Присоединяйтесь к нашим группам

Обратная сторона открытых границ ЕС

Обратная сторона открытых границ ЕС
Свободное передвижение рабочих по ЕС имеет пагубные последствия для стран Восточной Европы: Польши, Румынии или Болгарии. В этих странах наблюдается нехватка не только профессионалов, но и критических умов.
18 08 2016
17:13

С исторической точки зрения понятно, почему свободное передвижение в пределах ЕС особенно после падения железного занавеса рассматривается как политическое благословение. Но на самом ли деле это выгодно для всех стран-членов? Речь идет, конечно же, не о разрешении на свободное передвижение лиц, то есть о праве путешествовать в рамках ЕС без ограничений. Вопрос заключается в том, насколько целесообразным было и есть  связывать это фундаментальное право Европейского Союза со свободным передвижением работников, то есть с возможностью  устроиться на работу в любом уголке  всей территории ЕС.

Потому что в отличие первоначальных предположений эта свобода не означает, что между Востоком и Западом постепенно выровняются  условия жизни и уровень оплаты труда. Вместо взаимовыгодного обмена ноу-хау, внутренняя миграция идет почти исключительно с востока и с запада на север. Но если большинство самых способных и высоквалифицированных граждан уезжают, а им на смену не приходят другие, то неравенство распределения  богатства только укрепляется, а не растворяется.

Особенно драматическую утечку мозгов испытали  на себе в течение нескольких последних  лет Болгария и Румыния. Согласно подсчетам болгарской  ежедневной газеты "24 Часа", в период 1992-2015 гг. три миллиона болгар покинули свою родину. При   населении страны в семь миллионов  это огромная скорость оттока популяции.

Утечка мозгов также является растратой мозгов

"Открытие границ был лучшим и  худшим, что случилось с болгарским обществом после падения Берлинской стены", − сказал болгарский политолог Иван Крыстев в прошлом году, комментируя это передвижение населения. "Массовая миграция людей в возрасте от 25 до 50 лет резко повлияла на болгарскую экономику, а также на политическую систему".

Поскольку утечка мозгов часто является пустой тратой мозга. Когда врачи или медсестры, в качестве сиделок или помощников на сборке урожая в Лондоне зарабатывают больше, чем в государственных больницах в Софии, когда ИТ-специалисты получают больше денег на стройке в Берлине, чем в отечественной промышленности, тогда такой экспорт рабочей силы высасывает кровь не только у государственных структур и экономики страны. С таким экспортом, скорее всего, страну покидают  в основном те светлые головы, которые могли бы модернизировать политическую систему родной страны.

Зачем тратить свою юношескую энергию на  борьбу с коррупцией и клиентелизмом? Или, как говорил Крастев: "Проще поехать в Германию, чем пытаться сделать так, чтобы в  Болгарии всё стало как в Германии". Инстинктивный выбор между "борьбой и бегством" применяется так же и для планирования жизни.

Например, пережила бы Польша такую острую консервативную негативную реакцию, если бы после вступления страны в ЕС в 2004 году сотни тысяч  её молодых граждан не ухали бы  в Великобританию и Ирландию, а потом и в Германию?

В Румынии, согласно статистике ОЭСР, население сократилось с 22 миллионов в 2002 году до 19 миллионов в 2012 году. "Меня спрашивают каждый день, почему я до сих пор здесь", − сообщила молодой врач на этой неделе  британскому изданию  Economist. Ведь, в конце концов, она могла бы заработать в Западной Европе в десять раз  больше своей нынешней зарплаты.

14 000 врачей уехали из Румынии

Как подсчитал новостной журнал, если эмиграция продолжится в  тех же объёмах, то валовой внутренний продукт некоторых стран Восточной Европы к  2030 году сократится на четыре процента.  Согласно исследованию, проведенному датским университетом Орхуса, с тех пор как Румыния вступила в ЕС в 2007 году, страну  покинули 14 000 врачей (по состоянию на 2014 год). Испании, Португалии, Греции и Италии, возможно, после финансового кризиса, будет  угрожать аналогичный сценарий.

Большинство стран ЕС, включая Германию, после присоединения стран Восточной Европы установили многолетние переходные периоды перед началом свободного передвижения работников. В то время это было оправдано  опасениями искусственного снижения зарплаты (известная история про  польского водопроводчика).

Различие в уровнях заработной платы сегодня по-прежнему остается значительным. А почему? По-видимому, потому, что никто не хотел говорить о реальных недостатках разрекламированного политического блага  для тех стран, которые якобы должны были наиболее от него выиграть.

Йохен Биттнер


Источник: zeit.de





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!