Присоединяйтесь к нашим группам

Обама и Африка

Обама и Африка
Много надежд, но мало изменений.
28 08 2015
08:17

Когда Барак Обама был избран президентом США в 2008 году, эта новость была встречена с огромной надеждой в южной Африке, а также среди небольшого круга американцев, которые родом из этого региона. Этот сын кенийского рода не только лучше понимает континент, чем его предшественники в Белом доме, он также относится к этому региону как к стратегическому приоритету и направляет туда больше ресурсов. В то время, казалось неестественным предсказывать вступление Обамы в новую эру усовершенствованных отношений США с Африкой. Даже если президент Джордж Буш значительно увеличил помощь Африке, антиамериканизм в регионе вырос во время его правления. Это стало результатом оппозиции к его односторонней внешней политике.

Такой оптимизм всегда был неуместным. С расходами на войны в Афганистане и Ираке, и Великой рецессией, в последние шесть лет не было никаких новых амбициозных внешнеполитических инициатив, в частности, в регионах мира, которые рассматриваются как вторичные по отношению к интересам США. Более того, африканское происхождение Обамы, на самом деле, повлияло на то, что он меньше сосредотачивался на Африке. Кроме короткой остановки в Гане летом 2009 года, Обама не посещал регион с официальным визитом до лета 2013 года, после своего переизбрания, да и то, он не побывал в Кении, а посетил только соседнюю Танзанию.

Стратегию Обамы в Африке можно охарактеризовать как успешную. Его администрация не сделала, никаких неправильных действий, как например, предпринятых администрацией Рейгана. Он, поддерживая партизанские силы, выступающие против советских режимов, привел к гражданским войнам в Анголе, Эфиопии и Мозамбике. Обама также не повторяет действия администрации Клинтона по поводу Руанды в 1994 году, когда Вашингтон закрыл глаза на разворачивающийся геноцид. Но, если судить по более амбициозным стандартам, политика Обамы в отношении Африки, немного разочаровала.

Так же, как и раньше

Однако это вряд ли делает Обаму уникальным. Буш получил высокие оценки за свою политику в Африке, но они, в основном, касались его решения об увеличении иностранной помощи Африке более чем на 600 %. Также его хвалили за создание новых учреждений по оказанию помощи, в том числе Чрезвычайный план президента по борьбе со СПИДом (PEPFAR) и корпорация «Вызовы тысячелетия». Напротив, Обама в ответ на бюджетное давление, вызванное экономическим спадом, сократил финансирование PEPFAR и корпорации «Вызовы тысячелетия» на несколько сотен миллионов долларов. Иностранная помощь Африке двух администраций очень похожа, потому что они обе столкнулись с теми же постоянными проблемами, которые уже давно ограничивают роль Соединенных Штатов в регионе.

Самой большой проблемой является асимметрия между многочисленными желательными целями для Африки и ограниченными интересами в ней США. Единственная сверхдержава в мире может достичь многого в регионе, но ей не хватает для этого мотивации. Имея ограниченный бюджет, правительство США фокусируется на дополнительных улучшениях, а не на амбициозных долгосрочных целях. Вместо того чтобы вмешиваться, США предпочитает работать через союзников и местных прокси. Эта давняя тенденция была усилена после того, как произошла битва «Black Hawk Down» в Сомали в 1993 году, показавшая опасности прямого вмешательства. Все администрации президента и ее главные советники просто не склонны сосредотачиваться на африканских вопросах, поэтому они постоянно отодвигаются на второй план.

Еще одним ограничением в политике является плохое присутствие американского правительства на территориях в Африке. Доля федерального бюджета, предназначенная для невоенных международных расходов, сократилась с 5% в 1960 году до 1% сегодня. А снижение дипломатических ресурсов для государственного департамента было особенно ощутимо в Африке. Даже, когда американские военные усилили свое присутствие в регионе, дипломатические и секретные службы Вашингтона не отправились в Африку. Типичное посольство США в небольшой африканской стране страдает от нехватки персонала. Что еще хуже, более четверти должностей в посольствах Соединенных Штатов в Африке остаются незаполненными или заполняются людьми, которые, как правило, считаются слишком молодыми. В основном по причинам безопасности, Соединенные Штаты не имеют дипломатического присутствия в северной части Нигерии. В этом регионе проживает более 70 миллионов человек. Посольство США в разрушающейся Центральноафриканской Республике было закрыто с 2012 года. А в Нигере не было посла США в течение почти всего 2013 и 2014 годов.

Американские военные расширили свое присутствие в Африке, но дипломатические и секретные службы Вашингтона этого не сделали. В лучшем случае, это приведет к тому, что в дальнейшем будет сложнее вести последовательную политику в Африке. В регионе находится 49 стран и около одного миллиарда человек, поэтому там слишком много экономического и политического многообразия для вхождения в рамки единой политики. По крайней мере, было бы полезно разделить политику США пространственно в трех различных субрегионах: Сахеля, район Великих озер и остальная часть континента.

Обеспечение безопасности в Сахеле

Сахель – это большая территория, простирающаяся от Сенегала до Африканского Рога, что составляет южный край пустыни Сахара. Этот регион является домом для самых слабых государств Африки, бедных стран, крупнейших неуправляемых территорий, а также большинства мусульман. После 11 сентября этот регион находится в центре внимания политики Соединенных Штатов в области безопасности в Африке. В 2007 году американские военные создали Африканское командование, или AFRICOM, в значительной степени для координации борьбы против исламского фундаментализма, растущего в странах Сахеля, в частности, в районе Африканского Рога. Политика милитаризации США в странах Сахеля активизировалась при Обаме. Пентагон расширил беспилотную базу в Джибути и Эфиопии для операций на Аравийском полуострове и Сомали. А в 2013 году началось строительство новой базы в Нигере для операций в Мали и Нигерии. Администрация Обамы относится к Сахель, прежде всего, как к источнику угроз безопасности. Содействие экономическому росту, свободные рынки и демократическое управление находятся на втором плане.

Трудно сказать, что эта политика имела оглушительный успех. Обама является четвертым президентом США, который попытался справиться с последствиями краха центрального правительства в конце 1980 года в Сомали. Исламистская группировка Аль Шабаб, которая контролировала почти всю южную часть Сомали, когда Обама вступил в должность, ослабла после потери ряда ключевых лидеров в нападениях беспилотниками США. Однако не совсем понятно, ослабили ли эти удары радикальный ислам в Сомали и будут ли они продвигать политическую цель в убеждении всех экстремистских группировок страны разделить власть.

Администрация Обамы относится к Сахелю, прежде всего, как к источнику угроз безопасности. Экономический рост и демократическое управление находятся на втором плане. Администрация Обамы расширила свое военное сотрудничество с правительствами Сахеля, оставив минимальное число американских войск на территории. Но партнеры Вашингтона оказались слишком слабыми. После того как Боко Харам закрепился на севере Нигерии, США увеличили свою ограниченную военную помощь и сотрудничество с нигерийским правительством. Но они не повлияли на коррупцию и нарушение прав человека в нигерийской армии. После того как 276 школьниц были похищены в городе Чибок в апреле 2014 года, администрация Обамы направила межведомственную боевую группу, чтобы помочь правительству Нигерии найти их. Вашингтон предоставлял информацию с дронов и спутниковых снимков, но американские чиновники жаловались, что нигерийцы не смогли воспользоваться информацией. В декабре 2014 года напряженность в отношениях между двумя странами достигла пика, когда Нигерия отменила последний этап военной миссии США в подготовке нигерийских батальонов.

В Мали точно так же, десятилетняя американская помощь не предотвратила того, что некоторые старшие офицеры армии в стране помогали контрабандам на границе, которые поддерживали различных джихадистов и преступные группы. Также администрация не предотвратила стремительный обвал армии в 2012 году, когда боевики туареги и Аль-Каида в странах исламского Магриба (АКИМ) захватили северную часть Мали. В следующем году демократическое правительство Амаду Туре было свергнуто в результате военного переворота во главе с офицером, который получил военную подготовку в Соединенных Штатах.

Имея небольшое число дипломатов, шпионов и солдат на территории стран Сахеля, Соединенные Штаты уже давно вынуждены работать через местных партнеров. Проблема в том, что нет никаких очевидных кандидатов на эту роль, кроме Нигерии, которая приносила достаточно проблем в последние годы. В Мали, в конце концов, нужно было обращаться к войскам Чада, чтобы отбить исламистов. Конечно, эти закаленные солдаты, которые постоянно борются в пустыне, зарекомендовали себя очень хорошо. Работая с французскими войсками, они сумели восстановить меру государственного контроля на севере Мали. Но кажется маловероятным то, что Чад, нестабильная военная диктатура, станет постоянным партнером.

В связи с этим Соединенные Штаты должны приветствовать возрождение Франции в качестве военной силы в странах Сахеля после десятилетия постепенного вывода войск. Франция была полезным партнером для Соединенных Штатов, имея больше знаний о регионе и более важные интересы. Она помогла в решающей победе над АКИМ в Мали, и в Центральноафриканской Республике, где она восстановила некоторый порядок. Это стало мудрым решением администрации Обамы улучшить американское сотрудничество с Францией в Сахеле.

С другой стороны, Соединенные Штаты помешали созданию безопасности в Сахеле с вмешательством в Ливию в 2011 году. Во время миссии во главе с США удалось свергнуть ливийского диктатора Муаммара аль-Каддафи, но чиновники не сформулировали четкую стратегию для управления страной после катастрофического 42-летнего правления Каддафи. Личная диктатура Каддафи не только ослабила все политические институты в Ливии, но и ее многие безрассудные военные авантюры также последовательно дестабилизировали соседние регионы. Тем не менее, вступление Ливии в войну после Каддафи вполне может гораздо хуже повлиять на региональную стабильность в ближайшие годы. Распространение оружия и солдат из Ливии сыграло ключевую роль в дестабилизации Мали, и в ближайшем будущем сама Ливия будет служить еще одним новым убежищем для радикального ислама.

Администрация Обамы действительно столкнулась со смягчающими обстоятельствами в Ливии. Когда разрушилась ливийская армия и началась гражданская война, Соединенные Штаты, уже втянутые в Афганистан и Ирак, имели несколько хороших вариантов, и их акцент на многосторонности вызывал уважение. Тем не менее, хаос в Ливии в период после Каддафи можно было предсказать. Пустые разговоры о нападении на консульство США в Бенгази в 2012 году скрывали настоящий скандал: плохо скрытое вмешательство, за которое Соединенные Штаты и Африка, скорее всего, заплатят в будущем.

Сердце Африки

В районе Великих озер в центральной части Африки Вашингтон оформил свою политику в гуманитарной сфере. В суданском регионе Дарфур, Южный Судан, и Демократической Республике Конго, власти США пытались управлять гуманитарными последствиями, кажущимися неразрешимыми после долгосрочных гражданских войн, в которых погибли миллионы. (Активная охота Обамы в Уганде на Джозефа Кони, лидера Армии сопротивления Господа, имеет аналогичную гуманитарную логику, хотя эта группа представляет собой меньшую угрозу сегодня). В любом случае, Соединенные Штаты пытались на дипломатическом уровне изменить динамику конфликта.

И в Судане и в Южном Судане американские дипломаты уже давно участвовали в переговорах по сокращению гражданских конфликтов и нарушению прав человека. Соединенные Штаты тратят примерно $2 млрд в год на помощь и миротворчество для решения многочисленных гуманитарных кризисов, которые уменьшились в двух странах на протяжении многих лет. В Конго администрация Обамы продолжает стратегию США через Уганду и Руанду, двух союзников, которые не всегда надежны и имеют сложные и часто неконструктивные ставки в конфликте.

Невозможность достичь значительного прогресса в самих конфликтах приводит администрацию Обамы, как и ее предшественников, к оплате значительной части стоимости международных миротворческих сил и лагерей беженцев. В течение почти двух десятилетий Соединенные Штаты были главным казначеем миротворческой миссии ООН в Конго. Каждый год правительство США тратит от $650 млн до $1 млрд для иностранной помощи, гуманитарной помощи, и поддержания мира в Конго.

При отсутствии более существенных национальных интересов Соединенные Штаты не будут проводить усилия по установлению мира в Конго. Администрация Обамы также обновила дипломатические отношения в Конго. Под руководством Расса Фенгольда, специального посланника в районе Великих озер, Соединенные Штаты стремятся успокоить Руанду в ее подозрениях по безопасности. США также давит на миротворческие силы ООН, чтобы они более агрессивно боролись с антиправительственными повстанцами в северо-восточном Конго. Стратегия стала работать в 2013 году и 2014 году, когда Руанда перестала поддерживать так называемых повстанцев M23, которые вскоре были побеждены силами ООН, работающими с конголезской армией. Насилие снизилось, но основные препятствия все еще стоят на пути дальнейшего прогресса. Продолжающееся присутствие антируандских групп в Конго справедливо волнует Руанду.

Как и в других странах Центральной Африки, в Конго, Соединенные Штаты не будут прилагать огромные усилия по установлению мира в этой неспокойной стране. Реальность в том, что эти чрезвычайные гуманитарные ситуации могут продолжаться в течение многих лет, несмотря на существенную помощь и дипломатические усилия, которые уделяются региону.

Светлые места

Остальная часть континента это та, которая не находится под угрозой ни исламского фундаментализма, ни государственного коллапса. Это та Африка, о которой пишут на бизнес-страницах газет, с ее быстро растущей экономикой, китайским присутствием, и впечатляющими торговыми инвестициями. Конечно, с ВВП, который является чуть больше, чем в Бразилии, Африка по-прежнему остается второстепенным игроком в мировой экономике и на нее приходится всего пару процентных пунктов во всей мировой торговле.

Экономический прогресс в более стабильных районах Африки является неоспоримым явлением, и это не ускользнуло от внимания администрации Обамы. В этих странах, гуманитарные вопросы и вопросы безопасности заняли второстепенное место перед продвижением демократии и, в частности, экономической дипломатии. И именно здесь администрация Обамы сделала резкий разрыв по сравнению с ее предшественниками.

Крупные инициативы Буша в Африке включали в себя иностранную помощь. Это традиционный инструмент политики США в регионе в течение постколониального периода. Обаму, в свою очередь, можно считать первым президентом постиностранной помощи. Высоко оценивая экономический потенциал Африки, его администрация стремилась заменить асимметричное отношение подразумеваемой иностранной помощи равными экономическими партнерскими отношениями с правительствами. Она предпочитала работать через частный сектор, и большинство ее нововведений касаются развития торговли и инвестиций. Сегодня африканские рынки достаточно привлекательны для американских инвесторов.

Знаменательно, что самой видной инициативой администрации Обамы по Африке является ставка на инвестиции частного сектора. В июне 2013 года, во время своего визита в Южную Африку, Обама обнародовал программу «Сильная Африка», направленную на увеличение электрогенерирующих мощностей в регионе на 10000 мегаватт. Обама резко расширил эту программу в августе 2014 года, во время саммита лидеров африканских государств в Вашингтоне, округ Колумбия, объявив об увеличении мощности электроэнергии на 30000 мегаватт. Для этой цели администрация пообещала выделить $7 млрд в течение пяти лет.

Расширение изначальной программы, организованной в считанные дни, продемонстрировало прогресс, который может быть достигнут в Африке, при непосредственном участии Белого дома. Но если не уделять ей внимание, реализация программы рискует снова оказаться под угрозой. Логические учреждения, управляющие государственно-частным партнерством, по-прежнему сдерживаются устаревшими правилами и собственной осторожностью. А африканские бюро Госдепартамента и Агентства США по международному развитию имеют мало мощности, когда дело доходит до развития бизнеса.

Такой подход Обамы к процветающей дипломатии в этой части Африки был многообещающим, но слишком робким. Риторика государственно-частного партнерства может служить в качестве фигового листа в отсутствии государственных ресурсов и воли к действию. Гарантии государственных инвестиций могут быть мощным инструментом для мобилизации инвестиций частного сектора. Однако в некоторых странах, таких как Ангола, существенный поток новых частных инвестиций предполагает, что они не нужны, в то время как в других, таких как Центрально-Африканская Республика, их может быть недостаточно без существенных государственных инвестиций. Тем не менее, Обама заслуживает похвалы за расширение участия США в Африке, выходящего за рамки безопасности и гуманитарной помощи.

Время для амбиций

Обаму можно считать первым президентом пост-иностранной помощи. Такой субрегиональный подход не является совершенным. Важные союзники США, такие как Эфиопия, Кения, Нигерия, функционируют и как важные партнеры по безопасности, и как развивающиеся экономические игроки. Южная Африка может похвастаться крупнейшей военной силой и крупнейшей экономикой на континенте. Быстрая реакция администрации Обамы на вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке в 2014 году включала как гуманитарные, так и экономические цели. Тем не менее, Вашингтон всегда боролся за интеграцию безопасности, гуманитарных и экономических целей.

Диссонанс между экономическими успехами Африки и ее политическими неудачами составляет центральный парадокс в регионе сегодня. Есть вероятность и огромного оптимизма, и огромного пессимизма в ее будущем. Что будет преобладать, Африка с джихадистами и распавшимися государствами или Африка растущего процветания и динамического предпринимательства? Было бы безрассудно игнорировать неблагополучные регионы Африки, так как расстояние между ними не так уж велико, как кажется. Если обретенный экономический рост в Эфиопии после нескольких десятилетий гражданского конфликта дает один повод для оптимизма, снижение бандитизма в Зимбабве и находящаяся на грани распада демократия в Мали говорит о том, что несколько стран в регионе можно легко классифицировать.

Тем не менее, в последнее десятилетие в Африке больше оптимизма, и Соединенные Штаты должны воспользоваться этими возможностями. Экономическая дипломатия Обамы с регионом была явно беспроигрышной, поэтому политика должна быть расширена за счет реализации программы «Сильная Африка» и увеличения количества торговых соглашений, таких как Африканский поступок роста и возможностей. Но не обольщайтесь. Продолжение различных кризисов станет тормозом роста в стабильных регионах Африки. Ошибочно считают, например, что Руанда и Замбия не страдают от каких-либо негативных последствий, живя рядом с хаотическим Конго. В частный сектор не будут поступать инвестиции из этих стран, пока не установится большая региональная стабильность. Экономический рост в Нигерии, безусловно, зависит, в частности от прекращения варварских действий Боко Харам.

Начиная с конца холодной войны, когда Африку перестали рассматривать в качестве основного игрока на арене международной политики, континент изо всех сил старался найти свой путь к внешней политике Соединенных Штатов. Сейчас, более чем когда-либо, Африка заслуживает реального внимания. Появление радикального ислама в северной части континента усиливает профиль безопасности в Африке, а растущая динамика ее рынков демонстрирует ее экономический потенциал. Обама тоже предварительно начал процесс модернизации политики Вашингтона в отношении Африки. Эти изменения должны, наконец, дать его преемнику лицензию быть более амбициозным.


Источник: foreignaffairs.com





The Sun
Фото: ALAMY Джон Керри и Борис Джонсон демонстрируют единство перед лицом угрозы Дональда Трампа выйти из НАТО. Избранный президент США пригрозил отказаться от альянса, потому что он не хочет тратить средства на оборону
08:18 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!