Присоединяйтесь к нашим группам

Новый подход в российской цензуре: угроза для Facebook, Twitter и Google

Новый подход в российской цензуре: угроза для Facebook, Twitter и Google
Российский флаг и 3D модель логотипа Facebook, виднеющие сквозь очертания логотипа Twitter, — это фотоиллюстрация из Зеницы, Босния и Герцеговина от 22 мая 2015 г. REUTERS / Дадо Рувич
03 06 2015
00:16

Российские надзорные органы взяли на заметку Facebook, Twitter и Google. В мае агентство, известное под акронимом Роскомнадзор, направило этим компаниям письмо с напоминанием о необходимости соблюдения закона страны об Интернет.

Роскомнадзор имеет широкие полномочия: он может приказать интернет-провайдерам отключать доступ к некоторым веб-сайтам, как это было сделано с несколькими независимыми новостными и аналитическими сайтами; он может взимать штрафы; он может попросить прокуратуру возбудить уголовные дела в тех в случаях, когда усматривает какие-то нарушения. В случае с иностранными компаниями может объединиться с другими учреждениями, и изгнать их из России. Вот так работает современная российская цензура, размахивая палкой с угрозами финансовых последствий.

Назад в СССР, где цензура была простой структурой: централизованное агентство Главлит (Литературная дирекция) было цензором, отвечающим за газеты и издательства. Люди, работающие там, предварительно проверяли все, что планировалось опубликовать. Тогда все периодические издания и издательства принадлежали государству, и таким образом, в конечном итоге и редакторы и цензоры работали на одного и того же босса. Система работала слажено. Но сейчас многие медиа-компании находятся в частной собственности. Введите рыночную цензуру.

Надзорные органы имеют в своем распоряжении множество ограничительных законов. Существует Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, принятому в 2010 году, а затем дополненный поправками, в частности, был добавлен запрет «пропаганды гомосексуализма». Кажется, закон готов запретить все: «натуралистическое изображение или описание в любой форме и любыми средствами человека, животного, или частей органов человека и / или животных, или действия или бездействия, или события, или явления, или его последствия с концентрацией внимания на деталях, анатомических особенностях и / или физиологических процессах». И это только одна статья - неудивительно, что издатели, относятся к этому закону как к Закону о защите детей от информации.

Еще есть запрет на то, что называется «экстремизмом». Многие удивительные вещи можно считать экстремистскими. На прошлой неделе, например, прокуратура в южном российском городе Ростов-на-Дону допросила организатора мероприятия под названием «Тотальный диктант». «Тотальный диктант» - ежегодная возможность всех русскоговорящих проверить под диктовку свои знания в области орфографии одновременно во всех странах мира. Энтузиаст таких диктантов Алексей Павловский, вероятно, попал под подозрение, потому что прокурор наткнулся на термин «грамматический нацист». Ему показалось, что это может быть связано с экстремистским движением, цель которого - убивать граждан с низким уровнем орфографии.

Еще один пример. Сборник репортажей журналистки Елены Костюченко был недавно опубликован в Москве, но некоторые страницы оказались пустыми. На них написано - «политическая цензура» и указан веб-адрес, по которому читатели могут найти главу, удаленную из книги. Это был отчет Костюченко об акции протеста арт-группы Pussy Riot, во время которой женщины исполнили песню под названием «Путин обмочился». Роскомнадзор, по всей вероятности, счел текст песни «экстремистским».

Но, в отсутствие предварительной цензуры, как издатель мог узнать, что власти думали об этой главе? Издательства и другие медиа-компании уже давно ввели практику заранее получать разрешение на публикацию. Например, когда в 2012 году Россия ввела закон об «иностранных агентах», адвокаты Радио Свобода, которое является американской собственностью и финансируется Конгрессом США, отправили в Министерство юстиции письмо с просьбой объяснить, может ли радиостанция считаться иностранным агентом (я знаю это, потому что вскоре, пару месяцев спустя, стала директором Радио Свобода). Министерство юстиции прислало ответ, в котором уверяло Радио Свобода, что по техническим причинам оно не может считаться «иностранным агентом». Это письмо хранится как потенциальное орудие против возможных обвинений.

Но запрос адвокатов, в сущности, опередил федеральные органы. Издатели делают то же самое с книгами, заблаговременно отправляя запросы в Роскомнадзор, чтобы не тратить деньги на тираж, который, возможно, придется аннулировать. Расходы идут только на предварительную цензуру. Это не так упорядоченно, как было в советские времена, но потенциально очень эффективно.

Но Facebook, Twitter и Google - не общественное пространство: они, на самом деле, частные компании. Даже в условиях демократии, они не подчиняются законам о свободе слова и свободе собраний. Но в России они, безусловно, подчинены законам о СМИ, о чем так услужливо напомнил им Роскомнадзор.

Возможно, из чрезмерной осторожности, Facebook, кажется, особенно подвержен  незаконному давлению, что предполагает общение с властью. За несколько последних  недель, сеть удалила сообщения или полностью блокировала страницы популярных российских оппозиционных блоггеров, в том числе фотографа Рустема Адагамова, который был отправлен в изгнание три года назад, и журналистки Лены Климовой, которая возглавляет онлайн сеть поддержки ЛГБТ подростков. Российские блоггеры говорят, что это происходит в ответ на шквал жалоб, которые отправляют в Facebook тролли, оплачиваемые Кремлем.

Пресс-служба Facebook не ответила на просьбу прокомментировать это, но 22 апреля BuzzFeed News разместила пост о Климовой, на что представитель Facebook заявил, что стандарты компании «направлены против любого проявления унижения или оскорбления частного лица на Facebook».

В своей сессии вопросов и ответов от 14 мая главный исполнительный директор компании Марк Цукерберг в ответ на опасения, что Facebook заблокировал посты украинских блоггеров, заявил, что они были удалены, поскольку используют язык ненависти.

Позже в мае более 3000 людей подписали онлайн-петицию на Facebook с просьбой остановить то, что они называют «политическое блокирование» российских блоггеров.

Таким образом, Facebook сейчас рассматривает два письма относительно своих российских действий: одно от большой группы заинтересованных граждан, которые просят компанию остановить давление со стороны Кремля, а другое от самого российского правительства с напоминанием, что Facebook может в одночасье потерять свой российский бизнес.

Трудно не увидеть в этом дилемму.


Источник: http://blogs.reuters.com/





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!