Присоединяйтесь к нашим группам

«Укропный монстр» заполонил Россию

«Укропный монстр» заполонил Россию
Фото: Укроп … национальное растение России.
Он повсюду — в пиццах и суши, в супах и пастах. Существует ли блюдо, которое он не может испортить?
11 08 2015
13:51

Шон Уолкер.

Люди часто спрашивают меня, сложно ли жить в Москве, и я им говорю, что это великолепное место: захватывающий, полный жизни город, в котором в последние годы стремительно растет уровень жизни. Однако существует одна вещь, которая превращает ежедневную жизнь в России в ужасное испытание; одна ловушка жизни, которая  вселяет ужас в сердца почти каждого иностранца. Нет, это не безжалостные зимние морозы и не напряженный политический климат. Это даже не нехватка сыра на полках магазинов, вызванная российскими контрсанкциями против Запада. Это укроп.

В России укроп повсюду. Это национальное растение, которое тайно добавляют в каждое блюдо, как обычную приправу, даже несмотря на то, что его безжалостный резкий вкус способен испортить любое блюдо после добавления всего нескольких веточек. Согласно данным исследования, проведенного информагентством Reuters, среднестатистический россиянин съедает такое количество укропа, что им можно было бы наполнить большой чемодан.

Одно дело, когда укропом покрывают традиционные русские блюда, которые после этого выглядят как содержимое контейнера газонокосилки. Но совсем другое, когда замечаешь его в своей пицце, суши или в традиционном французском кише. Заказывая такие блюда, даже в голову не приходит попросить не класть туда укроп. Этот саботаж, очевидно, основан на гротескной, атавистической кулинарной тоске, подобно той, которая заставляет сумасшедшего британца на испанском побережье поливать паэлью коричневым соусом.

Я знаю, о чем вы сейчас думаете: нарезка из соленой рыбы. Да, да. Я бы хотел верить в существование параллельной реальности, в которой вкус копченого лосося превосходно подчеркивается укропом. Но после всех этих долгих годов нашествия укропа, я уже просто не могу это представить. Подобно испуганной цирковой обезьяне, которая прячется в углу каждый раз, когда видит человека, я просто полностью истощен этими укропными издевательствами. Вы же не станете предлагать бокал сухого вина, человеку, который лечится от алкоголизма, поэтому оставьте меня в покое и, пожалуйста, не вспоминайте больше о копченом лососе с укропом.

Сами же россияне выработали настолько сильный иммунитет ко вкусу укропа, что, когда ты указываешь на существование этой укропной чумы, они реагируют в соответствии с первыми тремя стадиями принятия смерти по теории Элизабет Кюблер-Росс. Сначала наступает стадия  отрицания: «Укроп? Нет, совсем нет. Мы используем его совсем редко и уж точно не везде!». Затем они начинают злиться: «В чем проблема? Если вам это не нравится, почему бы вам не уехать из России? Я знаю, какую дрянь вы едите в Англии. Вы печете пироги с почками и жуете овсянку будто ненормальные». Последней идет стадия торга: «Пусть будет так, да, мы любим укроп,  но мы также едим и петрушку. И вообще, я уверен, вы скоро согласитесь с тем, что укроп — это здорово».

Но укроп — это совсем не здорово. Он может принимать различные формы и мне трудно сказать, что хуже: свежие пучки ярко-зеленого укропа, который будто готов выпрыгнуть из тарелки и безжалостно обвиться вокруг твоей шеи, или мелко нарезанный укроп, на первый взгляд безобиден, но его просто невозможно вынуть из еды.

Дело не только в самом вкусе укропа, хотя он достаточно неприятен. Проблема заключается в его взаимодействии с другими блюдами. Он разрушает и подавляет абсолютно все оттенки вкусов, с которыми контактирует.

У каждой приправы есть своя индивидуальность. Розмарин и тимьян я представляю, как надежных и добрых друзей, которые сидят камина в теплых вязаных свитерах и дают полезные любовные советы. Петрушка — это, скорее всего, по-доброму скучный знакомый, который сидит в углу и рассказывает долгие убаюкивающие истории. Кориандр — это экзотический и страстный любовник.  А укроп — это скорее кулинарный эквивалент Фрэнсиса Бегби из романа Ирвина Уэлша «На игле». Он заходит, разражается непристойной бранью и бьет вас в лицо еще до того, как вы поймете, что вообще происходит.

Единственная страна, в которой едят еще больше укропа, чем в России, – это Украина. Однажды в Киеве я даже видел мексиканскую фахиту … как вы думаете с чем? Правильно, с укропом. Но война принесла этой укропной истории новый поворот. Пророссийские боевики прозвали украинцев "укропами" (поскольку в словах «украинец» и «укроп» совпадают первые три буквы). Украинцам это прозвище пришлось по душе, и они даже создали  «укропные батальоны», которые идут в бой с изображением ветки укропа на своих нашивках. Несколько лет назад такие укропные армии могли появиться только в каком-то мрачном лихорадочном кошмаре.

Но пока Россия сражается с украинскими «укропными бригадами» на поле боя, война с самим растением изначально обречена на провал. Он заполонил все: суши с укропом, паста с укропом, пицца с укропом, даже гаспачо не смогло устоять перед навалой.  Это правда, что за последнее десятилетие рестораны в центре Москвы сделали огромный шаг вперед. Большинство советских кафе-столовок ушли в небытие. Их место заняли хипстерские кофе-бары и рестораны в бруклинском стиле. Но даже им не удалось избавиться от вездесущего укропного монстра. Возьмем, к примеру, Brix, восхитительное бистро неподалеку от Патриарших прудов, самой богатой и приятной части Москвы. Здесь подают осьминога, приготовленного на гриле, и другие изысканные средиземноморские блюда. Но, подождите, что это такое зелененькое в моем мясе по-татарски? Да, конечно же, оно усыпанное таким количеством укропа, которого хватит, чтобы накормить семью из 12 человек.

В московском ресторане Twins, который стал известен благодаря необычному использованию местных продуктов, и превосходным блюдам высокой российской кухни, также не удалось избавиться от вездесущего укропа. Во время своего последнего визита я заказал интригующий салат с молодого картофеля, грейпфрута и мяса омуля, рыбы из озера Байкал.

«Я не уверен, что в нем может быть укроп, но если все-таки есть, то можно мне, пожалуйста, без укропа», — сказал я, делая заказ.  Официантка посмотрела на меня с отвращением.

«Но укроп — это самая важная составляющая этого блюда. Без укропа его не подают».

Она сказала это на полном серьезе, и поэтому я заказал что-то другое. Но, конечно же, и там меня настиг вездесущий укроп. 


Источник: theguardian.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!