Присоединяйтесь к нашим группам

The Guardian: Новый миграционный закон России подстегивает вербовку в «Исламское государство» в Таджикистане

The Guardian: Новый миграционный закон России подстегивает вербовку в «Исламское государство» в Таджикистане
Фото: Рабочие-временщики облицовывают площадь в центре Сарбанда, Таджикистан. Эти рабочие, как и многие другие, прежде ехали на заработки в Россию. Но повышение стоимости российской лицензии на трудоустройство вынудило их искать временную работу дома.

Контролирование Москвой рабочих из стран, не входящих в Евразийский экономический союза, привело к экономическим трудностям в Таджикистане, сделав его отличной мишенью для вербовщиков из ИГИЛ.
17 07 2015
08:22

Карун Демирджан.

 Когда несколько недель назад полковник Гулмурод Халимов, обученный в Америке командир таджикского спецназа, переметнулся в «Исламское государство» (ИГИЛ), он обратился к сотням тысяч своих соотечественников, которые трудятся в России, с воззванием последовать его примеру.

 «Хватит служить неверным», - сказал он в онлайн-видео, вынудив правительство Таджикистана на несколько дней блокировать доступ к Facebook, YouTube и другим социальным сетям.

 Однако местные мигранты и защитники религии говорят, что если ИГИЛ и вербует людей в Таджикистане, это вызвано скорее экономическими причинами, чем идеологией.

 Согласно новому миграционному закону России, вступившему в силу в начале этого года, иностранные рабочие из государств, лежащих за пределами таможенного союза Евразийского экономического сообщества, должны сдать экзамены по русскому языку и истории, получить дорогие лицензии и платить высокий ежемесячный взнос. Только так они могут удержаться на работе, которой занимались годами. Особенно сильное влияние закон оказал на Таджикистан, где денежные переводы составляют почти половину национального дохода. По прогнозам Всемирного банка, в этом году он снизится на 23%.

 Тем временем вербовщики ИГИЛ не дремлют, предлагая отчаявшимся безработным трудягам большие суммы наличными за то, что они поедут воевать в Сирию. Учитывая, что в беднейшей из бывших советских республик негусто с выбором, многие отвечают на этот призыв согласием.

 «Если нашим гражданам - безработным, молодым, не получающим зарплату, у которых нет нормальной жизни, - предлагают золотые горы и говорят «ты можешь заработать больше денег, ты можешь улучшить свое материальное состояние» - естественно, у них возникает ощущение, что было бы лучше уехать сражаться в Сирию, - сказала в недавнем интервью Мавлюда Азизова из офиса Международной организации по миграции в Таджикистане. - Официально более 400 наших граждан находятся в Сирии, но их может быть даже больше. Это лишь те, кого мы знаем по имени».

 22-летний Дилшод Салиев вернулся из Москвы в Сарбанд на юго-западе Таджикистана три месяца назад, после того, как его вынудили оставить работу на фабрике мебели. Он говорит, что если бы к нему пришли исламские вербовщики и предложили наличные за присоединение к их рядам, он бы не взял деньги. Но он знает того, кто взял, всего месяц назад, - и понимает, почему другие поступили бы точно так же.

 «Конечно же, существует угроза экстремизма - многие люди в этой ситуации находятся на грани отчаяния, - утверждает он. - Им нужна земля, им нужно строить дома, у них есть дети, необходимо платить за школу, им так сильно нужны деньги, что они могут последовать за группировками, которые предложат им деньги. Поэтому да, риск существует».

 Салиев рассказывает, что его бывший босс не расплатился с ним и заменил сотрудников из Таджикистана, выражавших неудовольствие, украинцами. Последние наводняют российский рынок труда с тех пор, как война на востоке Украины начала изгонять местное население из родных мест.

 До изменения российского трудового законодательства заработок Салиева - около 29000 рублей или $900 до падения курса рубля - позволил ему оплатить свою свадьбу, свадьбу сестры и даже приобрести участок земли. Но теперь, если Салиев захочет вернуться в Россию, ему придется, как минимум, полгода откладывать каждую копейку из приблизительно $100 в месяц, которые он получает за случайные строительные работы. Эти деньги ему понадобятся на то, чтобы получить новую рабочую лицензию. Ведь не имея высшего образования, он не сможет выдержать вступительный экзамен без подготовительного курса или взятки. Сегодня, по словам Салиева, его зарплаты не хватает даже на то, чтобы содержать жену и двоих детей.

 Неясно, насколько сильна угроза вербовки в Центральной Азии. Российские дипломаты предупреждают о том, что экстремистские группы в Сирии и Ираке непрерывно пополняются бойцами из Центральной Азии. Среди тех, кто присоединился к ИГИЛ, попадаются и таджики, представляющие разные слои населения, - от офицера службы безопасности до студентов университетов и рабочих-мигрантов. Однако западные академики, которые изучают этот регион, говорят, что угроза несколько раздута - что, вероятно, вызвано государственными целями и соображениями глобальной безопасности. Идея, что исламские экстремистские группы рассматривают таджиков в качестве солдат в вооруженной борьбе за халифат, выглядит одновременно очевидной и парадоксальной. 

 Таджикистан располагает длинной, практически не охраняемой границей с Афганистаном, через которую можно было бы так же легко переправлять экстремистов, как и осуществлять незаконную региональную торговлю наркотиками.

 Но религиозным мусульманским населением Таджикистана управляет исключительно светское авторитарное правительство Эмомали Рахмона, которое запретило женщинам носить чадру, а детям младше 18 - посещать мечети, закрыло десятки религиозных школ. По сообщениям, правители собираются поддержать принудительное сбривание бороды у мужчин - чтобы на улицах Таджикистана ничто не напоминало о религии. 

Фото: Мужчина проходит мимо мечети Хаджи Якуб в Душанбе, 11 июня, Таджикистан. Таджикистан - светское государство с религиозным населением. Власти страны обеспокоены тем, что их граждан вербуют в ряды Исламского государства Ирака и Леванта.

 Антиисламские настроения стали настолько сильны, что Партия исламского возрождения - оппозиционная группа, которая участвует в политике Таджикистана со времен пост-советской гражданской войны - обвинила правительство в «поиске козла отпущения». Якобы вместо того, чтобы обратить внимание на социально-экономические причины нестабильности, руководство страны подпитывает растущий интерес к Исламскому государству.

 «Если власти дадут людям возможность работать и жить, не думаю, что тут появятся радикальные группировки. Люди просто не захотят вступать в их ряды», - заявил глава аналитического центра Партии исламского возрождения Хикматулло Сайфуллозода. Свою партию он называет «главным щитом на пути распространения радикализма», который в основном избирает своей мишенью «крайне уязвимых» рабочих-мигрантов.

 «Если ты не можешь найти работу, если ты не можешь обеспечить себя, и ты живешь в системе с высоким уровнем коррупции, то у тебя остается два пути: либо стать преступником, либо поддержать Исламское государство», - заявила известная активистка по защите прав человека Ойнихол Бобоназарова, которая несколько лет назад была главным оппозиционным кандидатом в президенты.

 «В большинстве случаев те люди, которые едут в Сирию, очень бедны. Это не вопрос религии, это вопрос нищеты».

 Бобоназарова сравнила зависимость Таджикистана от российского рынка с «ситуацией заложников». В действительности роль России в сохранении нестабильности, которая досаждает Таджикистану, выходит за рамки миграционного закона. По словам экспертов, именно в России таджики и другие мигранты из Центральной Азии подвергаются действию экстремистской идеологии - в мечетях, которые они посещают вместе с чеченцами и другими представителями мусульманских сообществ, тесно связанными с Исламским государством.

 «Если мигранты поедут в Сирию из России, никто не узнает, как они туда попали, - заявил Музарафф Олимов, директор исследовательского центра «Шарк» в Душанбе. Он утверждает, что пока радикально настроенные таджики имеют возможность уехать в Сирию, они не обеспечат широкую социальную поддержку религиозным фундаменталистским группам и не вызовут социальный мятеж в стиле «арабской весны» на родной земле. «Для этого нужны другие условия, другие обстоятельства - люди здесь просто не хотят ничего подобного».

 Все же в государстве, где средний возраст жителей ниже 24 лет, зарплаты на порядок ниже российских, а примерно 20% молодых людей, которые остаются в стране, не могут найти работу, возрастающая нестабильность остается серьезной проблемой. И ее практически невозможно решить внутренними силами.

 «Таджики в основном полагаются на Бога и надеются, что все будет хорошо», - говорит 26-летний Мухаммел Зийо, бывший рабочий-мигрант, который теперь продает свои услуги электрика и технического специалиста на неофициальном рынке поденной работы в Душанбе.

 Зийо вернулся два года назад, когда заболел его отец. Потом у него родился сын. Теперь он бы уехал обратно в Россию, но поскольку ему необходимо кормить 5 ртов на месячный заработок в $250 - и это если повезет найти работу - он не может позволить себе новую лицензию.

 Зийо видит только один выход: если Таджикистан присоединится к российскому таможенному союзу, все препятствия к правам на работу будут устранены. Но на данный момент Зийо планирует просто занять выжидательную позицию и избегать любых высокооплачиваемых предложений, связанных с риском.

 «Я верю в Бога, и поэтому я просто говорю Богу «спасибо», даже если за день я получаю только корку хлеба, - говорит он. - Вот так я избегаю соблазнов, даже если жизнь трудна». 


Источник: theguardian.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!