Присоединяйтесь к нашим группам

Япония сдалась Сталину, а не атомному шантажу Америки. Часть I

Япония сдалась Сталину, а не атомному шантажу Америки. Часть I
Неужели 70 лет ядерной политики опираются на ложь?
09 08 2016
18:24

УордУилсон

Применение США ядерных бомб во Второй мировой войне против Японии уже долгое время является предметом эмоциональных дискуссий. Поначалу никто не оспаривал решение президента Трумана сбросить две атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Однако в 1965 году историк Гар Альперович поднял вопрос о том, что, хотя бомбы способствовали немедленному окончанию войны, руководство Японии в любом случае намеревалось капитулировать и сделало бы это еще до начала планируемой на 1 ноября высадки американских войск. Таким образом, применение бомб было нецелесообразным. Очевидно, что если для завершения войны не требовалось применения атомного оружия, то ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки была излишней. Спустя 48 лет дискуссия все также не завершена: некоторые встают на сторону Альперовича и оспаривают необходимость применения атомных бомб, другие столь же яростно отстаивают неизбежность бомбардировки, называя ее моральной, оправданной и сохранившей множество жизней.

Оба лагеря при этом согласны с тем, что бомбардировка Хиросимы и Нагасаки новыми бомбами небывалой мощности заставили Японию капитулировать 9 августа 1945 года. Они не задаются вопросом о том, была ли бомбардировка полезной? Традиционный ответ звучит как «да, конечно, она была полезной». Соединенные Штаты нанесли ядерный удар по Хиросиме 6 августа и по Нагасаки 9 августа, после чего Япония осознала всю степень опасности и перед угрозой новых ядерных бомбардировок немедленно сдалась. Аргументов в пользу этого подхода предостаточно. Но существуют три проблемы, которые в совокупности существенно подрывают основы традиционного изложения капитуляции Японии во Второй мировой войне.

Время

Первой проблемой для традиционного изложения является время. И это достаточно серьезная проблема. В традиционном изложении хроника событий проста: ВВС США бомбит Хиросиму 6 августа, три дня спустя они бомбят Нагасаки, и на следующий день Япония объявляет о капитуляции. Вряд ли можно винить американские газеты того времени за кричащие заголовки вроде: «Мир в Тихоокеанском регионе: Наша бомба сделала это!».

Как преподносится рассказ о Хиросиме в американской истории, день бомбардировки (6 августа) является кульминацией. Все составные элементы сложились в мозаику именно в этот день: решение о создании бомбы, секретные разработки в Лос Аламос, первое поразительное испытание и грозный финал в Хиросиме. Другими словами, это история о Бомбе, в которой главная роль отводится, естественно, атомной бомбе.

С точки зрения японцев, самым важным днем второй недели августа было не 6 августа, а 9 августа. В этот день собрался Высший Совет (впервые за всю войну) с тем, чтобы обсудить вопрос о безоговорочной капитуляции. Высший Совет представлял собой группу из шести членов правительства (что-то вроде теневого кабинета) и в 1945 году эффективно управлял всей Японией. Руководство Японии до этого дня серьезно не рассматривало вопрос о капитуляции. Безоговорочная капитуляция (которой требовали союзники) была горькой пилюлей, которую требовалось проглотить. Соединенные Штаты и Великобритания уже проводили суды военных преступников в Европе. Вдруг они решат предать суду императора, особа которого считалась священной? Вдруг они избавятся от императора и введут новую форму управления? Даже если ситуация летом 1945 года складывалась не в пользу Японии, ее лидеры были не готовы рассматривать вопрос об отказе от своих традиций, своих обычаев и сложившегося стиля жизни. Вплоть до 9 августа. Что же произошло такого, что заставило их внезапно и кардинально изменить свое мнение? Что заставило их собраться и всерьез обсудить вопрос о капитуляции впервые за 14 лет войны?

Причиной послужила не бомбардировка Нагасаки. Бомба на Нагасаки была сброшена поздно утром 9 августа уже после того, как Высший Совет собрался для обсуждения вопроса о капитуляции, и сообщение о бомбардировке Нагасаки дошло до лидеров Японии  только днем – после того, как Высший Совет не смог принять никакого решения и созвал заседание всего правительства для обсуждения вопроса. Если опираться только на значение времени, то не уничтожение Нагасаки подвигло их на это.

Хиросима тоже не может иметь определяющего значения. Она была уничтожена 74 часами ранее (более трех суток назад). Какому кризису требуется три дня на развитие? Признаком наступившего кризиса является осознание надвигающейся катастрофы и непреодолимое желание немедленно предпринять действия по ее предотвращению. Почему же руководство Японии, зная о судьбе Хиросимы и считая ее причиной кризиса, три дня не могло собраться для обсуждения сложившейся ситуации?

Президент Джон Ф.Кеннеди сидел в кровати и читал утреннюю газету в 8.45 утра 16 октября 1962 года, когда его советник по национальной безопасности МакДжордж Банди проинформировал президента США о том, что Советский Союз  тайно разместил ядерные ракеты на Кубе. Через два часа 45 минут уже был создан специальный комитет, назначены его члены, которых немедленно доставили в Белый Дом, где они все и собрались за одним столом для обсуждения неотложных мер.

Президент Ггарри Трумэн находился на каникулах в Индепенденсе (штат Миссури) 25 июня 1950 года, когда войска Северной Кореи перешли 38-ую параллель, вторгшись в Южную Корею. В то субботнее утро президенту позвонил государственный секретарь Эйчесон, и в течение 24 часов Трумэн пересек половину Америки и начал заседание в Блэр Хаузе (Белый Дом находился на реконструкции) со своими высшими военными и политическими советниками.

Даже генералу Джорджу Бринтону МакКлеллану (командующему Потомакской армией Союза в 1863 году во время американской Гражданской войны, о котором президент Линкольн с грустью отзывался: «Он такой неповоротливый»), понадобилось всего 12 часов после того, как ему доставили перехваченную копию приказов генерала Роберта Е.Ли о наступлении в Мэриленде.

Все эти руководители (как и большинство руководителей в других странах) были готовы незамедлительно отвечать на вызовы, которые формирует кризис. Все они предприняли конкретные и решительные шаги за короткий период времени. Как  же совместить подобный тип поведения с действиями японского руководства? Если Хиросима действительно вызвала кризис, который привел к капитуляции Японии после 14 лет непрерывной войны, то почему понадобилось три дня для того, чтобы собраться для принятия подобного решения?

Некоторые могут возразить, что отсрочка вполне логически объяснима. Возможно, японские лидеры не сразу оценили значительность ядерных бомбардировок. Возможно, они даже не подозревали о существовании атомного оружия, и им понадобилось время, чтобы оценить и осознать все ужасные последствия применения подобного оружия, после чего они, естественно, решили немедленно сдаться. К сожалению, все эти контраргументы не соотносятся с реальным положением вещей.

Во-первых, губернатор Хиросимы сообщил в Токио в тот же самый день, когда Хиросима подверглась бомбардировке, о том, что треть населения уничтожена, а две трети города лежит в руинах. Эта информация не поменялась ни на йоту в последующие несколько дней. Лидеры Японии в точности знали, что произошло, знали в тот же самый день, когда была сброшена атомная бомба, и все же они не предприняли никаких немедленных действий.

Во-вторых, предварительный отчет, подготовленный военными экспертами, расследующими бомбардировку Хиросимы и в котором во всех подробностях излагалось, кто конкретно произошло, не был готов до 10 августа. Другими словами, он не попал в Токио до того, как было принято решение о капитуляции. Хотя устный отчет военному руководству был представлен 8 августа, подробности произошедшего в Хиросиме стали известный лишь два дня спустя. Таким образом, решение о капитуляции не могло быть вызвано ужасом от последствий взрыва атомной бомбы в Хиросиме.

В-третьих, японские военные представляли (пусть даже в общих чертах), что такое атомное оружие. У Японии была собственная ядерная программа. Многие японские офицеры упоминали в своих дневниках о том, что Хиросима была разрушена ядерным оружием. Военный министр генерал Анами Корешика в ночь на 7 августа связывался с главой японской ядерной программы. Допущение о том, что японское руководство не имело представления об атомном оружии, является несостоятельным.

И, наконец, еще один временной факт создает  определенную проблему. 8 августа министр иностранных дел Того Шигенори был у премьер-министра Сузуки Кантаро и просил о созыве Высшего Совета в связи с атомной бомбардировкой Хиросимы, но получил отказ. Таким образом, кризис не назревал день за днем, пока не распустился пышным цветом 9 августа.. Любое объяснение действий японского правительства, опирающейся на «шок» от бомбардировки Хиросимы, должно учитывать тот факт, что лидеры Японии, рассматривая необходимость созыва Совета в связи с бомбардировкой Хиросимы 8 августа, посчитали его нецелесообразным, а затем внезапно на следующий день решили собраться для обсуждения вопроса о капитуляции. Либо они все внезапно заболели групповой шизофрении, либо за их действиями стоит другое событие, которое и определило реальные мотивы для такого поведения.

Масштаб

Исторически применение Бомбы представляется самым важным переломным и конкретным событием в ходе войны. С современной японской точки зрения, впрочем, не так уж легко отделить использование Бомбы от других событий. Ведь так трудно различить выпадение дождя посреди буйства урагана.

Летом 1945 года ВВС США проводили одну из самых интенсивных военно-воздушных кампаний по разрушению городов в истории человечества. 68 городов Японии подверглись воздушным бомбардировкам и были уничтожены частично или же полностью.  Приблизительно 1.7 млн. человек остались без крыши над головой, 300 тысяч было убито, 750 тысяч было ранено. 66 вылетов было сделано с обычными бомбами на борту, два вылета – с атомными бомбами. Масштабы разрушений, вызванных бомбардировками обычными бомбами, были огромными. Ночь за ночью на протяжении всего лета японские города покрывались столбами дыма. Посреди этого непрекращающегося разрушения не удивительно, если какая-либо отдельная атака не произвела должного впечатления – пусть даже если она была предпринята с применением нового вида оружия.

Бомбардировщик B-29, вылетающий с Марианских островов, может нести (в зависимости от месторасположения цели и высоты атаки) от 16 тысяч до 20 тысяч фунтов бомб. Обычно за один вылет сбрасывалось до 500 бомб. Это означает, что за один авиарейд на каждый город сбрасывалось от 4 до 5 килотонн обычных бомб (килотонна равна одной тысяче тонн и является единицей измерения мощности ядерного оружия. Бомба для Хиросимы весила 16.5 килотонн, для Нагасаки – 20 килотонн). Принимая в расчет, что обычные бомбы взывали эффект разрушения равномерно (а, следовательно, более эффективно), в то время как единственная более мощная бомба высвобождала большую часть своей энергии непосредственно в эпицентре взрыва, можно утверждать, что некоторые авиарейды с обычными бомбами на борту по масштабам разрушения могли сравниться с двумя атомными взрывами.

Первый авианалет  с обычными бомбами на борту, сделанный на Токио в ночь с 9 на 10 марта 1945 года, является наиболее разрушительным авиарейдом на город в истории войн. 16 кв. миль городской территории было уничтожено. Погибло около 120 тысяч японцев, что является самым высоким показателем жертв воздушных бомбардировок.

Мы часто представляем себе (в основном, из-за утвердившейся исторической подачи), что взрыв в Хиросиме был намного страшнее. Мы считаем, что количество жертв было бесчисленным и несоизмеримым. Но если подсчитать количество жителей, погибших во всех 68 городах во время авианалетов ВВС США летом 1945 года, то окажется, что Хиросима находится на втором месте по количеству жертв. По показателю разрушений в квадратных милях Хиросима находится на четвертом месте. В процентном выражении разрушений Хиросима находится на 17-м месте. Бомбардировка Хиросимы практически не выходила за пределы параметров обычных авианалетов того лета.

С нашей точки зрения, бомбардировка Хиросимы – это уникальный и эктраординарный случай. Но если вы поставите себя на место японских лидеров, подготовленных к Хиросиме тремя предыдущими неделями рапортов, то картина окажется совсем другой.  Если бы вы были ключевыми фигурами японского правительства в конце июля – в начале августа 1945 года, ваше отношение к воздушным бомбардировкам было бы наподобие этого: утром 17 июля вам поступают ночные рапорты об авианалетах на четыре города: Оита, Хиратсука, Нуматцу и Кувана. Из них Оита и Хиратсука разрушены на 50%, Кувана – на 75 %, больше всех пострадал Нумацу – 90% города разрушено до основания.

Три дня спустя вы извещены о бомбардировках еще трех городов. Фукуи разрушен на 80%. Проходит еще неделя, и вновь ночным авианалетам подверглись три города. Спустя два дня авиаударам подверглись еще 6 городов, среди них Ишиномия, разрушенная на 75%. 2 августа вам сообщают о еще 4 городах, которые подверглись авиабомбардировкам, в одном из рапортов указывается, что город Тойама (размером с город Чаттануга в штате Теннесси в 1945 году) был разрушен на 99,5%. Проще говоря, весь город был полностью стерт с лица земли. Проходит еще 4 дня – и еще четыре города подвергаются воздушным бомбардировкам. 6 августа пострадал только один город – Хиросима, но в отчете упоминается о применении нового оружия и чрезвычайно значительных разрушениях. Насколько пристальное внимание вы уделите именно этому рапорту после нескольких недель сообщений о сильнейших разрушениях в городах по всей Японии?

За три недели до бомбардировки Хиросимы воздушным налетам ВВС США подверглись 26 городов. Их низ восемь (почти треть) также были полностью или практически полностью уничтожены, как и Хиросима (в процентом отношении). Тот факт, что летом 1945 года были уничтожены 68 городов в Японии, ставит под сомнение оправданность позиции тех людей, которые хотели бы сделать атомную бомбардировку Хиросимы основной причиной капитуляции Японии. Возникает вопрос: если Япония капитулировала из-за уничтожения одного города, то почему она не сделала этого раньше, когда были разрушены целых 66 городов?

Если лидеры Японии согласились на капитуляцию из-за бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, следует допустить, что для них военно-воздушные бомбардировки японских городов имели серьезное значение вообще и что именно авиаудары по всем городам вынудили их капитулировать. Но, по всей видимости, дело обстояло совсем не так. Два дня спустя после бомбардировки Токио бывший министр иностранных дел Шидехаро Киджуро выразил мнение, вероятно, широко распространенное в высших кругах власти в то время: Шидехара считал, что «люди со временем привыкнут к ежедневным бомбардировкам. В это время их единство и решимость еще больше укрепятся». В письме к своему другу он указывал, что для граждан важно пережить страдания, так как даже если «сотни тысяч мирных граждан погибнут, будут ранены, будут голодать, даже если миллионы зданий будут разрушены или сгорят до тла», все это выиграет время для дипломатии. Стоит напомнить, что Шидехара принадлежал к числу умеренных политиков.

В высших кругах власти – в Высшем Совете – настроения, по-видимому, были такими же. Хотя Высший Совет и обсуждал важность того, чтобы Советский Союз сохранял нейтралитет, он едва ли уделял должное внимание бомбардировкам городов. В сохранившихся записях о заседаниях Высшего Совета о бомбардировках городов упоминается всего два раза: один раз мимоходом в мае 1945 года и второй во время обсуждения в ночь на 9 августа. Опираясь на доказательства, трудно предположить, что руководство Японии было больше озабочено бомбардировками городов, чем другими неотложными задачами ведения войны.

Генерал Анами 13 августа заметил, что атомные бомбардировки ничуть не страшнее бомбардировок простыми бомбами, от которых Япония страдала уже несколько месяцев. Если Хиросима и Нагасаки ничем особо не выделялись из городов, пострадавших от обычных воздушных бомбардировок, и руководство Японии не посчитало их настолько важными, чтобы уделить время на обсуждение произошедшего в них, то как можно считать Хиросиму и Нагасаки причиной для капитуляции Японии во Второй мировой войне?

(Продолжение следует)


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!