Присоединяйтесь к нашим группам

Холодное лето российско-китайских отношений

Холодное лето российско-китайских отношений
Политические отношения между двумя гигантами остаются теплыми, но в экономических связях наметилось охлаждение.
03 09 2015
13:42

Грегори Штракс.

Вторая мировая война официально закончилась 2 сентября 1945 года, когда представители японской империи подписали акт о капитуляции на борту линкора ВМС США “Миссури”. К тому моменту прошло уже четыре неспокойных месяца с тех пор, как в Европе объявили победу над нацистами, Таким образом, Россия и Китай, два победителя, которые понесли наибольшие потери во время войны, отмечают годовщину триумфа соответственно поздней весной и ранней осенью. В мае Си Цзиньпин присутствовал на параде победы в Москве. И многие усматривали в этом следующий шаг в формировании нового мирового порядка. Си, охваченный гордостью за успешное открытие Азиатского инфраструктурного инвестиционного банка, стоял плечом к плечу с Путиным. Два лидера, воспользовавшись случаем, объявили о слиянии китайской инициативы “Нового Шелкового пути”  и российского “Евразийского экономического союза”.

Прошло четыре месяца. Лето 2015 года, хоть и не было таким неспокойным, как в 1945 году, но все же внесло значительные изменения в глобальный геоэкономический баланс. 3 сентября Владимир Путин будет присутствовать на праздновании годовщины победы на площади Тяньаньмэнь. Ответный визит станет своего рода контрольным пунктом для оценки прогресса, достигнутого в китайско-российских отношениях с мая.

Холодное лето 2015-го

Летом 2015-го, когда глобальные температуры в мире достигали рекордных высот,  экономический климат в России и Китае становился все более прохладным. Литры чернил были израсходованы на описание экономических бед Китая, в то время как истории о горестях России в основном оставляли для внутренних газетных полос. Если нынешний курс не изменится, в начале следующего года российская экономика может войти в стадию подлинной депрессии (которая наступает через восемь последовательных кварталов рецессии или при падении ВВП более, чем на 10% за один квартал). На протяжении двух последних лет слабый рубль, устойчивая инфляция более 15 процентов, прогресс в ужесточении западных санкций и падение цен на нефть поставили экономику России на колени. Сочетание этих факторов больно ударило по всем слоям населения. Безработица остается на уровне 5.3%, но многие государственные служащие не получают зарплату. Располагаемые денежные доходы населения уменьшились на 2.9%. Сейчас даже ведутся дискуссии о прекращении индексации пенсий на величину инфляции. В случае продолжительного экономического кризиса такой ход обрекает тысячи пожилых россиян на нищету. Недавно урезали даже военный бюджет, которого до сих пор не касались сокращения, случившиеся после начала украинского кризиса.

Несмотря на экономические страдания, Владимир Путин решительно отказался пойти на попятную в Украине (хотя недавно он согласился встретиться с президентом США Бараком Обамой при условии, что Белый дом пригласит его на двусторонний саммит после Генеральной ассамблеи ООН.) Поскольку разрекламированный “разворот” Путина к Азии  дал минимальный результат, вскоре Кремлю, возможно, не останется ничего другого, кроме как стремиться к возобновлению дружеских отношений с Соединенными Штатами. К нынешнему моменту Китай так и не смог даже в первом приближении занять место Запада в российской экономике.  Важные шаги по увеличению объема торговли и инвестиций между двумя державами, которые были предприняты за последние два года, могут быстро сойти на нет, если в Китае продлится экономический спад.

Дорога и Союз

Впервые Си Цзиньпин объявил об инициативе “Один пояс - один путь”, когда произносил довольно безобидную речь в Университете Астаны в сентябре 2013 года. На протяжении 2014 года проект постепенно набирал обороты, и в конечном итоге стал краеугольным камнем внешнеполитической программы Си Цзиньпина. В апреле Китай подготовил план инициативы и основал фонд на  $40 млрд для финансирования различных проектов, связанных с программой “Один пояс - один путь”.

Изначально Кремль отнесся к предложению Си скептически, рассматривая его как институализацию и без того доминирующего экономического положения Китая в Центральной Азии. Но Пекин настойчиво подталкивал Москву к тому, чтобы объединить “Один пояс - один путь” с недавно образованным Евразийским экономическим союзом (ЕЭС) - региональным торговым блоком, который связывает  Беларусь, Киргизию, Россию, Казахстан и Армению. После нескольких месяцев колебаний Россия в итоге уступила настойчивым просьбам Китая. На Боаоском Азиатском Форуме-2015 в провинции Хайнань первый заместитель премьер-министра Игорь Шувалов объявил о решении Москвы объединить две организации. Шувалов - человек, настолько близкий Путину, что его назвали “теневым премьер-министром” - отвечает за работу  Российско-китайской межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству. На него также возложили ответственность за поиск путей объединения ЕЭС с инициативой “Один пояс - один путь”. Это отчаянно сложная задача, учитывая, что две инициативы создавались для совершенно разных целей.

Разработать правила слияния обязали российского министра иностранных дел, но из-за переменчивого характера китайской инициативы эта задача приобрела сходство с  возведением крепости на песке. Различные страны борются за свой кусок 40-миллиардного пирога, а Пекин, похоже, рад обещать им всем золотые горы. В недавней статье для Foreign Affairs Дэвид Шамбо подсчитал, что Китай торжественно пообещал к 2025 году инвестировать приблизительно $1.41 трлн только в Азию. Однако если Китаю придется использовать свои огромные запасы иностранной валюты, чтобы стабилизировать собственную шаткую экономику, то сколько денег останется на грандиозные внешние проекты Пекина? Например, больше всех от китайской щедрости выиграл Казахстан. Страна недавно подписала ряд контрактов на общую сумму $ 23 млрд, но, что еще более важно, получила миллиарды китайских инвестиций.

С другой стороны, Россия остерегалась китайских инвестиций в богатые 2000-е, а теперь немного опоздала к праздничному столу. На данный момент единственный проект, который действительно связывать “Один пояс - один путь” с ЕЭС, - предложение о строительстве высокоскоростной железной дороги между Москвой и Пекином. В июне китайская Железнодорожная группа подписала с “Российскими железными дорогами” контракт о начале строительства первой ветки этого пути -высокоскоростной магистрали между Москвой и Казанью протяженностью 770 км, строительство которой предположительно завершится к началу Чемпионата мира по футболу-2018. Однако, как показа недавняя отставка главы “РЖД” Владимира Якунина, государственные железнодорожные компании не являются образчиками прозрачности, и нет никакой уверенности в том. что ветка “Москва-Казань” будет построена.

Много слов, мало дела

Прямые иностранные инвестиции Китая в Россию на данный момент довольно ничтожны и составляют $8 млрд (даже после увеличения более, чем на 250% в 2014 году). Более того, финансирование, которое Китай обещал России во время подписания в мае 2014 года газового контракта на $400 млрд, так по большей части и не материализовалось. Сообщается, что “Газпром” потерял надежду когда-либо получить  $25 млрд предоплаты за газопровод “Сила Сибири” стоимостью $ 55 млрд. Нет прогресса и в строительстве “западного” газопровода “Алтай”, связывающего Россию с Синьцзянем, хотя глава китайского правительства Ли Кэцян обещал содействовать этому вопросу во время визита в Москву в ноябре 2014 года. Тем временем, слабый рубль, западные санкции и запутанное законодательство России заставили китайских финансистов с осторожностью относиться к инвестированию в российский средний бизнес. В целом, в 2015 году объемы китайско-российской торговли снизились примерно на 30% и, как недавно сообщил The Economist, особенно пострадала трансграничная торговля между российскими дальневосточными областями и китайским северо-востоком. Маловероятно, что общий объем двусторонней торговли в этом году превысит прошлогоднюю отметку в $95 млрд. В действительности, он может даже не достигнуть $89 млрд - показателя 2012 и 2013 годов. Естественно, что увеличение товарооборота до $200 млрд к 2020 года - а эту цель заявили Путин и Си на конференции в мае 2014 года - остается чем-то из области фантастики. Итак, хотя очевидно, что Путин настроен подписать 20 двусторонних контрактов во время грядущего визита в Пекин, события недавнего прошлого намекаю н то, что не многие из этих соглашений стоят бумаги, на которых они напечатаны.

Не то, чтобы этим летом не было никаких важных экономических прорывов. Взять хотя бы недавнее сообщение о том, что газовая компания “Новатэк” продает китайской фирме акции гиганта “Ямал СПГ” на сумму около $ 900 млн. Это крупная сделка, учитывая, что основной совладелец Геннадий Тимченко одним из первых попал под действие санкций, что затруднило его последующую работу в “Ямале”. Второй прорыв - сделанное в июне заявление о том, что российское Забайкалье передаст китайской компании «Хуаэ Синьбан” 115000 гектаров земли в лизинг на 49 лет. С одной стороны, эта сделка всколыхнула волну обеспокоенности среди россиян, но она также стала важным шагом к увеличению китайских инвестиций в российский сельскохозяйственный сектор. Как показывают недавно опубликованные результаты исследования Ивана Звенко, сельское хозяйство - одна из тех сфер, в которой китайско-российское сотрудничество остается слаборазвитым и одновременно перспективным.

Заключение

Последние четыре месяца показали, что парадигма “горячая политика-холодная экономика” позволяет наилучшим образом понять суть китайско-российских отношений. На этой неделе Путин, конечно же, получит теплый прием в Китае, что указывает на “горячий” характер политических отношений. Но если отбросить заигрывания, становится очевидным, что экономическая составляющая партнерства за лето сильно охладилась. Россия активно стремится к диверсификации партнерства в Азии, укрепляя отношения с Вьетнамом и расширяя сотрудничество с Индией. В конечно итоге, Кремль уже начал осознавать, что разворот к Азии невозможен без налаживания отношений Москвы с Западом.

Грег Штракс  - кандидат на присуждение докторской степени в Вашингтонском университете, где он пишет диссертацию на тему развития китайско-российских 


Источник: thediplomat.com/





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!