Присоединяйтесь к нашим группам

Тихие европейцы: Как идет подготовка к войне с Россией

Тихие европейцы: Как идет подготовка к войне с Россией
НАТО планирует размещение военных соединений в Восточной Европе в невиданных со времени окончания «холодной войны» масштабах.
08 08 2016
19:03

Нолан Петерсон, бывший военный пилот, ветеран войн в Ираке и в Афганистане, корреспондент TheDailySignalв Украине.

О чем бы сегодня не говорили в Европе – о проявлениях российской агрессии на востоке или об угрозе исламистского терроризма на западе, европейские политические, медийные и религиозные элиты все чаще употребляют слово «война» в озвучивании задач по обеспечению безопасности континента.

На следующий день после нападения 14 июля в Ницце, в ходе которого мужчина на грузовике врезался в толпу людей, что привело к гибели 84 человек, французский премьер-министра Мануэль Валльс заявил о том, что Франция находится в состоянии войны «за границей и на своей собственной земле».

«На протяжении многих лет мы жили в состоянии беззаботности, как будто война никогда не могла постучать в наши двери, как будто история никогда не была трагической, - сказал Валльс. – Но война уже здесь, и она отличается от тех войн, которые шли в 20-м столетии».

Менее чем через 2 недели словам Валльса вторил Папа Франциск, заявивший, что «мир находится в состоянии войны».

«Слово, которое мы часто слышим сегодня – небезопасность, но на самом деле правильное слово звучит как «война», - сообщил Папа репортерам после убийства католического священника в Нормандии двумя террористами ИГИЛ и серии актов насилия, прокатившихся по Германии.

Некоторые деятели утверждают, что мириады проблем с безопасностью, с которыми столкнулась сегодня Европа, свидетельствуют о том, что 70-летний эксперимент старого континента по обеспечению безопасности при помощи экономической независимости, коллективной обороны и мультикультурного подхода оказался неудачным.

«Действующая архитектура безопасности в Европе, основанная на Заключительном акте Хельсинкских соглашений и на Парижской Хартии, разрушена после агрессии России против Украины», - заявил эстонский президент Тоомас Хендрик Ильвес 14 сентября 2014 года, когда российские танки внезапно оказались на просторах восточной Украины.

По мнению других, кризис системы безопасности Европы вызван общей глобальной тенденцией по возвращению к противостоянию региональных держав, а также движением антиглобализма, возродившим националистические настроения по всему миру.

«Все в мире взаимосвязано; в общих чертах мы сейчас наблюдаем разрушение мирового порядка в том виде, в каком он был установлен после окончания Второй мировой войны, и мы – политики, органы безопасности, разведывательные службы – все еще пытаемся постичь происходящее», - так охарактеризовал ситуацию директор одной из европейских частных компаний по политике безопасности.

Сидя в парижском кафе, в берлинском пивном павильоне или в лондонском пабе, трудно вообразить, что назревает очередной конфликт, сродни Второй мировой войне, грозящий нарушить спокойную, мирную жизнь Европы. Однако существуют мнения, что подобная уверенность в незыблемости европейской безопасности ни на чем не основана, приводя в пример извечную историческую ловушку в предположениях о том, что новая война (или причины и события, способные вызвать ее) будет напоминать предыдущую войну.

«За последние годы на континенте произошло множество актов насилия – в Мадриде, в Лондоне, в редакции CharlieHebdo в Париже в январе прошлого года – но на их фоне уже можно утверждать, что Европа, ее города и учреждения, призванные функционировать в условиях непрекращающегося мира, оказались уязвимыми перед лицом приводящих в замешательство быстрых изменений», - писал британский редактор VanityFair Генри Портер после ноябрьских терактов в Париже.

Война на два фронта

После нападения в Ницце целая вереница французских политиков всех политических направлений провозгласила о том, что Франция объявила войну исламистскому терроризму.

Эти прокламации эхом вторят таким же заявлениям, сделанным после нападения на Charlie Hebdo и на еврейский кошерный рынок, а также после терактов во французской столице в ноябре 2015 года.

«Мы находимся в состоянии войны с джихадистским терроризмом, который угрожает всему миру», - заявил французский президент Франсуа Олланд после ноябрьских терактов.

Контртеррористические меры Франции предусматривают проведение военных действий за рубежом, включая воздушные бомбардировки в Ираке и в Сирии, и операции в Северной Африке, а также режим чрезвычайного положения в стране, которое предоставляет правоохранительным органам и спецслужбам больше возможностей для преследования подозреваемых в терроризме лиц на территории Франции.

Подобная стратегия вызывает растущий хор недовольства и критики со стороны некоторых политиков и политических оппонентов Олланда, утверждающих, что мер, предпринимаемых французским президентом, недостаточно для обеспечения безопасности страны.

В выступлении, размещенном в Фейсбуке, Марин ЛеПен, лидер крайне правого Национального Фронта, назвала нападение в Ницце «виной государства, не способного выполнить свой первостепенный долг, который состоит в защите своих граждан».

Прочие возражают, что террористическая угроза сродни гражданской войне, и военные действия за рубежом, подобные воздушным бомбардировкам на Ближнем Востоке, никак не повлияют на уменьшение уровня террористической опасности для Франции или Западной Европы.

«Французские политики любят употреблять слово «laguerre» (т.е. война) применительно к борьбе против терроризма, - отмечает Лейла Жакинто, репортер France 24, при этом добавляя:

«Им никак не удается осознать одну простую вещь: они ведут эту войну против самих себя. Все значительные джихадистские теракты и диверсии во Франции за последние 18 месяцев были совершены французскими гражданами или резидентами»

«Меня тошнит, когда я слышу заявления Олланда о том, что Франция находится в состоянии войны с Исламским государством и сделает все от нее зависящее, чтобы уничтожить ИГИЛ в Сирии; Франция ничего не добьется своими действиями там, - считает один из специалистов по безопасности. – Враг находится в городах Франции и их предместьях, и он не имеет особого отношения к ИГИЛ. Исламское государство со временем исчезнет, но, к сожалению, его исчезновение не окажет никакого влияния на угрозу терроризма».

Война продолжается

Ни один из регионов Европы не служит таким ярким и скорбным символом пошатнувшейся систем безопасности континента, как восточная Украина.

Война вошла в жизнь людей, живущих по обе стороны от линии противостояния на юго-востоке Украины на Донбассе, где правительственные войска и добровольческие батальоны противостоят объединенным российско-сепаратистским силам с весны 2014 года.

«Война продолжается, - отмечает посол США в Украине Джеффри Паятт. – 1.7 миллионов уже человек стали беженцами. Вооруженные силы мобилизованы. И самое страшное – продолжают гибнуть люди».

Вдоль фронтовой линии, протянувшейся на 200 миль в восточной Украине, уже 2.5 года лежат в руинах деревни, пострадавшие от артиллерийских обстрелов, ракетных ударов и танковых залпов. Окопы уродуют шрамами знаменитые золотые поля подсолнечника Украины, напоминая Сомму и Верден, хотя и в гораздо меньших масштабах

Спустя почти 18 месяцев после ввода в действие второго за период войны соглашения о прекращении огня перестрелки по-прежнему продолжаются по всей линии фронта. И по-прежнему с обеих сторон растет счет жертвам – как среди военнослужащих, так и среди гражданского населения.

«Россия может включать и выключать эскалацию насилия по собственному усмотрению», - утверждает Паятт.

По оценкам ООН, в вооруженном конфликте погибло уже 10 тысяч человек. Рост интенсивности столкновений этим летом, по большей части не обративший на себя внимания западной прессы посреди хаоса террористических атак в Западной Европе, по-прежнему служит напоминанием о том, что затяжной конфликт в любой момент может превратиться нечто большее и смертельно опасное.

«Единая, свободная и мирная Европа устоит или падет вместе с Украиной, - заявила помощница государственного секретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд в январской речи 2015 года в Институте Брукингса. – Передовая линия свободы Украины – это наша общая передовая».

Готовыквойне

Захват Москвой украинского Крыма и российское военное вмешательство в восточной Украине заставило страны Восточной Европы спешно начать приготовления к войне с Россией.

В странах Балтии (являющихся членами НАТО) ряды гражданских добровольческих дружин значительно пополнились после вооруженного вторжения России в Украину в 2014 году, что свидетельствует о той степени опасности и серьезности, с которой политики и жители государств Восточной Европы рассматривают вероятность войны с Россией – причем подобное отношение никак не укладывается в концепцию восприятия западноевропейскими государствами и американцами.

Советская эпоха со всем своим репрессивным арсеналом ограничивала право и возможности людей. Подавление волеизъявления и свободы все еще больно отдается в сердцах и в памяти многих людей в Восточной Европе.

Российский президент Владимир Путин усилил это скрытое недоверие к русским своими военными провокациями по всему региону, включая опасные воздушные маневры вблизи кораблей и самолетов НАТО, а также скрытую пропагандистскую кампанию и кибер-атаки с целью укрепления сепаратистских настроений среди русскоязычного меньшинства.

Для того, чтобы заверить восточноевропейских союзников в своей поддержке и для демонстрации готовности к сдерживанию Москвы, НАТО объявило о планах по размещению своих воинских контингентов в Восточной Европе в масштабах, невиданных со времен окончания «холодной войны».

На июльском саммите НАТО в Варшаве лидеры альянса официально подтвердили решение о размещении четырех батальонов в Польше, Эстонии, Латвии и Литве на ротационной основе с начала следующего года. Батальоны будут укомплектованы Канадой, Германией, Великобританией и США.

Это размещение пройдет в дополнение к ранее объявленному развертыванию воинской группировки США численностью 3500 военнослужащих на территории Восточной Европы на ротационной основе.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что размещение войск станет сигналом о том, что «нападение на одного из союзников встретит отпор со стороны всех участников альянса».

Военные эксперты практически единодушны во мнении о том, что развернутых в Балтии и в Польше сил будет недостаточно для отражения российского вторжения. Они рассматриваются, скорее, как «растяжка» на пути России, предупреждающая ее о том, что нападение повлечет за собой масштабный контрудар со стороны всех сил НАТО, пришедших на помощь своим передовым подразделениям.

Кремль ответил на усиление позиций НАТО на востоке отправкой дополнительных войск и оружия в Калининградскую область России и в аннексированный Крым. Кроме того, по имеющимся данным, Россия сооружает новые оперативные военные базы по всей своей западной границе с Украиной, что напоминает худшие времена «холодной войны».

Славомир Дебски, директор Польского Института международных отношений, считает, что российский ответ больше предназначен для махинаций во внутренней пропаганде, чем реально может заставить НАТО пойти на попятную.

Военные перемещения и действия России призваны «показать внутренней аудитории Путина, что страна окружена врагами, и что он единственный лидер, который может спасти Россию», - убежден Дебски.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: europe.newsweek.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!