Присоединяйтесь к нашим группам

Восход дипломатии Булгакова

Восход дипломатии Булгакова
Фото: Памятник Пушкину.

Кремль поддерживает амбициозный проект, призванный сделать обратную сторону русского литературного канона более доступной для глобальной аудитории. Является ли это благом для культурного взаимопонимания или пропагандой?
01 09 2015
16:18

Российские классики неоспоримо занимают почётное место на полках каждого страстного читателя.  Эти книги Вы перечитываете снова и снова - пьесы и рассказы Чехова, "Анну Каренину", " Братьев Карамазовых", "Мастера и Маргариту" - и, конечно, библиотека не является полной без "Войны и мира". Но каких современных авторов читают россияне? Вы знаете? А вы читали каких-нибудь русских авторов, кроме Толстого или Достоевского, или тех, кто жил и писал художественную литературу в России за последние 40 лет? Хотите знать, с чего начать, если вы захотите почитать что-нибудь новенькое?

Во времена холодной войны, некоторая диссидентская художественная литература и мемуары публиковались за железным занавесом, например Александр Солженицын, Борис Пастернак и Василий Аксенов. ЦРУ не жалела  средств и людей, чтобы выяснить о чём писали  разочаровавшиеся советские граждане и тайно помогало им опубликовать свои произведения. Когда Советский Союз прекратил свое существование в декабре 1991 года и границы рассыпались, валы русской литературы оставались сильным, но глобальный интерес к стране и ее литературе ослаб. Как Оуэн Метью написал в начале этого года в издании Foreign Policy, что "Доктор Живаго", опубликованный почти 60 лет назад, был последним русским романом, который стал подлинной американской сенсацией.

Тем не менее, сегодня, напористая Россия под руководством Владимира Путина усиливает своё присутствие на мировой арене, и прожектор внимания общественности вновь направился на литературный арсенал страны. В то время как границы Российской Федерации сползают наружу, а отношения между Вашингтоном и Москвой переходят на новый уровень враждебности, сравнимый разве что с холодной войной, оплот русской литературы усиливается. С опозданием, кажется, в России начали воспринимать значение мягкой дипломатии, способной укрепить репутацию страны за рубежом, и решили поддержать этот недооценённый ресурс.

В конце июня на Красной площади в Москве был проведен первый фестиваль "Книги России". Президент Путин принял участие в фестивале, наряду с ним присутствовал его культурный советник Владимир Толстой, пра-правнук писателя Льва Толстого. Именно там, на фоне баннеров и традиционных костюмов перед группой международных ученых, издателей, переводчиков,  российских и американских чиновников была объявлена амбициозная литературная инициатива. Интеллектуалы мира объединяют свои силы, чтобы опубликовать сокровищницу русской литературы на английском языке, по крайней мере,  объёмом в 100 томов, охватывая три столетия а, возможно, и больше. Необычное начинание было организовано Read Russia/Читай Россию, американской некоммерческой организацией основанной в 2012 году, которая занималась продвижением русской литературы и книжной культуры, наряду с Роспечатью, Федеральным агентством прессы и массовых коммуникаций и с Московским институтом художественного перевода, главным спонсором проекта.

Коллекция, предварительное название которой "Русская библиотека", была провозглашена её зачинщиками и многими читателями, как крайне необходимый проект. Считается, что проект будет способствовать пониманию  англоязычными жителями прошлого России, ее настоящего, и даже её будущего - через литературу. И все же, политика, лежащая в основе инициативы, вызывает у некоторых наблюдателей опасения, даже если проект нацелен на продвижение недооценённых произведений художественной литературы. Культура и патриотизм; вотчина и пропаганда; как эти противостоящие силы сосуществуют в сегодняшней России, и могут ли они существовать отдельно?

Примечательно то что, когда вы думаете о ряде российских авторов, которые вызывают уважение в мире и глубоко затрагивают личные эмоции читателей (не только произведения Толстого, Достоевского и Чехова, но Лермонтова, Тургенева, Гоголя, Бабеля, Ахматовой, Булгакова, Гончарова, и другие), то Вы заметите, что до сих пор никогда не существовало подобного официального проекта по их популяризации. Например, супружеская команда переводчиков Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской поддерживают распространение литературных хитов России по собственной инициативе. Также примечательно и прискорбно, что так мало трудов прекрасных современных писателей России (самые известные из них Дмитрий Быков, Людмила Петрушевская, Михаил Шишкин, Виктор Пелевин, Славникова, Людмила Улицкая, Владимир Сорокин и другие) смогли пробиться в мир даже после падения железного занавеса. Если Вы хотите узнать о нынешних  именитых российских писателях, Вы должны научиться читать по-русски или подружиться с аспирантом. Американские книжные магазины редко продают книги русских авторов, кроме тех, что вы прочитали в школе или колледже.

Почему мы должны хотеть читать их? Потому что незнание современной литературы страны перерастает в нехватку понимания текущего мышления страны. Политические и культурные сдвиги, которые произошли в России за последнюю четверть века, сделали интеллектуальное начинание  организации "Читай Россию" необычайно актуальным и своевременным. Тем не менее, отношения Российских властей с ее писателями всегда были сложными, и до сих пор являются достаточно проблематичными. В царской России Пушкин был подвергнут правительственной, несмотря на его повсеместную известность; Достоевский едва избежал казни. Во времена Советского Союза, диссиденты были угнетены, преданы цензуре, а многие сосланы, и любой писатель, который надеялся опубликоваться и процветать в системе должен был принадлежать к Союзу советских писателей и прославлять в своих трудах значение социалистического реализма. Если бы в коммунистические времена, Москва пыталась содействовать популяризации работ привилегированных авторов государства за границей, их усилия были бы (по праву) отклонены как пропаганда. Вооружение, а не книги, были визитной карточкой Советского Союза. Но нынешний русский литературный пейзаж отображает больше нюансов.

В международном масштабе за последние десятилетия многие другие страны признали, что авторы являются ценными активами  репутации страны. В 20-м веке Институт им. Гёте в Германии и Институт Сервантеса в Испании распространили по всему миру свои офисы, чтобы укрепить интеллектуальное и социальное положение своих стран. (Франция создала в 19 веке Alliance Française для той же цели). Но  взор Советского Союза в значительной степени был обращен  внутрь, а не наружу, проявляя небольшой интерес к культурной пропаганде, кроме случайного мирового турне Большого театра. Но в начале ельцинской эпохи, в 1992 году была учреждена премия "Русский Букер". Это была первая неправительственная литературная премия, созданная со времён большевистской революции. Однако, поскольку российская экономика в то время была в упадке, почти ничего не было сделано, чтобы увеличить внимание мировой общественности к литературе страны; это не было приоритетной задачей правительства. В настоящее время укрепление русского литературного влияния, по некоторым признакам, пытается наверстать упущенное и догнать другие страны в этой сфере.

С возвышением Путина Кремль занялся повышением стоимости литературных холдингов России. В 2000 году другом Путина и металлургическим магнатом Андрей Скочем была создана премия "Дебют", чтобы выявить и наградить молодых писателей. Хотя качество литературных произведений отличается, но награда задумывалась как содействие развития нового креативного класса, и щедрые призы в шести категориях помогают победителям получить финансовую свободу и иметь больше времени для творчества (победитель  2012 года премии "Дебют" в Москве сказал мне, что потратит свою награду на покупку квартиры).

В 2006 году в России была учреждена национальная литературная  премия "Большая книга" с наградой 3 млн рублей за лучшую книгу года (в любом жанре). А а в 2009 году миллиардер Михаил Прохоров (в настоящее время владелец баскетбольной команды лиги NBA Бруклин Нетс) создал литературную премию НОС для продвижения незаурядной современной художественной литературы. Еще в 2004 году Прохоров основал художественный благотворительный фонд единомышленников, который продвигает российские культурные учреждения и инициативы в стране и за рубежом. Его сестра Ирина Прохорова, удостоенный наград литературный критик, историк и основатель журнала "Новое литературное обозрение", присутствовала на Русской библиотечной конференции в Москве в июне. А в 2011 году в Москве был открыт Институт художественного перевода с целью продвижения "русской литературы во всем мире".

На фоне этой волны возобновления интереса к  русской литературе в 2012 году в Нью-Йорке появилось движение "Читай Россию". Питер Кауфман, президент организации "Читай Россию", всю жизнь был  энтузиастом русской литературы и заместителем директора Центра преподавания и изучения новых медиа при Колумбийском университете. В 2014 году он объявил о первой "Неделе Русской Литературы" в Нью-Йорке, сравнивая значение узучения литературного творчества России для иностранных читателей с "дорогой, наполненной сапфирами и изумрудами. Величайшее волнение заключается в полировке камней, которые могут стать будущей классикой".

Предполагаемый репертуар коллекции, который объявили этим летом в Москве Кауфман и Владимир Григорьев, заместитель руководителя Роспечати, будет служить той же цели, что Национальная Библиотека Америки в Соединенных Штатах, или La Pléiade во Франции, разве что литературные работы коллекции будут появляться на языке другой страны: на английском. В июле Кауфман сказал, что " среди ученых и переводчиков есть много волнений по поводу усилий наверстать упущенное время". Совсем не повредит, сказал он, " узнать немного о России и посмотреть, что сами россияне думают о литературе". Антонина Буи, которая сделала массу переводов произведений Соломона Волкова, Евгения Евтушенко, Стругацких, и Булгакова (среди многих других), сказала ранее в этом месяце, что "Русская библиотека" исправляет ошибки  истории пренебрежения русской литературой : "Это блестящая идея. Я думаю, что будет очень удачным создать научную редакцию; они найдут хороших специалистов в данной области, чтобы представить каждую книгу и объяснить её для широкого читателя ".

Этот вид ответственного курирования имеет четкое значение помимо литературного содержания книг. Есть подозрение, что эта прогнозируемая серия задумана, не только чтобы информировать и просвещать западных читателей, но может также служить опорой для целей Путина.  Это вызывает опасения у некоторых интеллектуалов,  в том числе некоторых сторонников "Российской библиотеки". Один из участвующих ученых, при условии анонимности, пояснил: "Проблема здесь в том, что, несмотря на очень благородный характер проекта, который назревал уже давно и является своевременным и необходимым, российские власти используют его, чтобы улучшить свою репутацию. И вот почему я в растерянности. Я не хочу добавлять свои два пенни в банк Кремля".  Кауфман отвечает недоброжелателям риторически: " Если люди хотят верить, что это делается в тайных целях Путина или Обамы, или [украинского лидера Петра] Порошенко, что я могу ответить? Полезен ли Достоевский или Маяковский этих людей, я не могу вам ответить с этой точки зрения. Я думаю, что любое действие в истории и политике как-нибудь да отображается на искусстве ".

В любом случае,  не Путин и не круг его приближённых,  будет решать, какие произведения будут выбраны, каких  переводчиков наймут на работу, и какое предисловие будет написано  к переводам. Это будет задача научного жюри  Колумбийского университета. И без политики раздача литературных лавров всегда была тяжёлым процессом. В конце встречи в Москве, эксперты обсуждали в течение часа, какие книги следует опубликовать в первую очередь. Согласие не было достигнуто; обсуждение было отложено. Редакционный совет "Российской Библиотеки" (который включает в себя ученых из Принстона, Гарварда, Оксфорда, Санкт-Петербурга, Пушкинского Дома и Московского Государственного музея литературы) периодически будет собираться в офисах  Колумбийского университета. Когда они встретятся, они будут спорить о том, какие авторы достойны включения в список. Будут возникать вопросы: следует ли повторно переводить существующие переводы советского периода, скажем, Солженицына или Пастернака,  которые, возможно, не имеют ничего общего с русским оригиналом? Будут ли переделывать классические переводы, споря по поводу их качества? Какие авторы 21-го века будут включены? Сколько томов должны быть посвящены каждому веку? Следует ли создать тома до 12-ого века и включить в собрание даже "Слово о полку Игоревом"? Работы ещё по горло, но Кауфман сказал: "Мы уже начали работать; мы получили добро. Сначала решим вопрос очерёдности, и тогда мы будем работать  в полную силу".

Даже те, кто старается ограничить причастность России к процессу создания коллекции, должны признать, что не возможно выбрать, перевести, отредактировать, комментировать, и распространить сотню томов без существенной финансовой поддержки. Так почему бы не воспользоваться таким благоприятным для создания книг моментом? Дипломатия является требованием не только для государственных деятелей, но и для ученых. Если читатель, взяв одну из книг, что созданных  "Российской Библиотекой" - роман Пелевина, Петрушевской, или Сорокина, или, может быть, Белого или Гончарова -  сделает для себя политический вывод, в чём вред? Книги −  послы, которые говорят сами за себя.

 Лисл Шиллингер


Источник: foreignpolicy.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!