Присоединяйтесь к нашим группам

Вместе с беженцами в Европу пришла проблема детских браков

Вместе с беженцами в Европу пришла  проблема детских браков
Свадьбы среди детей в Германии уже давно не были предметом правового обсуждения, до сих пор. Девочки сотнями исчезают из школ, потому что их родители нашли для них мужей. Политика бессильна.
15 08 2016
19:27

Ей 14, ему за 20: такие браки в Германии запрещены

Девушка с темными глазами сидит на кровати, положив подбородок на худые колени. Никто не должен знать, что она здесь. Пинар скрывается в этом доме; даже ее настоящее имя не должно  просочиться наружу. Эта кровать и эта комната являются её убежищем. Через окно можно увидеть дома небольшого голландского города. 16-летняя девушка испугана и напряжена, даже когда она радуется визиту из Германии. Она встает, разглаживает покрывало с красными звездами, наливает чай и предлагает печенье. Обслуживать гостей она научилась рано, так как она − дочь курдского езида из Ирака.

"Пинар, что ты делаешь здесь в Голландии целыми днями?"

"Не так много. На данный  момент я не могу даже ходить в школу. И я всегда боюсь, что кто-то из моей семьи увидит меня".

"Почему ты должна быть здесь?"

"Я знала, что я или убегу, или умру"

Пинар было всего два года, когда её семья приехала из Ирака в Германию. До недавнего времени она жила с отцом и двумя братьями в городском доме где-то в Западной Германии. После смерти матери от рака отец ввел строгий режим, с комендантским часом и множеством домашних обязанностей. Потом он вдруг объявил, что дочь, которой только исполнилось 15 лет, должна выйти замуж за друга своего дяди, иракца, которому уже за 30. Будущий муж в ближайшее время должен был приехать в Германию, а имам должен был сочетать браком  пару в мечети.

Пинар удалось избежать этой участи, на данный момент, по крайней мере. Однажды утром на рассвете она села на поезд в соседний город и нашла пристанище в благотворительной организации для девушек. Оттуда её перевезли к голландской паре так, чтобы  ее отец не смог найти её. Но это, в конечном счете, не может быть долгосрочным решением. Молодая девушка не должна жить, скрываясь в изгнании, без друзей или школы.

Не каждая девушка осмелится бежать

Конституционные законодательные институты Германии сталкиваются со всё большим количеством проблем, которые принесли иммиграция и параллельные общества. Чем больше мигрантов приезжают в страну, тем чаще государственные органы и суды сталкиваются с такими случаями, которые в этой стране практически уже давно не наблюдались: Несовершеннолетние девочки вынуждены вступать в мусульманский брак  и исчезают из школы, потому что они должны помогать свекрови по дому или уехать за границу. Раньше в Германии были только проблемы с кланами ромов (цыган), которые иногда  в древних обрядах могли поженить 13-летнюю девушку с 17-летним мальчиком.

В проекте "Mamica" международного благотворительного фонда Каритас в Вуппертале, который оказывает помощь насильно выданным замуж или беременным женщинам рома, частым явлением являются женщины, которые, не достигнув даже совершеннолетия, ожидают уже третьего ребенка. Или такие, как мать пятерых детей Дафина, которая  не умеет ни читать, ни писать.

Дафина, которой сейчас  30 лет, росла в Вуппертале со своей бабушкой. Об этом  женщина рассказала сотрудникам Каритас. Бабушке никогда не приходило в голову, отправить девушку в школу, ни когда она была ещё ребенком, ни тем более тогда, когда она в юном возрасте забеременела.

Организация Terre Des Femmes призывает: Ни одна женщина не должна вступать в брак против своей воли, а, тем более, несовершеннолетние девочки. Не смотря ни на что, пострадавшие могут получить помощь и защиту, если они обратятся в департамент по делам молодежи или консультационный центр. Но не каждый подросток настолько самостоятелен, тем более что многие девушки живут под строгим контролем или плохо говорят по-немецки. Сможет ли немецкое государство, когда-нибудь добиться возможности защитить право молодых женщин на самоопределение?

В религиозном принудительном браке таится юридический конфликт

На самом деле принудительные браки в Германии запрещены. Но параграф 237 Уголовного кодекса не препятствует  религиозному браку, как это было  планировалось в случае с Пинар. Имамские  или цыганские браки согласно немецкому законодательству не существуют, не рассматриваются в качестве "реального" бракосочетания. Следовательно, они не подпадают под действие законов.

Немецкая Ассоциация юристов уже требовала расширить действие закона на такие браки, и рассматривать их в качестве  преступления. Но согласно логике это означало бы, что заключаемые имамами браки получили бы юридическую силу в немецком уголовном праве. Законодатели не хотят допустить этого ни при каких обстоятельствах.

Но права Шариата просочились и Германию, принеся с собой проблему детских браков. Особенно остро обстоит проблема с беженцами, которые прибывают из зон военных действий. Особенно сильно  число принудительных браков увеличилось в лагерях беженцев в Иордании, Ливане, Ираке и Турции.

Среди сирийцев, согласно благотворительной организации "Детские деревни SOS", в настоящее время в половине всех браков один из супругов моложе 18 лет. До войны было  всего 13 процентов. Родители считают, что брак с более взрослыми мужчинами защищает  их дочерей в финансовом и физическом отношении, защищает их от изнасилования и сохраняет их честь. Часто также семьи платят приданое, чтобы получить разрешение на брак, говорят данные организации.

Что важнее: защита семьи или благополучие детей?

В Германии такие супружеские пары создают для юристов  огромные проблемы. Если брак был совершен в стране происхождения, то власти не могут больше отступать на позицию, что религиозный брак фактически не существует. И это создаёт конфликт: Что важнее: защита семьи или благополучие детей?

То, насколько сложен этот вопрос, недавно проявилось в деле  сирийской пары. Ей было 14 лет, ему было 20, к тому же он был ее двоюродным братом, когда они поженились в Сирии. Вскоре после этого пара добралась по  морю в Германию,  и здесь они были оперативно разлучены. Ведь, в конце концов, в этой стране секс с 14-летней девочкой сам по себе уже является преступлением, не говоря уже о браке.

Ведомство по делам молодежи города Ашаффенбурга поселило  девушку в доме для беспризорных молодых людей и назначило ей опекуна, хотя пара хотела продолжать жить вместе, отказалась от  курсов интеграции и немецкого языка и заверяла властей в наличии  взаимной любви. Тем не менее, им было разрешено видеться лишь два часа в неделю под наблюдением, чтобы избежать беременности. Пара больше не понимает мир.

Муж пожаловался и подал ходатайство в верховный суд федеральной земли в Бамберге. Брак должен быть признан, а департамент по делам молодежи должен отдать  девочку ее мужу, считает сириец. Судьи, таким образом, должны были придерживаться принятому в  Германии обычаю: то, что произошло за границей в соответствии с действующим там  законодательством, признается здесь до тех пор, пока это не явно противоречит общественному порядку. Это было бы в случае с полигамными браками.

Когда дело доходит до детского брака, власти бессильны

Организации по защите прав женщин считают решение суда в  Бамберге фатальным сигналом. "Если ведомство по делам молодёжи не возьмёт на себя опекунство и брак будет признан, то немецкое правительство потеряет доступ к ребенку ", − критикует   Криста Столле, национальный директор Terre des Femmes.

Ученые-правоведы сомневаются, однако, что суды и офисы в достаточной степени подготовлены к решению таких вопросов. "В тех случаях, которые мы в настоящее время разбираем в суде, власти кажутся все более беспомощными", − сказал ученый-исламовед  и адвокат Матиас Роэ, который руководит Центром по исламу и праву в Европе в университете Эрлангена. Бамбергерский случай теперь лежит перед федеральным судом.

Сколько малолетних жён приезжает  в Германию или сколько несовершеннолетних девочек выдается замуж уже здесь, никто не знает. Власти Баварии в конце апреля озвучили статистику для своей федеральной земли: 161 беженок в возрасте до 16 лет и 550 беженок в возрасте до 18 лет уже состояли в браке.

В земле Северный Рейн-Вестфалия в середине года было зафиксировано 188 случаев, в Баден-Вюртемберге  говорилось о 177 несовершеннолетних замужних беженках, в Рейнланд-Пфальце от 130 до 150, которые приехали в страну с января 2015 года. Но так как данные везде были очень неточными, а иногда и вовсе отсутствовали, то эта информация считается недостоверной и ненадёжной.

Самой младшей девочке было всего девять лет

Поводом для беспокойства также стали данные из Нидерландов, где Министерство социальных дел провело исследование по вопросу  принудительных браков. Результаты  вызвали шок: проблема оказалась гораздо больше, чем считало правительство. "Мы видим, что число детей, которые насильно вступают в брак, возрастает чрезвычайно быстро", − сказал Марк Дюллаерт из  целевой организации  "Children on the Move", которая включает в себя представителей  33 стран. Те  же самые проблемы касаются и  других европейских стран. Регистрация это очень сложный процесс. "Именно поэтому мы постоянно сталкиваемся с цифрами, которые  по факту,  гораздо выше".

О том, что происходит в мечетях или приватных жилищах, можно только догадываться. Смутным свидетельством того, насколько велико должно быть количество неучтенных случаев в Германии,  является пятилетний обзор от Федерального министерства по делам семьи. В консультационных центрах был задан вопрос, сколько людей за один год обращались за  помощью или содействием в вопросе угрозы  или заключения  принудительного брака. Среди 3443 человек треть обратившихся не достигла совершеннолетия. Самой молодой девушке, которая пришла на консультацию, было девять лет.

Из школы снова и снова исчезают дети

То насколько бессильными и беспомощными в этом вопросе являются немецкие власти, особенно сильно замечают учителя. Инструкции и нормативные акты, сообщил директор школы с более чем 20-летним профессиональным опытом,  для некоторых иммигрантов не имеют никакого значения. В частности, цыгане, самое большое этническое меньшинство в Европе, не обращают никакого внимания на авторитет государственной власти, говорит мужчина, который почти десять лет является директором школы в Северном Рейн-Вестфалии с приоритетом на обучении.

В его школе, девять из десяти детей имеют иммиграционные корни, один из трех детей принадлежит к этнической группе рома. Количество отсутствующих, говорит учитель, который не хочет видеть в газете свое имя, "астрономически высокое". Снова и снова дети полностью исчезают из поля зрения. "Частыми являются случаи, когда девушка, как правило, от 13 до 15 лет, на следующий день просто не проходит в школу и исчезает". От одноклассников или от окружающих людей, которых он достаточно хорошо изучил на протяжении многих лет, директор школы узнаёт, что исчезнувшие девочки вышли замуж.

Иногда по требованию властей матери пытаются оправдываться: например, говоря, что дочь в настоящее время живёт у "кузена". "Школы в таких случаях выглядят беззубым тигром", − жалуется директор школы. Что ему остается кроме пары демонстративных санкций?

Он может послать родителям письмо или связаться с ведомством по делам школ, которое затем может наложить на семью штраф в размере до 300 евро. Самым важным рычагом давления по-прежнему является привлечение городского ведомства правопорядка. Его сотрудники могут принудительно забирать школьников из дома и отвозить в школу. На самом деле, учитель говорит, что он не единожды прибегал к этой мере. Но на цыган это никак не действует. "Если вы не знаете, где ребенок, потому что он прячется где-то у дальних родственников, вы, конечно, не сможете забрать его и привести в школу".

Одной из проблем является идея девственного брака

О том, насколько неэффективными иногда являются инструменты и меры ведомств,  также сообщил Эмель Алтинтас, менеджер ассоциации Apeiros в Леверкузене, которая  вместе с преподавателями возвращает прогульщиков обратно в классы.

"Однажды я сидел с учителями во время разговора с отцом цыганом, чей ребенок вдруг полностью забросил учёбу в школе. Я пытался убедить его, сказав, что в противном случае будет наложен штраф до 300 евро",− вспоминает Алтинтас. "Мужчина  вытащил бумажник из кармана, положил 300 евро на стол и сказал: Вот деньги. Дело уже улажено?" Адвокат Роэ также объяснил: "Государству, как правило, трудно действовать в среде, которая далека от основного общества и имеет сильное внутреннее чувство единства".

По мнению женских правозащитных организаций, причиной молодого возраста невест является честь семьи, которая зависит от девственности невесты: они хотят, так сказать, действовать наверняка. По словам Ортруда Крикау этнолога, который специализируется на неоседлых народах, в  культуре рома также отсутствуют религиозные обряды перехода от детства к взрослой жизни, какие, например, присутствуют в  христианстве − конфирмация (первое причастие) или миропомазание. Вступление во взрослую жизнь часто обозначается браком, первый половой акт согласно праву ромов является обязательством к браку.

По крайней мере, в случае с  заключёнными за границей браками, немецкая политика должна признать наличие проблемы. Министры юстиции Баварии и Северного Рейн-Вестфалии стремятся  совместной инициативой достигнуть урегулирования правовых разногласий. Брачный возраст должен в будущем всегда регулироваться в соответствии с немецким законодательством. Таким образом,  возраст 16 лет будет установлен в качестве нижнего предела. "14- и 15-летние девочки должны идти в  школу, а не  к алтарю",−  сформулировали свою идею два министра в письме, которое они послали Федеральному министру юстиции Хайко Маасу (СПД).

"Когда  девушки или молодые женщины вступают в брак, то стремление к браку в очень редких случаях зиждется на любви", − говорит Томас Кучатый (СПД), министр юстиции федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия. Социал-демократ хочет помочь предотвратить детские браки также, потому что часто  старшие мужчины эксплуатируют тяжелое положение семей. "Это наносит детям душевные раны, которые не заживают всю жизнь". Вместе со своим баварским коллегой Винфридом Баусбаком (ХСС) он выдвинул инициативу, в конце которой он указал немецкой правовой системе  оглушительное "НЕТ" в отношении детских браков с девушками младше  16 лет.

Брачный возраст исключительно в соответствии с  немецким законодательством

Этот вопрос дошёл даже до парламента. Лидер парламентской фракции СДПГ Томас Опперманн  сказал немецкому изданию  "Welt": "Защита детей должна быть абсолютным приоритетом. Это также касается и несовершеннолетних беженцев". Никто, и в особенности  ребенок, не должен быть принужден к вступлению в брак.

Армин Шустер, председатель фракции ХДС / ХСС в комитете бундестага рассматривает эту проблему следующим образом: злоупотребления в отношении несовершеннолетних и детей можно предотвратить только тогда, "когда брачный возраст будет определяться исключительно немецким законодательством". Изменения в законе он считает "насущной необходимостью". Ранее  "в Германии признавали такие браки, хотя они нарушают наши права".

Беспомощные власти теперь надеются на уточнение законодательства после дела Карлсруэ, а также на новый закон. "Мы должны предоставить властям и судам четкие правила, когда именно заключенный за границей брак соответствует  нашим ценностям и может быть признан в Германии", − сказал министр юстиции Кучатый.

Также Баусбак призывает к немедленным действиям со стороны федерального министра юстиции. "Мы не должны в этом вопросе больше перекладывать ответственность принятия решений на суд из-за трудностей интерпретации законов. Четкое предопределение правовых рамок, несомненно, является задачей правовой политики".

"Германия мой дом"

Terre des Femmes считает необходимым повышение минимального брачного  возраста в Германии до 18 лет без исключения. Браки с несовершеннолетними, которые были заключены  за рубежом, не должны признаваться ни при каких обстоятельствах.

Организация собрала более 100 000 подписей и представила петицию на рассмотрение Министерства юстиции. Маас, тем временем, объявил о планах создать рабочую группу, которая начнёт работу 5 сентября.

В то же время Пинар ждёт конца своего изгнания и тоскливо вспоминает о своём детстве. "Германия это мой дом, я с трудом могу вспомнить Ирак", − говорит девушка. Бракосочетание с 36-летним мужчиной, работающим в Ираке на нефтяной компании, кажется ей невообразимым. Теперь, после побега, она говорит, что чувствует себя, как в заключении. "Но я знаю, что это лишь временно".

Если все пойдет хорошо, Пинар скоро сможет вернуться в школу в Германии и догнать школьную программу. Она должна получить место в специальном коллективном жилище. "Я хочу попробовать получить среднее образование", −  говорит 16-летняя девушка. Позже, она хотела бы стать юристом, чтобы помочь другим девушкам. Но сначала она должна немного отдохнуть.

Ханнелора Кролли, Анетт Довидейт, Фрея  Петерс

 


Источник: welt.de





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!