Присоединяйтесь к нашим группам

Обама и Латинская Америка

Обама и Латинская Америка
Перспективный день по соседству.
27 08 2015
10:01

В апреле 2009 года, всего через три месяца после вступления в должность, президент США Барак Обама отправился в Тринидад и Тобаго на Саммит Америк. Там, он сказал лидерам Латинской Америки, что он хочет начать «новую главу взаимодействия» и «равноправного партнерства, основанного на взаимном уважении, общих интересах и ценностях». Также он пообещал начать «новое начало с Кубой», у которой не было дипломатических отношений с Соединенными Штатами в течение пяти десятилетий.

Шесть лет спустя, в апреле 2015 года на саммите в Панаме, Обама заявил, что он выполнил эти обязательства. Действительно, в декабре прошлого года Обама объявил о своем намерении нормализовать отношения с Гаваной. Такой поворот событий привел в восторг всех латиноамериканских лидеров, которые уже давно считали американское эмбарго против Кубы и ее исключение из всемирных учреждений обратным результатом. В Панаме Обама начал новую политику, сидя в течение часа с президентом Кубы Раулем Кастро. Это было первое заседание лицом к лицу между лидерами двух стран, с тех пор как вице-президент США Ричард Никсон встретился со старшим братом Рауля Фиделем в 1959 году.

Если отбросить Кубу в сторону, то можно увидеть, что за прошедший год администрация Обамы представила также новые инициативы на помощь правительствам стран Центральной Америки в борьбе с наркопреступностью, а также на помощь островным государствам Карибского бассейна в преодолении хронической нехватки энергии. Он начал играть более непосредственную роль в переговорах между правительством Колумбии и партизанами FARC, назначив специального посланника для мирного процесса. И это сместило акцент с поставок наркотиков на снижение спроса и, по крайней мере, попыталось реформировать иммиграционную политику. Эти усилия были тепло встречены в регионе.

По данным администрации Обамы, эти инициативы в сочетании с многосторонним подходом созвучны с новой Латинской Америкой: более демократичной, более процветающей и более уверенной в себе, чем когда-либо. Противники администрации, в основном республиканцы, обвиняют Обаму в отказе от американских ценностей в регионе. По их мнению, он дал Кубе свободный проход, предлагая дипломатические отношения, и не требуя ничего взамен. Они утверждают, что такое решение поддерживает автократические левые правительства в Латинской Америке, в частности в Венесуэле. Также они утверждают, что Соединенные Штаты спали, а Китай стал доминирующим иностранным игроком в большинстве стран региона.

Эти критические замечания преувеличены. Это правда, что в течение многих лет администрация Обамы принимала в значительной степени жесткий подход к Латинской Америке. А то недавнее внимания, которое она уделяет в последнее время к региону, правильное, но до сих пор неполное. Но решение Обамы следует рассматривать в контексте драматических изменений в Латинской Америке, которые неизбежно понизят влияние Соединенных Штатов. Регион по-прежнему страдает от нерешенных проблем, в частности от торговли наркотиками, насильственных преступлений, и разрушении демократии в Венесуэле. Тем не менее, Обама завещал своему преемнику прочную платформу, с которой можно начать проводить новые разработки в области экономики и политики в Латинской Америке.

Изменения по соседству

Для американских президентов, как правило, Латинская Америка предлагает больше разочарований, чем внешнеполитических триумфов. Лидеры региона жалуются на вмешательство США, и на их пренебрежение. Так как Латинская Америка не является источником стратегических угроз, она находится в нижней части длинного списка Соединенных Штатов о внешнеполитических приоритетах. Она редко является объектом скоординированного подхода со стороны Белого дома. Скорее, отдельные учреждения, такие как Управление по борьбе с наркотиками и Департамент казначейства, оказывают необычное влияние на политику. Это же касается и лобби в Конгрессе, таких как американцы кубинского происхождения, или фермеры, производящие сахар и хлопок.

В то же время сильные связи в  торговле, туризме, семье, иммиграции и денежных переводах связывают Соединенные Штаты с Латинской Америкой. В 2014 году 26 % американских экспортируемых товаров было предназначено для Латинской Америки, примерно такой же процент предназначен для Азии. Многие из 57 миллионов латиноамериканцев в США сохраняют семейные связи к югу от границы. Из-за близости стран, Мексика, страны Центральной Америки и Карибского бассейна не видят различий между внутренней политикой Соединенных Штатов и ее внешней политикой. Не удавшаяся война с наркотиками, законы, разрешающие иметь оружие, и депортация нелегальных иммигрантов и бывших заключенных – все это соседние страны Америки ощущают напрямую.

Тем не менее, сегодня Соединенные Штаты, возможно, имеют меньшее влияние в Латинской Америке, чем в любое другое время в прошлом веке. Это происходит в связи с быстрыми изменениями, охватившими регион в течение последних 30 лет. В 1980-х и 1990-х годах, регион прекратил холодную войну, военную диктатуру, и статичную экономическую политику. Он обратился к демократии и свободному рынку. Назвав свои ценности общими с Соединенными Штатами, латиноамериканские власти договорились с 34 странами о зоне свободной торговле для Америк в 1994 году. А в 2001 году они подписали Межамериканскую демократическую хартию, в которой утверждалось право латиноамериканцев жить в демократии, и давалась обязанность отстаивать это право в регионе.

Оба проекта быстро стали жертвами изменяющихся политических режимов. Начальные плоды реформы о зоне свободной торговли были скромными, и латиноамериканские страны пострадали от финансовой нестабильности, которая влияла на развивающиеся рынки по всему миру. Это вместе с изменением власти, присущей демократии, привело к «розовым приливам», которые охватили большую часть Южной Америки после рубежа тысячелетия. А левые правительства начали побеждать на выборах. Некоторые из новых лидеров, например, Луис Инасиу Лула да Силва в Бразилии, оказались довольно умеренными и демократическими. Но полтора десятка стран, во главе с президентом Венесуэлы Уго Чавесом, сформировали жесткий левый антиамериканский блок с авторитарными тенденциями. Из-за прошлого вмешательства США, политики и дипломаты Латинской Америки, особенно нынешнее поколение, выступают против внешнего вмешательства, будь то за антикоммунизм или демократию. Такое отношение сделало Межамериканскую демократическую хартию мертвым документом, которым, если и пользовались, то только в моменты, когда избранным президентам угрожала опасность, но не тогда, когда они сами угрожали демократии.

Латинская Америка была менее склонна слепо следовать за Соединенными Штатами по другой причине – Китай. Поскольку Китай промышленно развился в первом десятилетии века, его спрос на сырье вырос, повышая цены на южноамериканские ископаемые, топливо, и масличные культуры. С 2000 по 2013 года китайская торговля со странами Латинской Америки поднялась с $12 млрд до более чем $275 млрд. В Бразилии, Чили и Перу Китай сместил Соединенные Штаты и стал их крупнейшим торговым партнером. По всему региону Китай все чаще выступает в качестве инвестора и иностранного кредитора правительствам, часто без всяких обязательств. Китайские кредиты помогли левым правительствам продвигать свою политику в Аргентине, Эквадоре и Венесуэле. Лидеры этих стран приветствовали китайскую помощь в качестве альтернативы строгим условиям, установленным Международным валютным фондом и финансовым рынком. В результате финансового кризиса 2008 года Западный финансовый капитализм, казался дискредитированным, в то время как китайский государственный капитализм, казался непобедимым.

Фото: Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян приветствует президента Бразилии Дилму Руссефф во время встречи в Planalto Palace в Бразилиа, май 2015 год.

Китайский сырьевой бум, который закончился лишь недавно, поднял Латинскую Америку к новым высотам. Регион, особенно, Южная Америка, наслаждался быстрым экономическим ростом, резким падением бедности, снижением крайнего неравенства доходов, и увеличением среднего класса. В свой второй срок президент США Джордж Буш отреагировал на эти изменения путем принятия многостороннего подхода к Латинской Америке, в котором Вашингтон пытался наладить более тесную координацию с Бразилией, Чили и Мексикой. Но в большинстве случаев новые левые лидеры были незаинтересованными в экономической дипломатии с Соединенными Штатами. Для многих из них региональная интеграция означала неглубокие коммерческие связи, а не политическую координацию. В 2008 году 12 лидеров подписали договор о создании Союза южноамериканских наций, а в 2011 году большая группа сформировала Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна, которое связало 33 страны Северной и Южной Америки, кроме Соединенных Штатов и Канады.

Осторожное начало

Когда Обама вступил в должность, он, таким образом, столкнулся с совершенно иной Латинской Америкой: политически более разнообразной и менее послушной. Несмотря на это, его приоритеты касались другого – борьбы с Великой рецессией и завершения войны в Афганистане и Ираке. В течение своего первого срока, Латинской Америке уделялось только некоторое внимание. Обаме, например, не удалось выполнить свое предвыборное обещание по назначению специального посланника для региона. Эту роль позже взял на себя вице-президент Джо Байден с некоторым успехом.

С самого начала события показали, как трудно может быть на практике начать многосторонние отношения с Латинской Америкой. В июне 2009 года армия Гондураса свергла президента Мануэля Селайи. Многие латиноамериканские правительства, во главе с Бразилией, потребовали безусловного восстановления Селайи.

Администрация Обамы сделала то же требование. Но ее позиция была подорвана девятью республиканцами в Сенате, которые поддержали временное правительство Роберто Мичелетти, ультраконсервативного спикера Конгресса Гондураса. Республиканцы заблокировали одобренные Обамой кандидатуры на должность главы Госдепартамента, который занимался ситуацией в регионе. Бразилия, со своей стороны, хитрила: ей не хватало средств, чтобы восстановить Селайя, чья поддержка в Гондурасе была ограниченной. Государственный департамент США оказался единственным, кто попытался заключить сделку, согласно которой Селайя должен был вернуться в офис для проведения новых выборов. В конце концов, американские чиновники отказались отстаивать его возвращение, и после выборов, которые были проведены в ноябре 2009 года. Бразилии и другим латиноамериканским правительствам потребовался год, чтобы признать их результаты. Администрация может утверждать, что она достигла прагматического результата, но ее решение вопроса было отмечено непоследовательностью и нерешительностью.

Запутанная ситуация в Гондурасе была предвестником дальнейших трений с Бразилией. К 2010 году она стала седьмой по величине экономикой в мире и полноправным членом БРИКС (Бразилия, Россия, Индия и Китай). В октябре 2009 года администрация Обамы подписала соглашение о военном базировании с Колумбией. В мае 2010 года Лула да Силва прилетел в Тегеран, где он помог добиться соглашения, которое, как он утверждал, обезвредило иранскую ядерную угрозу, но в то же время поддерживало их право на мирную ядерную программу. Но администрация Обамы посчитала такую сделку недостаточной, и в течение нескольких часов Иран объявил, что он будет продолжать обогащать уран. Вашингтон также посчитал, что сделка была принята не вовремя, так как в этот момент Государственный департамент убеждал Китай и Россию поддержать жесткие санкции против Ирана, против которых Бразилия проголосует в июне. Инцидент оставил глубокий шрам недоверия между Вашингтоном и Бразилией.

Бразилия имела свои обиды. Администрация Обамы поддержала стремление Индии на постоянное место в Совете Безопасности ООН, но Бразилии Обама лишь выразил «признательность». С Соединенных Штатов взимался большой тариф на импорт этанола из Бразилии и других стран, который снизился только в 2011 году. Когда Дилма Руссефф стала президентом Бразилии в том году, она отдалила себя от Ирана и стремилась восстановить отношения с Вашингтоном. Но сближение было сорвано в октябре 2013 года, когда бывший подрядчик Сноуден из Агентства национальной безопасности рассказал, что правительство США прослушивало ее телефон, в результате чего она отменила свой государственный визит. Только в июне 2015 года Руссефф отправилась в Вашингтон, где она и Обама отметили новый старт в отношениях между двумя наиболее важными странами в Северной и Южной Америке. Теперь, однако, Руссефф находится в гораздо более слабом положении, так как бразильская экономика находится в рецессии, а ее популярность у себя в стране – на самом дне.

Отношениям между США и Бразилией уже давно не хватало тепла. Хоть Бразилия и хочет, чтобы Соединенные Штаты проконсультировали ее по глобальным вопросам, Вашингтон не считает Бразилию в качестве сильной державы. Он был разочарован отказом Бразилии действовать более решительно, чтобы защитить демократию и права человека в Южной Америке. Каждая страна обвиняет другую в отсутствии тесного экономического сотрудничества. Во внешней политике Бразилии уже давно есть некая двойственность: несмотря на то, что это западная капиталистическая демократия, ее политическая стратегия уже давно ищет автономию от Соединенных Штатов по иностранным делам. Тем не менее, хоть Бразилия и была сложным партнером для Соединенных Штатов, Обама мог бы сделать больше, чтобы добиться ее.

Проблемы на границе

Так как Мексика была источником нелегальных иммигрантов в Соединенных Штатах и местом жестокой войны с наркомафией, в отношениях администрации Обамы со страной преобладала безопасность. Под давлением Конгресса администрация продолжала тратить миллиарды долларов, защищая южные границы Соединенных Штатов. Мексиканское правительство было разочаровано, когда Обаме не удалось добиться проведения комплексной иммиграционной реформы, которую он обещал. Однако оно было довольно, что администрация продолжила инициативу Мериде, программу, начатую при Буше, направленную на наращивание полиции и судебной власти в Мексике с целью борьбы с наркоторговцами.

Мексиканские чиновники также приветствовали заявления Вашингтона в отношении наркотиков. Обама был более искренним, чем его предшественники, признавая то, что ответственность за это была общая. В апреле 2009 года на пресс-конференции с президентом Мексики Фелипе Кальдероном в Мехико, Обама заявил, что «спрос на эти препараты в Соединенных Штатах это именно то, что помогает оставаться наркоторговцам в бизнесе». На самом деле, трансграничное сотрудничество между правоохранительными органами возросло во время Обамы. Но мексиканские чиновники все еще разочарованы тем, с какой легкостью банды наркоторговцев могут вооружаться в американских магазинах оружия. Американские чиновники, тем временем, жалуются, что реформы Мексики только уменьшили, а не устранили коррупцию в полиции.

По сравнению с Кальдероном, президент Мексики Энрике Пенья Ньето, который вступил в должность в 2012 году, больше начал акцентировать внимание на углублении экономических связей с Соединенными Штатами. В 2014 году он открыл нефтяной, газовый и электроэнергетический секторы для инвестиций, которые были закрыты с 1930-х годов. Эта амбициозная реформа создала соблазнительную возможность интеграции энергетических рынков США и Мексики. После медленного старта администрация Обамы показала некоторый интерес в попытке модернизировать транспортные связи между двумя странами. В 2015 году, она, наконец, позволила мексиканским дальнобойщикам совершать трансграничные поставки. Но и Соединенные Штаты, и Мексика могут сделать гораздо больше в своих отношениях друг с другом, если их устаревшие автомобильные и железнодорожные пути и таможенные услуги будут переведены в двадцать первый век.

Фото: Мигрант из Центральной Америки спит на вершине вагона в ожидании товарного поезда в Арриага, штат Чьяпас, январь 2012 года.

Когда распространение наркотиков в Мексике снизится, а чистая иммиграция из страны в США упадет до нуля, внимание Вашингтона переключится в другие страны региона. Многие иммигранты, пытающиеся пересечь границу США, сегодня являются выходцами из «северного треугольника» Центральной Америки: Сальвадор, Гватемала и Гондурас. Эти страны страдают от слабого управления, коррумпированной правоохранительной службы и преступного насилия. После того, как десятки тысяч детей из Центральной Америки оказались на границе с США в 2013 году, администрация начала реагировать. Байден уговаривал президентов этих стран придумать решение с целью ускорения экономического развития и увеличения безопасности. Белый дом пообещал выделить для этого $1 млрд в течение двух лет, сосредоточив внимание на реформировании полиции, искоренении торговли людьми, и снижении безработицы среди молодежи. Однако эти усилия окажутся эффективными, только если найти местных политических руководителей, а в Центральной Америке это сделать сложно.

Разделенный регион

Несмотря на первоначальные оговорки, Обама продолжил политику Буша в проведении двусторонних соглашений о свободной торговле с теми странами Латинской Америки, которые хотели этого. В 2011 году он утвердил сделки с Колумбией и Панамой. В результате Латинская Америка оформилась в две экономические группы. С одной стороны, в основном в бассейне Карибского бассейна и на побережье Тихого океана в Южной Америке, есть 11 стран в регионе, которые сейчас имеют соглашения о свободной торговле с Соединенными Штатами. Четыре из них – Чили, Колумбия, Мексика и Перу – сформировали Тихоокеанский альянс в 2011 году, основанный на свободном рынке экономической политики и открытости в Азии. С другой стороны, на Атлантическом побережье, находятся протекционистские страны торгового блока Меркосур: Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай и Венесуэла. По согласованию и укреплению торговых и инвестиционных правил, предложенное Транс-Тихоокеанское партнерство, если оно состоится, скорее всего, сблизит это разделение.

До смерти Чавеса в 2013 году одной из целей торговой стратегии Вашингтона было сдерживание Чавеса и его желаний о континентальном господстве. По крайней мере, со времен администрации Буша, политика США в отношении Венесуэлы основывалась на том, что Чавес представляет собой угрозу для своего собственного народа, а не для Соединенных Штатов. Чавес развернул нефтяное богатство Венесуэлы, чтобы найти дипломатических союзников. Под схемой помощи под названием Петрокарибе, он предложил субсидированную нефть десяткам стран, главным образом островным государствам в Карибском бассейне, которые начали голосовать с Венесуэлой в региональных органах. Но региональное влияние Чавеса достигло своего пика около 2007 года. Его режим потерял привлекательность из-за его монтажа авторитаризма и экономических трудностей.

Официальные лица в администрации Обамы утверждают, что было бы контрпродуктивным публично критиковать Чавеса, поскольку это не изменило бы его поведение, и просто позволило бы ему оставаться популярным борцом против американского империализма. Вместо этого администрация стремилась убедить Бразилию, Чили и другие страны Южной Америки, взять на себя инициативу в отстаивании демократических норм в Венесуэле. Но они показали, что не хотят делать это на публике. На встрече Организации американских государств в 2014 году, только Канада и Панама присоединились к Соединенным Штатам в голосовании позволить лидеру оппозиции говорить о нарушениях прав человека в Венесуэле.

Обама был раскритикован у себя в стране за тихий ответ на притеснения и заключения в тюрьму противников Венесуэлы. Конгресс ввел адресные санкции на венесуэльских чиновников, шаг, который позволил Николасу Мадуро, глубоко непопулярному преемнику Чавеса, создать кратковременную пропаганду, что ничего нельзя сделать для ослабления его режима. Многосторонний подход администрации к Венесуэле настанет, когда страна проведет парламентские выборы, намеченные на декабрь 2015 года. Если голосование будет хоть отдаленно свободным и справедливым, то это будет благодаря давлению со стороны других стран Латинской Америки.

Фото: Сторонники президента Венесуэлы Николаса Мадуро выкрикивают лозунги, в то время как они сжигают национальный флаг США во время демонстрации у посольства США в Буэнос-Айресе в апреле 2015 года.

Как и с Венесуэлой, политика администрации в отношении Кубы включает в себя признание того, что изменения могут произойти только изнутри. В дополнение к восстановлению дипломатических отношений, Обама объявил инициативы по активизации контактов между людьми и помощи зарождающемуся частному сектору Кубы. Он также ослабил запрет на поездки на остров, поднял лимит на денежные переводы для кубинцев, и смягчил ограничения на экспорт для американских фирм.

Эта политика представляет собой среднесрочную ставку: частные инвестиции в кубинскую экономику заменят помощь из Венесуэлы, на которую при Чавесе, приходилось около 15 % ВВП острова. В 2018 году Кастро планирует уйти в отставку. Его преемников, слишком молодых, чтобы похвастаться какими-либо революционными полномочиями, кубинцы будут судить строго по экономическим показателям. Надежда в том, что их желание больше полагаться на частный сектор приведет, в конечном счете, к политической реформе. Подход Обамы представляет собой смелую, но здравую политику. Как сказал Обама в апреле: «Если вы продолжаете делать что-то в течение 50 лет, и это не работает, вы должны попробовать что-то новое».

Возможность стучится

Когда дело доходит до более широкой региональной дипломатии, выигрыш от инициативы Кубы может наступить и раньше. Обама довольно популярен в Латинской Америке, хоть и меньше, чем в начале своего президентства. По данным избирательной организации Latinobarometro, в среднем 69 % респондентов в регионе положительно относились к Соединенным Штатам в 2013 году, по сравнению с 58 % в 2008 году. Тем не менее, большая часть наследия Обамы в Латинской Америке будет зависеть от Конгресса и его готовности, например, в полной мере снять эмбарго против Кубы и принять иммиграционную реформу.

Многосторонний подход заключается в совместной работе двух сторон. Если Америке иногда не хватало партнерства это не только вина администрации Обамы. В сегодняшней Латинской Америке трудно представить себе, что более конфронтационная политика принесла бы лучшие результаты, как утверждают некоторые из критиков Обамы.

Тем не менее, обстоятельства в регионе становятся все более благоприятными для Соединенных Штатов. Конец сырьевого бума принес резкое замедление экономического роста. Экспорт стран Латинской Америки в Китай понизился, и есть признаки того, что Пекин больше не желает вручать чек своим союзникам. Многие из правительств левых потеряли свою популярность у себя в стране. Если страны Латинской Америки хотят восстановить быстрый рост, они должны будут повышать производительность труда, улучшать инфраструктуру, и присоединиться к глобальным ценностям. Торговля с и инвестиции из Соединенных Штатов могут сыграть в этом большую роль. Правительство США не может и не должно пытаться соответствовать китайской чековой книжке, но оно может принять такие меры, как содействие передаче технологий, организации образовательных обменов и предоставления технических консультаций.

Что Вашингтон должен делать дальше? Хотя Куба и получает большое внимание, приоритеты США должны быть направлены на другие страны в Латинской Америке. Помощь Мексике установить верховенство закона и активизировать экономическую интеграцию с Соединенными Штатами является главным интересом США. Также нужно укреплять связи с Тихоокеанским альянсом, чьи правительства разделяют много ценностей и стратегий с Соединенными Штатами. Имеет смысл поддерживать отношения с Бразилией, учитывая ее размер. Ее нынешние проблемы не портят ее достоинства, такие как агробизнес, достаточные запасы энергии и более надежная демократия.

Ближайшие годы дают возможность для Соединенных Штатов начать взаимовыгодные партнерские отношения, те, которые могут создать появление группы более благополучных демократий. Этот результат не является неизбежным: популизм не умер в Латинской Америке, авторитарные режимы на Кубе и в Венесуэле ослаблены, но не искоренены, а экономические перспективы региона являются мрачными, чем десять лет назад. Тем не менее, основным трендом является прогресс. Правительство в Вашингтоне должно думать о том, что можно построить на перспективном наследии Обамы, сотрудничая с партнерами, в то время как Латинская Америка входит в новую эру.


Источник: foreignaffairs.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!