С канцлером Германии у Эммануэля Макрона сразу сложились тёплые отношения, основанные на взаимопонимании и общности интересов. «С Ангелой Меркель у нас был в высшей степени открытый, искренний, дружеский  диалог; мы непрерывно поддерживаем контакты, — отметил президент Французской республики. — Мы руководствуемся тем же методом, что Франсуа Миттеран и Гельмут Коль: согласовываем наши позиции накануне заседаний Европейского совета. Так мы выигрываем время и укрепляем своё положение».
 
В беседе с Дональдом Трампом Эммануэль Макрон столь превосходного взаимопонимания не нашёл. В частности стороны разделяет проблема изменения климата. Не так давно глава Белого дома принял решение выйти из Парижского соглашения. Новый президент Франции попытался переубедить республиканца.
 
«Дональд Трамп выслушал (всё, что я хотел сказать относительно изменения климата. — ИноТВ). Он вник в смысл моих слов, в частности проследил связь между глобальным потеплением и терроризмом. Он сказал мне, что постарается найти решение в ближайшие месяцы. Мы подробно обсудили, что могло бы побудить его вновь принять условия Парижского соглашения.
 
Полагаю, и у себя в стране он столкнулся с решительными призывами со стороны отдельных городов, штатов, деловых кругов и собственного окружения в пользу активной роли США в борьбе с потеплением. Важно поддерживать диалог с Соединёнными Штатами, чтобы, в конечном счёте, Вашингтон вновь вступил в борьбу с потеплением климата и действовал на основе принципа многосторонности».
 
Вопреки разногласиям по климату Эммануэль Макрон приложил усилия для создания дружеских отношений с Белым домом. С этой целью хозяин Елисейского дворца напомнил Трампу об узах дружбы, которые на протяжении истории связывали их страны.
 
«В беседе с ним Дональдом Трампом особое внимание я хотел уделить слаженности и согласованности действий Франции. Мы никогда не покорялись судьбе, в том числе и в годы Первой мировой войны. <…> Думаю, что после этой поездки у Дональда Трампа сложилось более благоприятное представление о Франции в сравнении с тем, что было у него накануне визита». — с уверенностью заявил Макрон.
 
«Моей целью было укрепить франко-американскую дружбу, которая способствует защите наших демократических ценностей и идеалов свободы. Поэтому важно поддерживать с ним (президентом США. — ИноТВ) диалог, чтобы не допустить оппортунистических союзов между США и другими государствами, способных подорвать  эту столь необходимую нам международную систему взаимоотношений».   
 
Так можно ли назвать президентов  Франции и Америки друзьями? На этот вопрос Эммануэль Макрон ответил так: «Положение обязывает: да, наши страны дружат, поэтому и мы должны быть друзьями». Хозяин Елисейского дворца отметил, что «по ряду стратегических вопросов, в том числе и тех, где их взгляды расходятся, политикам удалось положить начало доверительным отношениям».
 
Относительно соперничества Парижа и Лос-Анжелеса за право проведения Олимпийских игр 2024 года Эммануэль Макрон открыто признал, что в качестве организатора соревнований хотел бы видеть столицу Франции.
 
Место проведения Олимпийских игр, по словам главы Французской республики, президенты также «долго обсуждали» в совместной беседе. «Города должны договориться. Уверен, они найдут разумное решение. Я доверяю нашим мэрам, с которыми я общался в Лозанне. Уверен, они смогут прийти к разумному соглашению».  
 
В беседе с президентом России Владимиром Путиным такого разнообразия тем не было. «В ходе нашего первого телефонного разговора вмешательство России в предвыборную кампанию во Франции было практически единственной темой обсуждения, — рассказал le JDD президент Франции. — Я объяснил ему, почему я столь обеспокоен проблемой кибератак и политикой отдельных СМИ».
 
Эммануэль Макрон, однако, поспешил отметить, что «эти щекотливые вопросы не должны создавать проблемы для двусторонних отношений. Важно во избежание дальнейших кибератак создать свод правил. Мы работаем над ним. Российская сторона утверждает, что государственные структуры никакого отношения к кибератакм не имели. Чтобы такого рода утверждения не вызывали сомнений, важно, чтобы наши государственные службы осуществляли обмен информацией».