвердить готовность российской стороны к самому тесному взаимодействию с французскими партнерами в расследовании совершенного в Париже преступления. Рассчитываю, что его заказчики и исполнители понесут заслуженную кару».

Давай же сделаем это, Франсуа! Отмени санкции, хватит принципиальничать – и давай сделаем это.  Давай отправимся в Сирии и надерем задницу всем этим засранцам (не нужно никакой избирательности – они там все одним миром мазаны, все повально террористы; возможно, мне удастся убедить (или наждуть) тебя, и ты поддержишь Асада, но об этом после). В конце концов, именно по этой причине Путин и отправил войска в Сирию: нужно было отогреться от европейского холода.

Конечно же, через неделю российские и французские истребители вместе бомбили Ракку, уничтожая объекты Исламского государства. Конечно же, в январе Олланд предложить снять с России санкции, поскольку «Путин не намерен аннексировать восточную Украину – она сам мне об этом сказал». На прошлой неделе, хотя и поддержав в компании с немецким канцлером Ангелой Меркель продление санкций против России, Олланд поспешил публично заметить: «Для Франции Россия – не враг, не угроза». С точки зрения России, Франция – самое слабое звено в тройке ведущих европейских держав, даюшее Москве надежду на то, что со дня на день французы убедят немцев и британцев перестать продолжать конфронтацию с Россией и отменить все санкции.

И вновь остается лишь позавидовать ловкости и изобретательности Путина: то он - хороший полицейский, то он - плохой полицейский, он - сила и мужество,и он же – любовь и сострадание, все в одном флаконе. После парижских терактов Путин был жестким, потому что испытанный французами шок был еще более шокирующим, чем после нападения на редакцию Charlie Hebdo. Это был второй массовый террористический акт для французов. Сегодня, после третьего теракта за менее чем два года, сознанию французов приходиться примиряться с тем, что это не одноразовые кошмарные акции и диверсии. И это удручает их и вгоняет в депрессию. Ну, так Путин рядом, Франсуа! Он прикроет твою спину. Он все понимает. Он сочувствует, он соболезнует, и он хочет еще раз подчеркнуть, ненавязчиво, мягко, что только объединенные усилия (объединенные, ты слышишь, Франсуа?) смогут одолеть терроризм.

И, конечно же, Франсуа, ты получишь от него особую телеграмму личного характера. Не для всех. Только для тебя.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!