Присоединяйтесь к нашим группам

National Interest: ИГИЛ: Анатомия армии террора

National Interest: ИГИЛ: Анатомия армии террора
Вопреки популярному изображению ИГИЛ, как образования патологически терроризирующего мир, известные журналисты Вейсс и Хассан представляют ИГИЛ, как стратегического игрока, который имеет в своем арсенале различные возможности использования «как кнута, так и пряника».
20 07 2015
16:23

Эндрю Боуэн, Кортни Блайлер.

Пока Соединенные Штаты пытаются сделать свою стратегию действий в Ираке и Сирии более эффективной, Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) продолжает расширять свои территории и распространять свою идеологию. В результате террористического акта в  шиитской мечети в столице Кувейта погибли 27 человек. В тот же день во Франции в результате нападения и попытки подрыва американского химического завода был обезглавлен один человек. В Тунисе кровавый расстрел 38 туристов на морском курорте Сусс заставил правительство страны ввести режим чрезвычайного положения. Исламское Государство  взяло на себя ответственность за все три атаки, и теперь активно вербует боевиков движения Талибан в Афганистане. Эти события вызывают страх того, что ИГИЛ может получить формальную поддержку группировок не только в Сирии, Ливии и Ираке, но в других странах региона, а также мобилизовать свои «спящие ячейки» для совершения удаленных террористических атак.

«Армия террора будет с нами неопределенный период времени». Похоже, что после недавних событий это утверждение, которое журналисты Майкл Вейсс и Хассан Хассан представили в своей книге «ИГИЛ. Армия террора: взгляд изнутри», начинает получать широкое признание. Авторы книги пытаются дать ответ на вопрос: «Откуда появился ИГИЛ, и как ему удалось причинить миру столько вреда за такой короткий промежуток времени?». Начиная с описания жизни Абу Мусаб аз-Заркауи, основателя Аль-Каиды, организации-предшественника ИГИЛ в Ираке, в книге представляется детальное изложение истории идеологической и политической эволюции Исламского Государства.

Наиболее важно то, что утверждение авторов полностью противоположны предположениям правительств, средств массово информации и общественности о том, ИГИЛ является временным явлением, которое можно будет при необходимости легко изолировать, победить и окончательно уничтожить, как это было сделано с его предшественниками и другими похожими организациями. Вейсс и Хассан отмечают, что ИГИЛ — это не просто террористическая группировка.  Это скорее «армия, которая мобилизует и размещает  пехотинцев с профессиональным опытом ведения боевых действий. Их умения удивляют даже членов вооруженных сил США». Это также «мафиозная группировка, которая десятилетиями использовала межгосударственные серые рынки для торговли нефтью и оружием». ИГИЛ имеет довольно развитую «систему для сбора разведывательной информации». Эта экстремистская группировка является также отшлифованной и чрезвычайно эффективной «пропагандистской машиной». Именно эти отличия, как отмечают Вейсс и Хассан, позволяют ИГИЛ достигать успеха, а не терпеть постоянные поражения и провалы, как его предшественники, в частности Аль-Каида. Поэтому, ИГИЛ здесь надолго.

Вейсс и Хассан уточняют, что Исламское Государство, несмотря на определенную уникальность, все-таки унаследовало от своих джихадистских предместников целый ряд традиций. Множество сегодняшних «визитных карточек» ИГИЛ, включая пристрастие к обезглавливанию людей перед объективами видеокамер, мобилизация боевиков  с помощью средств массовой информации и похожие казни граждан стран Запада, шиитов и суннитов, берут начало еще из интерпретации основателем Аль-Каиды, аз-Заркауи, предательской идеологии. Перед началом борьбы с Соединенными Штатами и режимами на Среднем Востоке организации занимались именно уничтожением шиитских и других вероотступников. Эта группировка извлекла уроки из ошибок своих предшественников и активно распространяет свою идеологию, вместо того, чтобы просто позволять зарубежной прессе формировать о себе представление.

В своей книге Вейсс и Зассан стараются избегать закона непредвиденных последствий. Роспуск Америкой иракский армии и запрет бывшим членам Баас занимать должности в правительстве заставили чиновников и опытных боевиков времен Саддама Хусейна пополнить ряды ИГИЛ. Вейс и Хассан приходят к выводу: «Светский Баасизм возвращается в Ирак под видом исламского фундаментализма. И не следует искать здесь противоречия». Пробуждение Анбара, начального движения сопротивления, инициированного суннитскими племенными лидерами, было включено в стратегию генерала Петрэуса по борьбе с повстанческими движениям. Оно показало, что суннитские племена могут сражаться более отважно и эффективно, нежели это делала иракская армия.

 Тем не менее, вывод американских войск и освобождение от политического влияния, начиная с подписания Вашингтоном и Багдадом в 2009 году Соглашения о статусе вооружённых сил, свели на нет весь прогресс США в борьбе с Аль-Каидой. Фактически, позволив  фанатическому иракскому правительству во главе с премьер-министром Нури аль-Малики систематически подвергать репрессиям, арестовывать и убивать суннитов, Соединенные Штаты сами посеяли зерно ИГИЛ.  Сегодня, Америка пытается победить те же суннитские племена, которые она однажды просила. Руководство ИГИЛ, в свою очередь, извлекло урок из ошибок США и сделало племенную идеологию центральной в своей управленческой стратегии. Это поможет Исламскому Государству избежать повторения «Пробуждения». Пытаясь снова завоевать доверие суннитов, в борьбе с ИГИЛ Соединенные Штаты обратились к группировкам шиитов, которых поддерживает Ирак, несмотря на то, что эта страна была признана спонсором мирового терроризма.  Эта ирония, присутствующая в книге Хассана и Вейса, делает текущую ситуацию в Ираке и Сирии еще более серьезной.

Часть работы авторов, ожидаемо, была посвящена разбору тем, уже всесторонне высветленных в новостных средствах массовой информации. Среди них можно выделить следующие: машина медиа-пропаганды ИГИЛ;  феномен потока иностранных боевиков в Сирию; обоснованные объяснения присоединения к ИГИЛ. Но самой захватывающей частью книги Вейсса и Хассана является невероятно детализированное описание симбиотических отношений Аль-Каиды в Ираке с Дамаском и Тегераном. Во многочисленных интервью эксперты и представители высшего военного и политического руководства США описывают режим Асада, как лицемерную и лживую «мафиозную преступную группировку». С одной стороны, он поддерживает действия джихадистов в стиле Аль-Каиды, включая похищения людей, пособничесво джихадистским движениям в Ираке, преследования и радикализацию суннитского населения. С другой стороны, он протягивает руку Вашингтону, как надежный партнер в борьбе с терроризмом, готовый к нормализации отношений и конструктивному диалогу. Как отметил один из экспертов, Тони Бадран, Асад «создает проблемы, которые позже так великодушно предлагает решить».

Иран также пытался контролировать Багдад путем поощрения стабильности в Ираке и спонсирования джихадизма. После того, как аз-Заркауи покинул Афганистан, Иран предоставил ему безопасность, оружие и военное снаряжение, закрыв глаза на его деятельность в Аль-Каиде. Иранская разведка создала Верховный совет исламской революции в Ираке и его военное крыло, организацию Бадра, подобно «пятой колоне Тегерана в Ираке». Подразделение «Кодс» Революционной гвардии Ирана сорвало множество военных операций Америки в Ираке. Они действовали настолько эффективно, что вооруженные силы США в одинаковой мере сражались и с Ираном, и с Ираком. Иран и Аль-Каида тайно кооперировали свои усилия, поскольку имели общие интересы и цели — сорвать планы американцев в Ираке. В отличии от Сирии, Ирану удалось провести своих людей в иракское правительство.  В 2005 году Верховный Совет исламской революции в Ираке получил контроль над Министерством внутренних дел. После этого у суннитов сложилось впечатление, что Соединенные Штаты с самого начала планировали передать власть в Ираке шиитам и иранцам.

В своих анализах Хассана и Вейсса также характеризируют руководителей ИГИЛ, как рациональных стратегов, грамотных политиков и эффективных управленцев. Как держава, ИГИЛ объединил управление своими территориями и установил эффективную систему управления населением. Несмотря на то, что в Исламском Государстве часто прибегают к пыткам, жестокости и суровым правилам, оно получило доверие, или как минимум уважение, местного населения, путем наведения порядка, создания безопасных условий для жизни и уничтожения всех форм беззаконья.  ИГИЛ не управляет контролируемыми городами в ручном режиме, вместо этого центральная власть передает ответственность за повседневные дела местным силам. Все, кто сражался в рядах Свободной армии Сирии, Фронте ан-Нусра или Ахрар аш-Шам, которые перешли на сторону ИГИЛ, получили значительные стимулы, включая быстрое продвижение по службе в армии ИГИЛ. Вейсс и Хассан представляют Исламское Государство, как стратегического игрока, который имеет в своем арсенале различные возможности для использования «как кнута, так и пряника».

Авторы отмечают, что их работа является индивидуальным виденьем ситуации. Хассан Хассан народился в Сирии. Он приехал из Абу-Кемаль, города на востоке Сирии, на границе с Ираком. Майкл Вейсс родом из города Эли-Баб, который находится недалеко от крупнейшего города Сирии Алеппо. Это место, которое всегда было локомотивом гражданского общества страны, сейчас находится под контролем ИГИЛ. Такая непосредственная  близость авторов к описываемым событиям превратила стереотипное журналистское расследование типа «Что пошло не так?» в захватывающую историю. В книге описан сложный калейдоскоп событий и личностей, но при этом все важные детали были сохранены.

Будущее выглядит довольно мрачным. На основании материала можно сказать, что все меры борьбы с ИГИЛ дадут тактическое, но не стратегическое преимущество. Стратегия борьбы с терроризмом в отношении Исламского Государства не сработает. ИГИЛ использует довольно хитрую стратегию и примеры успешной борьбы его предшественников с Соединенными Штатами, при помощи режимов в Дамаске и Тегеране, которые преследовали свои скрытые мотивы. Америка же продолжает повторять свои ошибки и отказывается извлекать из них уроки. Но намного более важным является то, что ИГИЛ выигрывает идеологическую борьбу. Его лидеры обещают триумфальный возврат былой славы Ислама и утверждают, что их борьба станет поворотным моментом в истории человечества. Контрпропаганда международной общественности не дает необходимых результатов. Без эффективной стратегии для уменьшения привлекательности  ИГИЛ, а также борьбы с радикализацией, победы на поле боя станут бесполезными. Вооруженные грандиозным виденьем и идеей, боевики ИГИЛ готовы продолжать сражения до самого конца. Это станет настоящим испытанием для Соединенных Штатов и всего цивилизованного мира.

Эндрю Боуэн — доктор философии, старший научный сотрудник и руководитель исследований ситуации на Ближнем Востоке в Никсоновском центре США.

Кортни Блайлер — научный сотрудник программы исследований ситуации на Ближнем Востоке в Никсоновском центре США.


Источник: nationalinterest.org





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!