Присоединяйтесь к нашим группам

Хиллари Клинтон: Грядет эпоха «Стервы»

Хиллари Клинтон: Грядет эпоха «Стервы»
Возможная победа Хиллари Клинтон в президентской гонке может стать предвестницей возвращения эры всеобщего женоненавистничества.
18 08 2016
20:19

Пристегните ремни: мы входим в пике эпохи «Великой Стервы».

Если Хиллари Клинтон получит пропуск в Белый Дом в ноябре, это станет поистине историческим моментом, вдребезги разбивающим невидимые стены в американском обществе, ранее негласно мешавшие карьерному продвижению женщин. Спустя 240 лет после формирования американского государства, бразды правления им попадет в руки женщины. Дочери Америки получат живое, дышащее, носящее брючные костюмы доказательство того, что они тоже могут дорасти до президентской должности.

Победа Клинтон также может стать причиной четырех- или восьмилетнего периода подспудного общественного женоненавистничества в духе холостяцких вечеринок в доме Роджера Эйлза.

Все еще впереди. Также как чрезмерная пристрастность, практика стенаний и обыкновенная гневливость перейдут с первого истории темнокожего главнокомандующего США на первую в истории главнокомандующую США, то же самое произойдет и с политической узколобостью. Некоторые из них будут вызываться гендерной неудовлетворенностью или дискомфортом тех, кто не привык быть под каблуком у сильной женщины. Но в большинстве случаев достаточно будет обозвать Хиллари «стервой» или «чокнутой климатичкой» для того, чтобы доказать себе, что она не годится на роль президентши.

В любом случае в предстоящие годы следует готовиться к откровенному потоку сексистской чепухи. Несмотря на явные успехи в деловом мире, женщины на  постах генеральных директоров продолжают вызывать у общества скептическое отношение. И точно так же, как избрание Обамы не знаменовала появление новой сияющей Америки, лишенной расистских предрассудков, так и избрание Хиллари Клинтон не принесет  нам половое равенство и просвещение. Именно так и характеризуется прогресс: два шага вперед, один шаг назад. По мере того, как начинает меняться культура, одни люди отвергают происходящие изменения, высмеивая их, другие стремятся использовать их страхи в своих целях, причем без зазрения совести на пути к преуспеванию.

Натуральный политический сексизм уже вышел на тропу войны. На презентационной встрече Дональда Трампа в Кливленде у Квикенс Лоанз Арены толпились продавцы, пытающиеся всучить значки со своеобразными надписями, вроде «Жизнь – стерва; не голосуй за одну из них» и «Специальное предложение «Хиллари» от  KFC: два толстых бедра, две маленькие грудки… и левое крыло». На одной из популярных футболок Трамп несется на «Харлее», скаля зубы в сторону упавшей с велосипеда Хиллари, а на спине Трампа виднеется: «Если ты читаешь это - значит, стерва отвалила».

Доморощенный соленый юмор ничем не хуже – какой-то парень напялил маску Хиллари с надписью “Trump vs. Tramp” (Славный парень против Шлюхи), а еще один народный умелец соорудил композицию в стиле «Игры престолов», в которой центральное место занимала надувная кукла Хиллари (конечно же, голая).

Социальные сети переполнены оскорблениями Клинтон, причем «стерва» -еще самое безобидное из них. «Прищеми хвост этой стерве!» - именно так пишут на самых модных футболках этого сезона на собраниях Трампа. А что скажете о подростке, вопящем «Разберись с этой стервой!» на недавнем выступлении Трампа в Вирджинии? Высший пилотаж.

Было бы приятно думать, что это всего лишь перекосы в пылу кипящих политических страстей – и когда Хиллари выиграет в ноябре, накал нападок на нее снизится, и к ней начнут относиться с большим уважением.  Не тот случай (спросите у Обамы, как это было). «Травля станет еще более открытой по мере того, как она будет получать все больше власти, так как она будет представлять все большую угрозу, - считает Фарида Джалайзай, политолог Оклахомского университета, специализирующаяся на гендерных исследованиях - У людей не будет моральных проблем с тем, чтобы поносить ее и говорить всевозможные гадости про нее».

Точно так же, как президентство Обамы помогло поднять нерешенные расовые вопросы в ходе основных политических дискуссий, так и президентство Хиллари, вероятно, будет способствовать решению вопросов о равной оплате и уходу за ребенком. И хотя насущность обсуждения подобных вопросов уже давно назрела, это может очень быстро перерасти  из обсуждения в осуждение.  «Клинтон придется ходить по лезвию бритвы», - утверждает Леони Хадди, профессор политологии Университета Стоун Брук. Она станет исторически значимой фигурой, которая по-новому заставит взглянуть на высший пост в стране. «Но в то же время ее будут оценивать через призму восприятия: «Она здесь, чтобы помогать женщинам? Значит, она станет делать гадости мужчинам». У мужчин разрастаются скрытые страхи того, что их доминирующее положение в обществе вот-вот рухнет. И хотя многие мужчины выступают за равенство полов, имеется достаточно мачо, которым эта идея не нравится».

Масла в огонь подливает и то, что Трамп сознательно вызывает антиженские чувства, говорит Дженнифер Лоулесс, директор Института женщин и политики при Американском университете. «Он в открытую подталкивает многих своих сторонников и провоцирует их на выражение этой неприязни, проталкивая идею о том, что женщины слишком далеко зашли, что Хиллари слишком далеко зашла, что она не подходит на роль президента, и что единственная причина ее успеха – это ее принадлежность к женскому полу».

Не то, чтобы все это женоненавистничество обязательно имело отношение к гендерным противоречиям. Часто половая принадлежность (как и расовая) становятся удобным инструментом для дискредитации политика, говорит Келли Диттмар, сотрудница Центра американских женщин и политики при Университете Рутгерса. «Гораздо проще напасть, чем попытаться вникнуть в суть».

«Проблема заключается в том, что это самый простой и самый легкий путь» унизить своего политического противника, считает Джулия Джиллард, которая столкнулась с этим явлением во время своего пребывания на посту первой женщины-премьер-министра Австралии.

В качестве председателя Австралийской лейбористской партии Джиллард являлась премьер–министром с 2010 по 2013 годы. Ее пребывание у власти было турбулентным и запомнилось «гендерными войнами» (как выразилась сама Джиллард в своей прощальной речи). Что изумило бывшую премьершу больше всего, так это тот факт, что сексистские нападки становились тем чаще, чем дольше она возглавляла кабинет министров. «Я ожидала максимальной реакции на то, что я стала первой женщиной-премьер-министром, в первые несколько месяцев, - говорит она. – В реальности же мне пришлось столкнуться с тем, что гора гендерного вздора со временем лишь росла» в то время, как ей приходилось принимать непростые политические решения (Джиллард тоже неоднократно оскорбляли, называя «климактерическим чудовищем»).

Джиллард вспоминает один отдельный эпизод в 2011 году, когда она объявила о непопулярном налоге на выбросы углекислого газа и торговых правилах. Тысячи протестующих вышли на улицы у Дома Парламента с «очаровательными» плакатами «Сжечь ведьму!» и «ЛЖИлард – девка Боба Браунс» (Браун являлся главой Зеленой партии). Вместо того, чтобы осудить или хотя бы проигнорировать хулы, лидер оппозиционной партии Тони Эббот храбро воспользовался этими воззваниями и выступил на их фоне с  антиналоговой речью (позднее в парламенте Джиллард осудила поведение Эббота, что впоследствии стало известно как «речь о женоненавистничестве» и сделало ее знаменитостью мирового характера).

Джиллард столкнулась с другими различиями в подходе и в отношении. Например, государственная Австралийская вещательная корпорация поставила комедию о времени ее премьерства. «По моему мнению, это был достаточно странное решение: финансировать постановку комедии, в котором меня изображал двойник» - говорит Джиллард, отмечая, что подобного не было сделано в отношении ни одного премьер-министра ни до нее, ни после нее.

Существует более глубокое, «более затаенное гендерное отрицание», чем крайне обеспокоена Хадди. «Возникнут опасения в отношении половой дискриминации, но мы можем помочь людям разобраться в этом. Однако процесс задействует гораздо более потаенные страхи, - говорит она. – Вокруг множество гендерных стереотипов, считающих, что не все женщине по плечу (Вы знаете, как это бывает: Она не жесткий лидер или Она слишком напориста и агрессивна). Все эти подсознательные страхи могут породить «главенствующее» общественное мнение, даже среди тех, кто выступает в поддержку полового равенства, считает Хадди.

«Люди могут привлечь стереотипы, связанные с половой принадлежностью, даже без упоминания расхожей фразы «Наверное, у нее критические дни», соглашается Диттмар. Они заронят сомнения по любому вопросу в отношении силы или потенциала женщины-лидера, даже ее возраста или здоровья, чтобы «достучаться до укоренившихся гендерных стереотипов и норм восприятия, и тем самым вызвать сомнения у широкой общественности».

Во избежание дальнейшего нагнетания обстановки и предотвращения поражения Хиллари Клинтон на выборах, сторонники Клинтон (а в особенности, сторонницы) должны сдерживать свои эмоции и контролировать свои надежды и ожидания в контексте того, чего на самом деле сможет добиться женщина-президент. «Женщина может занять самый высокий пост на земле, и все-таки это будет позиция в мужском мире, - считает Диттмар, замечая при этом, что американцы привыкли видеть в своих президентах «героических мужественных лидеров», иногда демонстрирующих «отеческую заботу». Поэтому одной из проблем, с которой придется столкнуться Клинтон – это найти баланс в своем соответствии общепринятым культурным нормам восприятия власти, даже если она намерена переделать ее структуру.

«Структуры власти базируются на «статусе кво», - замечает Диттмар. И их изменение может оказаться непосильной задачей. «Понадобится много усилий. Так же, как понадобилось нам для серьезного восприятия женщины-кандидата в президенты, - говорит Диттмар. – Женщины стремились занять пост президента на протяжении 150 лет. Задумайтесь, сколько же понадобилось женщин для того, чтобы расчистить территорию для понимания того, что институт президентства – это не только мужской бастион власти».

Людям следует научиться не рассматривать неизбежные ошибки и провалы Хиллари через призму половой принадлежности (даже на подсознательном уровне). «Гендерные надежды, возлагаемые на ее плечи, слишком тяжелы, - считает Джалайзай. Из-за поляризованного природы американской политики, по ее словам, «очень трудно для любого президента совершить что-то значительное». Но поскольку Хиллари станет первой женщиной, которая займет этот пост, люди начнут рассматривать ее действия и решения в привязке к тому, что она является женщиной. «Мы не относимся так предвзято к мужчинам. Мы даже не стали говорить Джорджу Бушу о том, что он был плохим президентом, потому что он свой парень, - говорит Джалайзай. – Мы не ставим под вопрос политические качества мужчин из-за их половой принадлежности». Однако женщины в этой роли будут «аутсайдерами», - считает Джалайзай. «Даже если Хиллари Клинтон выиграет главный приз, ее все равно будут рассматривать через призму «первая женщина-президент, какая диковинка». Что, если ее президентство окажется безуспешным? «Партии больше не будут выдвигать кандидатами женщин – по крайней мере, какое-то время», - считает Джалайзай.

Еще хуже то, говорит Хадди, что женщины болезненно реагируют на провал женщины-лидера. «Если она проиграет, многие женщины воспримут это как личное поражение».

Что больше всего раздражает во всем этом? Для женщин-лидеров иногда трудно противостоять секситским выпадам без того, чтобы не вызвать еще больше насмешек и презрения. «Можно попытаться вызвать у людей сочувствие, - говорит Хадди. – Но следует быть предельной осторожной. Люди могут сказать, что ты разыгрываешь женскую карту, что ты плакса и тряпка, что ты не сможешь справиться с простыми вещами».

«Сексизм более благосклонно воспринимается обществом, чем расизм», - говорит Дженнифер Лоулесс. Многие могут вспомнить несколько примеров из предвыборной кампании Клинтон 2008 года. Среди них сексистские шутки самого низкого пошиба в центральных средствах массовой информации (наподобие шуток о «кудахтании» Клинтон). Были еще два типа в Нью-Гемпшире, размахивающие плакатами и орущие: «Погладь мне рубашку!». Хиллари тогда рассмеялась в ответ, и инцидент был представлен как поступок двух 20-летних придурков, ведущих себя как 20-летние придурки. Но если бы кто-то завопил в такой же манере Обаме «Почисти мне ботинки!», думается, общественный резонанс был бы совсем иной.

Джиллард согласна с этим. «В некотором отношении мы ставим женщин перед лицом непрерывных сексистских атак, в то время как расистские выпады не обязательно  отличаются такой частотой», - говорит она. Взять, к примеру, случай с протестующими против нового налога: «В то время я поняла, что если бы Австралию возглавлял премьер-министр из австралийских аборигенов, а оппозиционный лидер подошел и встал напротив плаката со словами «Повесить черномазого» или же с любыми другими обидными для аборигенов высказываниями, то это было бы завершением его политической карьеры. И если бы другой достойный австралийский премьер-министр пожаловался бы на это, люди не стали бы говорить: «Да ладно, он разыгрывает из себя жертву!». Но именно так и говорят о женщине, которая жалуется на сексизм.  Женщинам-лидерам придется смириться с этим и никогда не жаловаться».

Вот почему так важно во всеуслышание открыто выступить против подобной чепухи и вздора во всех его выражениях, считает Джиллард. Возмущенная тем, что она слышала во время предвыборной кампании в США, в июле бывшая премьер-министр написала открытое письмо в The New York Times призывающее к «выявлению и наказанию любых фактов сексизма» во время президентской гонки. Благопристойное публичное обсуждение президентских решений – это «100% законно», говорит Джиллард. Но как только «гендерная примесь начнет мутить чистую воду, все мужчины и женщины доброй воли должны твердо сказать: «Нет! Прекратите это!».

Печально? Вовсе нет. Как бы неприятно это не звучало, подобный «мертвый ход» часто необходим для того, чтобы общество продолжало развиваться.

И как в случае с уничтожением любых барьеров, первому человеку, который осмелится бросить вызов устоявшимся нормам, всегда приходится нелегко, но затем дела идут на лад. «Резкость подобного стиля реакции с каждым разом становится все меньше». – утверждает Джиллард.

Поэтому так необходимы люди, подобные Джиллард, Обаме и Хиллари Клинтон, способные держать удар (Господь свидетель, Хиллари свидетель, как подчас трудно держать некоторые удары!). «Подобное прорубание пути открывает широкую дорогу для остальных, - говорит Хадди. – Кто-то должен быть первым».

Как говорит Джиллард, «Нам нужно пройти через все это, для того, чтобы пришли времена, когда американцы не будут руководствоваться стереотипами при восприятии в качестве президента США женщины (или же афроамериканца, или же латинос, или же индейца)».

Пока же женщины с передовым мышлением должны как можно скорее оправдать определение «стервы», так щедро раздающееся со всех сторон. Серьезно. Стервы всех стран, объединяйтесь! Если Хиллари Клинтон выиграет в ноябре, я немедленно закажу с десяток толстовок со словами «Стервы со всем разберутся!». И все мои подруги получат замечательный подарок к Рождеству.

 


Источник: theatlantic.com





NEOPresse
Тысячи афганцев на северо-западе Афганистана во второй раз вышли на улицы в знак протеста против убийства четырех человек в этом месяце, которые стали жертвами ночного рейда сил НАТО.
17:23 | 12.01.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!