Присоединяйтесь к нашим группам

National Interest: Роль России в Центральной Азии, с которой Америка может смириться

National Interest: Роль России в Центральной Азии, с которой Америка может смириться
Продолжающаяся война в Восточной Украине бросает длинную тень на области, в которых заинтересована и Америка, и Россия. А политика «перезагрузки», введенная администрацией Обамы в 2009 году, сейчас кажется далеким воспоминанием. Однако между Вашингтоном и Москвой все еще существуют общие проблемы, главной из которых является терроризм. По этой причине, американские чиновники спокойно смотрят не деятельность России в Центральной Азии. Так как это может сделать этот регион более безопасным.
20 07 2015
14:01

В апреле командующий 201-й российской военной базой в Таджикистане заявил, что Москва увеличит количество своих войск в центральноазиатской республике с 5900 солдат до 9000 солдат к 2020 году.

Заявление оказалось своевременным. Всего два месяца спустя о Таджикистане услышали в международных новостях. Полковник Гулмурод Халимов, старший офицер национальной полиции страны, отправился в Сирию и перешел на сторону исламского государства (ИГ). О своем заявлении он рассказал в видео, сделанном экстремистской группой.

Затем 16 июля сотрудники службы безопасности ГКНБ в Кыргызстане убили шесть боевиков в двух перестрелках в Бишкеке. Впоследствии киргизская полиция захватила еще семерых боевиков. Должностные лица ГКНБ заявили, что боевики были членами ИГ. Они предположили, что они планировали теракты на центральной площади Бишкека и на российской базе ВВС в Канте. Не следует преувеличивать активность исламского государства в регионе. Тем не менее, страны Центральной Азии, Россия и США должны быть готовы к нейтрализации ИГ до возникновения подобных происшествий.

Довольно заманчиво выглядит присутствие Москвы в Центральной Азии в контексте разрыва отношений между Россией и Западом и кризисом в Украине. Тем не менее, Россия уже давно заинтересована в безопасности этого региона. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан имеют тесные отношения с Россией, и все они являются членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), возглавляемой Москвой. Связи России с этими государствами могут позволить ей сыграть конструктивную роль в сдерживании боевой активности в регионе.

Россия стремится решить неизменную проблему постсоветской доктрины безопасности, повысив свою военную активность в Таджикистане. Для Кремля граница между Афганистаном и центральноазиатскими странами является воротами в Россию. Хотя эти страны не контролируются Москвой с 1991 года, а четыре из них даже не имеют прямую сухопутную границу с Россией. Эта позиция не без заслуг. Ведь граница России и Казахстана была построена как внутренняя административная граница, а не международная граница.

Таджикистан представляет собой особенную проблему для Москвы. В соответствии с Федеральной миграционной службой России, один миллион рабочих-мигрантов из Таджикистана живут в России. Только 10 % иностранных рабочих в России работают легально, то есть число таджиков в стране может быть еще выше. Сумма денежных переводов от этих рабочих составила $ 4 млрд в 2013 году, или 52 % от ВВП Таджикистана. Таким образом, на Душанбе влияет все, что происходит в России. Точно так же, события в Таджикистане могут смутить и Российскую Федерацию по причине большой общины работников-мигрантов.

В этой связи, следует отметить, что в своем видео, записанном в июне ИГ, полковник Халимов говорил по-русски. Это довольно впечатляюще. Бывший глава безопасности выразил свои замечания по поводу режима президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Однако многие граждане (особенно те, кто родился после развала Советского Союза) с трудом понимают русский язык. Но большинство таджиков, борющихся за ИГ, не являются коренными жителями Центральной азиатской республики. Скорее, они трудящиеся мигранты, которые провели некоторое время в России. Эти работники становятся главными объектами вербовки исламскими фундаменталистами. Главная причина – плохие условия труда в России и постоянное давление со стороны россиян, ненавидящих иностранцев. В России работники из Центральной Азии часто оказываются в составе военных групп Северного Кавказа или экстремистских организаций, таких как Хизб-ут-Тахрир.

Если нестабильность в Афганистане распространится в соседний Таджикистан, Россия, несомненно, почувствует на себе это воздействие. Такая возможность вряд ли является беспрецедентной. С 1992 по 1997 года исламистская оппозиция Таджикистана при поддержке афганских боевиков вела кровавую гражданскую войну против президента Рахмона, поддерживаемого Народным фронтом России. Будучи домом для многих таджикских рабочих, Россия может стать удобным местом для беженцев, если насильственные беспорядки снова произойдут в республике Центральной Азии. Поэтому Москва заинтересована в сдерживании насилия на южных границах бывшего Советского Союза.

Соединенные Штаты также обеспокоены распространением экстремизма в Афганистане и Центральной Азии. Ведь это угрожает успехам американских сил, достигнутым ценой тысяч жизней. Расширение влияния ИГ в постсоветском пространстве может также угрожать безопасности США и их союзникам на Ближнем Востоке.

В то время как Вашингтон поддерживает важные связи по безопасности с республиками в Центральной Азии, его политика в регионе, прежде всего, зависит от войны в Афганистане. Отсюда следует, что помощь США в обеспечении безопасности государствам Центральной Азии уменьшается, так как американские военные операции постепенно сходят на нет. Действительно, по закону о национальной авторизации обороны, Вашингтон предоставил Таджикистану $ 15,4 млн в виде военной помощи во время 2012 финансового года. В первой половине 2014 финансового года Душанбе получил только $ 1,1 млн. Другие страны столкнулись с еще более значительными сокращениями в течение того же периода. Казахстан получил $ 8,7 млн помощи в 2012 финансовом году, и только $ 187 000 в первом полугодии 2014 финансового года.

В то время как присутствие США и НАТО в регионе ослабевает, Россия может выступить в качестве основой стабильности. Обещание президента Барака Обамы по поводу выведения всех американских войск к концу своего срока в 2017 году, добавляет своего рода временные ограничения задаче Москвы по обеспечению коридора между Россией и Афганистаном.

Конечно, некоторые на Западе хотят увидеть русский империализм в действиях Москвы. Действия России в Грузии и Украине несколько подтверждают эту точку зрения. Тем не менее, влияние России в Центральной Азии вряд ли будет проходить без контроля, так как Москва не одна в этом регионе. Соединенные Штаты построили стратегические партнерства в области во время войны в Афганистане. Китай же продолжает лидировать в подписании массовых экономических проектов в развитии инфраструктуры. Торговля Китая со странами Центральной Азии принесла $ 28 млрд в 2010 году, в то время как Россия заработала только $ 15 млрд. Пекину даже удалось сломать монополию России на энергетических транзитных маршрутах в регионе. Например, подписание на строительство газопровода Туркменистан-Китай.

Россия действительно пытается добиться влияния в Центральной Азии. В то же время Соединенные Штаты могут уменьшить уровень сотрудничества с Россией в Центральной Азии. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг уже подтвердил антитеррористическое сотрудничество между Москвой и западным альянсом в результате атаки на издание «Charlie Hebdo» в январе во Франции. Там, где политические проблемы мешают непосредственной координации, обе страны могут сотрудничать вместе через проверенную республику в регионе, которая поддерживает прочные отношения по безопасности с Россией и США.

Маловероятно, что Москва желает расширить свое присутствие в Афганистане из-за неудачных советских военных усилий в 1980-х годах. Тем не менее, Россия будет укреплять свои связи с Кабулом и странами Центральной Азии на севере Афганистана. Расширение военного присутствия России в Таджикистане и даже потенциальное возвращение российских солдат на таджикско-афганскую границу должно быть встречено молчаливым согласием Соединенных Штатов. Ведь это совпадает с американской целью – сдерживание террористических угроз в регионе, где влияние Вашингтона уменьшается. Уважение общих интересов в одной области может даже стать будущей основой для ведения переговоров между Соединенными Штатами и Россией.


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!