Присоединяйтесь к нашим группам

Российские родители бросают вызов усыновлению

Российские родители бросают вызов усыновлению
Фото: Дети-сироты в Усть-Ижоре, под Санкт-Петербургом, Россия.

Газета «The Moscow Times» сообщает, что после введения на американцев запрета на усыновление, правительство столкнулось с чрезвычайными сложностями по поиску семей для нуждающихся детей.
03 09 2015
13:32

Уля Хашем является сторонником усыновления. Днем она работает в центре для тяжелобольных детей и их родителей, но ее желание помочь тем, кто нуждается в помощи, не ограничивается офисом.

Год назад Хашем и ее муж Александр принесли домой четырехмесячную Майю из детского дома в Подмосковье.

«Я давно хотела усыновить ребенка, еще с самого детства», - завила Хашем. «Меня всегда очень пугали детские дома, больницы и тюрьмы: это три места, которые ассоциируются у меня с адом. Когда я была маленькой девочкой, я всегда думала, зачем рожать, когда столько много детей нуждается в родителях и доме?»

Владимир Путин запретил американцам усыновлять российских детей в 2012 году, что стало явным шагом «око за око» из-за принятия в США закона о наказании нарушителей прав человека. После этого государство пытается стимулировать местные семьи усыновлять детей, у которых нет родителей.

Тем не менее, усыновление в России является относительно редким явлением. Будущие родители опасаются чрезмерного бюрократизма и социальной стигматизации.

В 2014 году чиновники оценили, что число детей-сирот составляло 106 600, сообщая о том, что треть этих детей была усыновлена семьями в течение года.

Но, как полагают, эти цифры являются неверными, так как более 5000 приемных детей были возвращены в детские дома в прошлом году, и примерно столько же детей было оставлено родителями при рождении.

Хашем и ее муж пытаются развеять некоторые противоречивые цифры и стереотипы, касающиеся детей и самого процесса усыновления. 

Уля Хашем и ее муж Александр с их приемной дочерью.

Трудности

Проблема усыновления попала в центр внимания после введения запрета на американцев, принятого три года назад. Тогда правозащитные организации обвинили правительство в том, что они жертвуют детьми ради своих политических интересов. Фурор пролил свет на слабые стороны российской системы здравоохранения. Многие детские дома оказались плохо оборудованными, а персонал часто не имел профессиональной подготовки для ухода за детьми, особенно с особыми потребностями.

В прошлом году НПО «Human Rights Watch» выпустила ужасающий доклад о лечении детей с ограниченными возможностями. Исследователи обнаружили, что 30% молодых людей с особыми потребностями живут в детских домах, где они подвержены насилию и пренебрежению.

Прежде чем потенциальным родителям в России разрешат усыновить, им нужно разъяснить юридические и психологические стороны процесса. Классы, которые состоят из трех часовых занятий два раза в неделю, длятся примерно в течение двух месяцев.

Хашем, которая считала, что она уже была готова к усыновлению, обнаружила, что классы помогли ей взглянуть на процесс по-другому. «Я думаю, что очень важно понимать психологическую сторону процесса. Когда я впервые присоединилась к группе, я была очень расстроена, что они так много говорили об этом, и мало о юридической стороне процесса, так как я думала, что юридические вопросы гораздо важнее».

«Тогда я поняла, что они были правы. Многие люди начинают процесс усыновления, тщательно не оценив свои возможности и сильные стороны, поэтому в нашей стране такое огромное число детей возвращают в детские дома».

По статистике, приведенной materinsotvo.org, блогом о материнстве и усыновлении в России, 30% возвращений детей вызвано разочарованием в их поведении, развитии или внешности ребенка. Другие же через некоторое время понимают, что они просто не способны ухаживать за ребенком.

Детский приют в Иркутске, Россия.

Страхи о здоровье

Многие потенциальные родители в России опасаются того, что все дети в детских домах имеют серьезные медицинские проблемы.

Согласно Хашем, эти опасения не лишены оснований. «Конечно, так как жизнь биологических родителей неизвестна, всегда есть вероятность развития ФАС (Фетального алкогольного синдрома)», - сообщила она. Однако Уля также добавила, что есть способы, с помощью которых это можно проверить, прежде чем начнется процесс усыновления.

Названия детских домов также могут указывать на то, чем страдают дети. Так, Хашем удочерила Майю из психоневрологического детского центра.

«Когда мы впервые увидели ее, врачи сказали нам, что у нее что-то не так с глазами, и она не развивается должным образом», - сообщила Хашем. «Но после разговоров с моими друзьями, которые успешно усыновили детей, и из того, что я узнала в классах, я знала, что дети в учреждениях не получают достаточного внимания и материнской заботы. Поэтому их развитие может немного отставать».

«Самой трудной частью для меня был поиск ребенка. Вы просматриваете все этих базы данных, звоните, чтобы получить информацию, но очень часто информация на веб-сайтах настолько устаревшая, что, в конце концов, выясняется, дети уже были усыновлены».

Людмила и Иван Моручковы решили попробовать усыновление, после смерти их первого ребенка.

«Мы оба оказались в черной дыре, из которой не было выхода», - заявила Людмила Моручкова. «Я была готова выпрыгнуть из окна, а мой муж обратился к церкви. Затем наша знакомая, которая работала в детском доме, упомянула о мальчике, и мы пошли, чтобы посмотреть на него».

С момента усыновления Матвея, пара усыновила еще двух детей.

Для Людмилы Моручковой «самой сложной частью было ожидание после встречи с ребенком, хоть оно и длилось неделю или две. Вы уже чувствуете, что ребенок ваш, но еще не можете взять его домой. Это очень больно».

Чтобы ускорить процесс, приемные семьи могут взять детей домой до окончательного завершения процесса усыновления. Родители могут оформить опекунство, которое относительно легко получить. После этого ребенок может жить с новой семьей, пока процесс усыновления завершится, пройдя через правовую систему.

Ни Хашем, ни Моручкова не скрывают тот факт, что их дети приемные. «Как вы это представляете, так люди это и принимают. Я чувствую себя в этом очень уверено. Вот почему я думаю, что очень важно говорить детям как можно раньше, что они были усыновлены», - сообщает Моручкова.

Моручкова открыто рассказывает о своем опыте друзьям и знакомым. Также она помогает другим семьям в процессе усыновления. О своем опыте в качестве приемной матери она пишет на своей популярной странице в Instagram.

«Я думаю, что общество, безусловно, движется вперед. Мы уже прошли долгий путь от советских времен, когда все эти вещи были скрыты», - отметила Хашем.


Источник: theguardian.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!