Присоединяйтесь к нашим группам

Nationalinterest: Военные сокращения в Америке: конец превосходства США?

Nationalinterest: Военные сокращения в Америке: конец превосходства США?
Правящий класс Америки фактически согласился отмахнуться от военного превосходства страны при любых обстоятельствах.
14 07 2015
16:49

Питер Харрис

 

Заявление о том, что к 2017 году американская армия сократится на 40000 военных и 17000 гражданских сотрудников, вызвало некоторое удивление. О том, что администрация Обамы собирается уменьшить численность военных в соответствии с секвестром бюджета, было известно давно. Однако выбор момента для этих экономических мер вызывает разногласия - особенно в свете текущих событий на Ближнем Востоке и в Европе.

Но эти серьезные сокращение имеют мало общего с суждениями Обамы о безопасности в краткосрочном периоде. Есть масса свидетельств тому, что на макроуровне американская политическая элита смирилась с закатом глобального превосходства США - особенно в военном смысле. Одобряя суровые меры секвестра бюджета, вместо того, чтобы объединить усилия двух партий и попытаться избежать санкционированных сокращений, американский правящий класс фактически согласился отмахнуться от военного превосходства страны при любых обстоятельствах.

Следует помнить: исходя из Закона о бюджетном контроле от 2011 года, никто не предполагал, что секвестр бюджета может действительно войти силу. Напротив, пакет сокращений, разработанный четыре года назад, был создан таким образом, чтобы вызывать неприятие у законодателей и мотивировать их к поиску способов избежать его применения. Секвестр бюджета был методом самоограничения, который связывал руки конгрессменам. Его расценивали, как конец света, что принуждало даже самых заядлых приверженцев одной партии сотрудничать с представителями другой партии с целью уменьшить общественные расходы и повысить прибыль.

Однако так называемая «суперкомиссия», которую обвинили в том, что она избегает секвестра, не справилась с задачей оздоровления федерального бюджета. Программы расходов, которые по своей природе были вроде бы нежелательны для американских политических партий, стали новым нормативом. А военные США обнаружили, что именно они попали на плаху.

Обнаружилось, что номенклатура Вашингтона на самом деле предпочитает секвестр бюджета - наказание, которое должно было стать их собственным худшим кошмаром - налоговому договору, который мог бы стать спасением для военных. И это о многом говорит. 25 лет назад журналист Чарльз Краутхаммер написал, что именно так он представляет себе главную угрозу для американского «однополярного момента». Это будет не внешний вызов доминированию США, а скорее внутренняя неготвность оплачивать расходы на международное лидерство. Позже эксперт в области управления и международных отношений Роберт Джей Либер привел те же убедительные доводы.

Конечно же, запланированные сокращения не приведут к мгновенному упадку военных сил США. Этого не произойдет даже после 2017 года, когда в армии останется 450 тысяч человек (наименьшее количество с момента теракта 11 сентября). Многочисленность (текущая), технологическая подкованность, отличная подготовка и обширное, ни с чем не сравнимое присутствие в разных точках мира служат гарантией того, что в ближайшей перспективе военные сили США останутся на голову выше своих ближайших соперников. В конце концов, Пентагон все еще может похвастаться лучшими войсками в мире - даже не показывая их во всей красе.

Настоящие риски для американского превосходства возникнут (1) если в рамках секвестра бюджета будет позволено и дальше сокращать расходы на армию и другие подразделения вооруженных сил, и (2) если большинство американцев придут к выводу, что урезание расходов на военные силы безвредно или даже желательно. Это приведет к развитию событий по спирали: группы на местах начнут настаивать на еще более массовом сокращении войск, чем то, что предусматривается секвестром.

Текущая программа урезания расходов предполагает, что численность действующих войск сократится до 420000 . Военные планировщики предупреждают, что этого количества может быть недостаточно для развертывания эффективного военного присутствия в нескольких военных зонах в любой момент. И дело не только в том, что заявленная численность сильно отличается от тех почти 560000 военных, которые состояли на службе в армии на пике конфликтов в Ираке и Афганистане. Недавно Пентагон отрекся от избитого заклинания, что США должны быть готовы к участию в нескольких наземных войнах одновременно. А это подвергает военных еще большему риску сокращения.

Во времена правления президента Кеннеди предполагалось, что военные силы должны быть в состоянии вести две с половиной полноценные военные компании в одно время. В 1980-х министр обороны США Каспар Уайнбергер даже озвучил проект «военной стратегии трех с половиной войн». Но в 2010 году министр обороны США Роберт Гейтс объявил, сьл США больше не станет даже вести подготовку к двум одновременным войнам. Вместо этого Америка сфокусируется на нетрадиционных угрозах вроде компьютерной безопасности и терроризма.

Армия уйдет еще дальше от перспектив крупных битв и побед в наземных войнах, если ее количество сократится до минимальных размеров со времен Второй мировой войны. А поскольку Соединенные Штаты по собственному желанию утрачивают способность  устанавливать незыблемое военное превосходство во всем мире, может возникнуть резонный вопрос: зачем нужна армия из 420000 или 400000 или даже 300000 военных? Не факт, что мировое присутствие в меньшем масштабе - это лучше, чем отказ от присутствия вообще. Если что-то не стоит делать с полной отдачей, возможно, это не нужно делать в принципе.

Каким бы ни был ход мыслей американских лидеров, в данный момент они одобряют то, что вступает в конфликт с основным стратегическим регулированием. Они стоят перед неявным выбором между инвестированием в военное преимущество и согласием с его утратой. Потихоньку, неохотно - и возможно даже непреднамеренно - налоговая политика говорит в пользу второго.

Конечно же, сокращение расходов - это необязательно плохо. У США есть веские причины для того, чтобы стремиться к урезанию своих заокеанских обязанностей по причине изменения геостратегического окружения. Проблемы возникнут, если столь важное решение принималось без обширного обсуждения. Если грубый и бесконтрольный механизм секвестра бюджета был запущен, чтобы задавать направление главного стратегического выбора, а не являлся осознанным шагом избранного руководства страны.

Питер Харрис - доцент политологии в Государственном университете Колорадо. Вы можете следить за его публикациями в «Твиттере»: @ipeterharris.


Источник: nationalinterest.org





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!