Присоединяйтесь к нашим группам

FP: Секреты успехов (и неудач) внешней политики США

FP: Секреты успехов (и неудач) внешней политики США
Существует ли логическое объяснение, почему политика Соединенных Штатов привела к успеху на Кубе и в Иране, но потерпела неудачи в Ираке и России? Да, существует. И, как оказалось, все не так уж и сложно.
29 07 2015
08:16

Стивен Уолт.

Если Вы следили за попытками Америки установить «новый мировой порядок», то, наверное, заметили, что большинство из них потерпели неудачу. Может сложиться впечатление, что лидеры и правительство Соединенных Штатов не очень хороши во внешней политике.

Просто посмотрите, где была Америка после окончания Холодной войны, и где она сейчас. В 1993 году Советский Союз окончательно распался, и после этого Соединенные Штаты не имели серьезных геополитических конкурентов. Можно ли назвать это «однополюсным моментом»? Саддам Хусейн все еще правил в Ираке, но его военная сила была подорвана, а программа  создания оружия массового уничтожения была отклонена.  Соглашения, подписанные в Осло, сделали мир на Среднем Востоке соблазнительно близким. У Ирана еще не было ни одной ядерной центрифуги, а Аль-Каида еще не стала основной силой в регионе. «Третья волна» распространения демократии находилась на стадии успешного завершения, а эксперты, начиная с Томаса Фридмэна и заканчивая Фрэнсисом Фукуямой, утверждали, что человечество не имеет другого выхода кроме как принять рыночную демократию, гражданские свободы, верховенство права и другие либеральные ценности.

Мы стали свидетелями целого ряда двухпартийных дебатов по поводу вопросов внешней политики, включая безрассудность «двойного сдерживания», увеличение влияния Аль-Каиды и террористические акты 11 сентября 2001 года, провальную войну в Ираке, а также годы некомпетентного посредничества США в израильско-палестинском мирном процессе. Россия и Соединенные Штаты сейчас имеют большие разногласия по поводу ситуации в Украине, а Москва продолжает сближаться с все более сильным и перспективным Китаем. В странах арабского мира царит хаос, а Ливия, Сирия и Йемен погрузли в жестокости гражданской войны, за которую Америка также несет частичную ответственность. Новое экстремистское движение, Исламское Государство, заполнило зону безвластия, оставленную после оккупации Ирака Соединенными Штатами. После 14 лет войны в Афганистане победа Америки кажется все менее вероятной. Уверенность в демократических институтах падает как дома, так и за границей. Авторитарные режимы в некоторых чрезвычайно важных регионах оказались довольно жизнеспособными.

Короче говоря, если Вы ищете примеры неудач во внешней политике, у Соединенных Штатов их хоть отбавляй.

Несмотря на это, в последние два десятилетия Америка также добилась очевидного успеха в некоторых вопросах. Соединенным Штатам все-таки удалось выступить посредником при подписании мирно соглашения между Израилем и Иорданией, а также сыграть решающую роль в прекращении Боснийской войны. Инновационная Программа Нанна — Лугара помогла не допустить распространения неподконтрольного ядерного вооружение с территорий стран бывшего Советского Союза, Инициатива по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ИБОР-ОМУ), инициированная администрацией президента США Джорджа Буша, создала эффективную коалицию для усиления контроля над оборотом технологий, связанных с оружием массового уничтожения. Вашингтону удалось помочь Мексике пережить экономический кризис в 1994 году, а также сыграть ключевую роль в создании Североатлантической зоны свободной торговли и Всемирной торговой организации (ВТО).  Чрезвычайный план президента США для оказания помощи в связи со СПИДом помог замедлить распространение болезни в странах Африки. Соединенные Штаты вместе с другими странами эффективно осуществили миссию по оказанию гуманитарной помощи Индонезии, Гаити и Пакистану. Я бы поспорил, что Вашингтону удалось наладить хорошие отношения с Пекином, принимая во внимание  неизбежные помехи, возникающие при восхождении новой сверхдержавы. Существует множество вещей, которые могли произойти, но не произошли. Поэтому лидеры США заслуживают по крайне мере кредита доверия и уважения, всякий раз, когда «опасные псы не лают».

Но, подождите, есть еще кое-что! После не совсем удачно первого президентского термина, во время которого Бараку Обаме пришлось столкнуться с множеством проблем, унаследованных им от предшественника. Ему удалось восстановить позиции страны на глобальной арене и его внешнеполитическое наследие является намного более приличным и достойным. Некоторые читатели могут вспомнить мои сомнения по поводу возможного решения Обамы пойти на второй срок, но теперь, когда ядерная сделка века с Ираном подписана, а на Кубе открылось посольство Соединенных Штатов, все может измениться. Напоследок, Обама имеет возможность заключить несколько важных торговых соглашения со странами Азии и Европы.  Его администрации удалось создать крепкую коалицию для изоляции и уничтожения Исламского Государства, и, что самое важное, без введения в регион вооруженных сил США, которое бы повторило иракскую дилемму. Принимая во внимание то, что Конгресс, контролируемый республиканцами, в ближайшие несколько месяцев не испортить этих достижений, они кажутся довольно убедительными.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что во внешней политике США были как успехи, так и неудачи (правде последних оказалось больше и их последствия намного серьезнее). Это дает почву для анализа и размышлений. К какому выводу мы придем, сравнив эти две категории? Какие уроки следует нам извлечь из прошлых событий?

Во-первых, множество внешнеполитических ошибок США стали результатом безосновательной веры в различные либеральные теории международных отношений и нежелания видеть реальное положение дел. Если быть точнее, и либеральные интервенционисты, и неоконсерваторы верили, что распространение демократии и рыночной экономики обеспечит мир и процветание в каждом уголке нашей планеты, а также положит конец большинству  диктаторских режимов. Поэтому Соединенные Штаты решили ускорить этот процесс, используя различные инструменты, включая военную силу, для изменения режимов в разных уголках планеты.

Результаты оказались, мягко говоря, неутешительными. Соединенные Штаты являются не единой страной, которая потерпела неудачу, пытаясь создать стабильные демократии за пределами Европы. Этот амбициозный проект неизбежно вызывал резкую реакцию других стран, которые видели в таких действиях угрозу своим национальным интересам и стабильности. Основной причиной  агрессивного поведения России в Украине стала боязнь того что Соединенные Штаты перетянут Украину в политическую и экономическую орбиту Запада. Еще одним страхом Москвы является долгосрочная цель США, а именно изменение режима в самой России. Возможно, ссылаться на эти страхи будет неуместно, но не сложно догадаться, почему российские лидеры так озабочены мерами по обеспечению безопасности близ границ своей страны. К сожалению, европейские и американские элиты беспрекословно верят в свою риторику о благоприятных эффектах либеральной экспансии и упорно игнорируют уроки реальности. Им не удалось предвидеть, что в Москве видят ситуацию по-другому, и распространение западных  ценностей может столкнуться с агрессивной реакцией.

Во-вторых, еще одной причиной неудач является распространенная тенденция преувеличивать мощь Соединенных Штатов, особенно эффективность их вооруженных сил. В Ираке, Афганистане, Йемене, Ливии и некоторых других странах, американские лидеры так и не осознали, что процесс достижения целей силовыми методами не всегда заканчивается успешно. Военная сила  является жестоким инструментом, и его применения может привести к непредсказуемым последствиям. Побеждать армии стран третьего мира, и свергать их лидеров было просто, но одно лишь военное превосходство не дает Вашингтону возможности мудро управлять обществами и подавлять местные восстания.

Лидеры Соединенных Штатов так и не осознали, что в ступить в конфликт легко, но выйти из него — намного сложнее. Президент Бил Клинтон сказал, что войска США будут в Боснии 12 месяцев, в итоге, они остались в стране на много лет. Буш и его советчики думали, что Афганистан и Ирак станут легкой добычей, и что вооруженные силы США быстро и легко закончат конфликт. Вместо этого, все пошло не так гладко, и Соединенные Штаты уже почти потеряли надежду на победу.  Операции подразделений специального назначения и точечные авиаудары  с помощью беспилотников позволили уменьшить военное присутствие США в таких странах как Йемен, но эти инструменты не могут принести полной победы, они только лишь усугубляют проблему мирового терроризма. 

Более того, все то же чувство американского всемогущества дало лидерам Соединенных Штатов основание полагать, что они имеют рычаги для принуждения оппонентов к выполнению требований Америки, тем самым исключив возможность достижения компромисса во многих вопросах.

 На протяжении многих лет представители США требовали от Ирана избавиться от своих технологий и возможностей обогащения урана, заявляли «Асад должен уйти», а также требовали от России вернуть Крым и вывести войска из Украины. Это все очень благородные цели, но ни одна из них не была реалистичной. Настаивание на них сделало невозможной реализацию многих других дипломатических возможностей. Конечно, Вашингтон иногда мог запугивать слабую Сербию, но Башар аль-Асад, Садам Хусейн, Ким Чен Ын, Муаммар Каддафи, Махмуд Аббас и даже Исламская республика Ирана никогда не соглашались на условия Америки и, тем более, не выполняли ее требований. Дипломатия — это искусство достижения компромисса, а чрезмерная уверенность в силе США не один раз позволяла Вашингтону забывать этот факт. Конечно, теперь каждый намек на компромисс будет встречаться с резко негативной реакцией противоположной стороны.

В-третьих, внешнеполитические инициативы Соединенных Штатов были обречены на провал, кода включали масштабную перестройку общества в других странах, особенно тех, которые резко отличаются от Америки. Эти неудачи не должны стать сюрпризом, поскольку предыдущие попытки «государственного строительства» обычно также терпели неудачу и не приводили к созданию стабильных демократий, особенно если население живет за гранью бедности, а общество разделено на множество этнических групп. На стабилизацию демократий в Европе и Северной Америке ушло несколько столетий. Эти процессы были очень тяжелыми и жестокими. Лидеры США просто обманывали себя, когда думали, что могут вторгнуться в другую страну, повалить диктаторский режим, написать конституцию и быстро создать эффективные демократические институты. Много умных людей в Вашингтоне стали жертвами этой фантазии, и я подозреваю, что она еще не мертва.

Что же можно сказать об успехах?

Почти во всех ситуациях с успешным исходом Соединенные Штаты осознали пределы своего влияния и откорректировали свои начальные цели для получения международной поддержки и, в итоге, заключения взаимовыгодных соглашений. Отличным примером этого является недавняя ядерная сделка шести стран-переговорщиков с Ираном. Пока Америка настаивала на остановке Ираном от всех программ, и отказывалась говорить напрямую с Тегераном, никакого прогресса достигнуть не удавалось. Исламская Республика продолжала увеличивать свои способности для обогащения урана. Но, когда Соединенные Штаты одумались и начали вести серьезные переговоры, сразу же появилась возможность создать эффективную международную коалицию и, в итоге, достигнуть соглашения, которое в следующее десятилетие точно не даст Ирану возможности разработать ядерную бомбу. То, что население страны выбрало более практичное и рассудительное правительство, конечно, также сыграло важную роль, но основной прогресс стал результатом именно гибкости Америки в переговорном процессе.

Достижение успеха требует желания работать с авторитарными режимами, чьи ценности и принципы управления отличаются от американских. Соединенные Штаты не требовали от стран демократического управления, когда те присоединялись к Инициативе по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения. Инициатива создания организации Транс-Тихоокеанского стала возможной благодаря сотрудничеству с дружескими демократиями, такими как Австралия, а также с однопартийными авторитарными режимами, такими как Вьетнам. Мне, также как и всем нам, нравятся демократии, но делать этот фактор условием для заключения соглашений — не самый лучший способ ведения политики, и уж тем более бизнеса.

Последним, но не менее важным фактором является то, что эти все достижения включали ситуацию, в которой участники переговоров имели большие стимулы для достижения соглашения. Иран имел множество причин избавиться от санкций, которые более 20 лет уничтожали его экономику. Шестерка стран-переговорщиков желала заблокировать разработку Ираном ядерного оружия. Таким же самым образом удалось возобновить отношения с Кубой. Для проблемной экономики страны это стало огромнейшим стимулом к развитию, а Соединенным Штатам удалось приблизить конец диктаторского режима. Этот шаг стал намного эффективнее, чем все предыдущие попытки решить проблему отношений с Кубой. Торговые сделки со странами Азии и Европы также будут иметь позитивные экономические и стратегические последствия для Америки, даже если ей не удастся получить все то, что было запланировано изначально.

Общий итог

Когда руководство Соединенных Штатов в своей внешней политике преследует реалистичные цели, действует гибко и рационально, ему удается достигать желаемого результата. Но, когда ставятся нереальные цели, достижение которых основывается на применении военной силы и открытом принуждении, внешняя политика США терпит неудачи. Нельзя ожидать, что другие страны будут игнорировать свои национальные интересы и делать так, как им приказали.

Поскольку в Соединенных Штатах вот-вот начнется президентская гонка, спросите себя, каким путем пойдет тот или иной кандидат после возможного избрания на пост президента. Это будет легко определить, также как и то, что некоторые из них после получения власти будут обречены на постоянные неудачи.


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!