Присоединяйтесь к нашим группам

Неприкрытая ложь New York Times: что нужно знать об украинском кризисе

Неприкрытая ложь New York Times: что нужно знать об украинском кризисе
Государственные медиа придерживаются линии Вашингтона, а тем временем Украину на этой неделе сотрясла очередная вспышка насилия и нестабильности.
04 09 2015
08:18

Патрик Л. Смит

Дурно пахнущая “странная война” в Украине - то самое тревожное бездействие, о котором сообщалось месяц назад - однозначно подошла к концу. Внезапно начались движения на нескольких фронтах. и некоторые из них весьма многообещающие. Но в этом кроется и опасный момент. В основном по причине того, что Вашингтон сделал ставку на киевское правительство, возглавившее страну после переворота. Это было неразумно с самого начала, а теперь вот-вот может привести к настолько ужасному и позорному результату, что его последствия невозможно просчитать.

Я имею в виду события понедельника и реальную возможность государственного переворота, который возглавят ультраправые поборники насилия - неонацисты, которых приукрашивают в новостях, несмотря на то, что прямо сейчас они практически безнаказанно мародерствуют в украинской столице. “Ультраправые не станут в полную силу идти против правительства Порошенко прямо сейчас, - сказал мне во вторник по телефону эмигрант из Украины. - Думаю, мы увидим это через пару месяцев”.

Успокаивает, не так ли?

В действительности сейчас мы будем наблюдать борьбу между теми, кто пытается достигнуть урегулирования конфликта посредством переговоров - и перспективы этого, опять же, выглядят хорошо. Но именно потому, что европейские державы заставляют Киев принять такое урегулирование, украинское правительство ждет крах. Скажите мне, что из вышесказанного случится первым.

Прежде, чем я продолжу, рассмотрим один аспект новой фазы украинского кризиса, который нужно отметить прямо сейчас. У нас перед глазами есть беспорядочная трактовка происходящего, продвигаемая последние полтора года большинством западных СМИ - и всеми корпоративными американскими СМИ без исключения. Это еще больше прежнего затрудняет понимание событий посредством наших газеты и телеканалы.

Мы уже видим искажения в репортажах, которые случаются каждый раз, когда наши медиа должны заметать следы после длительного периода нечистоплотной и нечестной работы. По обыкновению. большинство подобных нарушений случаются в управляемой правительством New York Times.

Вот один из примеров. Украинский президент Петр Порошенко сейчас противостоит “украинским националистам” в вопросе децентрализации власти, поскольку Путин навязал ему это соглашение “приставив метафорический пистолет к его виску”. Это напечатано в выпуске газеты во вторник. И тут необходимо предостеречь слабонервных, поскольку эту публикацию я могу охарактеризовать двумя крепкими словами - подобранными неслучайно.

Неприкрытая ложь. Сейчас речь уже идет не об упущении фактов. Правда в следующем.

Первое: это не “националисты”. Французский “Национальный фронт” - националисты. Партия независимости Соединенного Королевства - националисты. Большинство людей, заседающих на Капитолийском холме, - националисты. А это ультрас-чернорубашечники, которые голосуют с помощью взрывчатки и снайперских пуль. Вы заслуживаете того, чтобы это знать. И реальность не изменится лишь потому, что Вашингтон тайно поддерживает ультрас, а Джон Маккейн - спросите у него сами - улыбается на фото. стоя рядом с Олегом Тягнибоком, украинским фашистским лидером.

Второе: никто вообще не спорит насчет “приставленного к виску пистолета”. Но мнение Путина о том, что федерализация - разумное решение украинского кризиса (1) очевидный и надежный способ сохранить единство страны, учитывая региональные отличия и (2) категорически одобрено правительствами Франции и Германии. Канцлер Меркель дала это ясно понять безо всякого пистолета у виска во вторник, настаивая, чтобы закон о самоуправлении, который никак не могут утвердить в Киеве, должен быть приемлемым для руководство мятежных восточных регионов. Вы заслуживаете того, чтобы знать и это тоже.

Если мы хотим понять события прошлой недели, обратимся к хронологии. Вам не предоставили хронологию, поскольку, с официальной и медийной точки зрения, сейчас не время разбираться в событиях. Краткий экскурс в историю, которого пока вполне достаточно, выглядит так.

Лидеры Германии и Франции Ангела Меркель и Франуса Олланд на прошлой неделе приняли Порошенко в Берлине. Они стояли рядом с ним, решительно подтверждая свои обязательства по достигнутым договоренностям, основанным на пакете, который был подписан в Минске в феврале. “Мы здесь, чтобы выполнять Минский договор, а не подвергать его сомнению”, - заявила Меркель в своей прямолинейной манере.

На прошлый уик-энд, когда Порошенко вернулся в Киев, Германия, Франция и Россия - подписанты Минских договоренностей наравне с Украиной - завили, что новое прекращение огня вступит в силу во вторник, 1 сентября. Когда я писал эту статью, появились первые признаки того, что шансы на успех велики, как никогда, при том, что прежние попытки себя не оправдали.
В понедельник Кремль объявил, что подписанты Минских договоренностей встретятся в середине сентября “в нормандском формате”. Это означает, что четыре министра иностранных дел будут общаться между собой - возможно, в телефонном режиме (как это было впервые в северной Франции, в годовщину Дня высадки союзников в Нормандии в прошлом году). Из этого следует два вывода. Первый - это рабочая встреча, посвященная структурированию условий. Второй - Париж, Берлин и Москва хотят конкретного прогресса по соглашению в течение двух недель. Другими словами, часы тикают.

Также в понедельник украинский законодательный орган Рада провела предварительное голосование за поправки в Конституцию, которые предоставляют восточным регионам высокий уровень самоуправления. И хотя это ключевое положение Минских договоренностей, правительство Порошенко не делало ничего для его воплощения на протяжении семи месяцев с момента подписания протокола “Минск-2”.

И, наконец, ультраправые силы собрались возле Рады в ожидании результатов голосования. Как только закон был принят - незначительным перевесом голосов - они подняли насильственный беспорядок, используя бомбы, взрывные устройства и гранатометы. Три охранника правопорядка погибли, более 100 были ранены. Зачинщиком была та же партия, которая в прошлом году превратила демонстрацию в правительственный переворот - “Свобода” Олега Тягнибока, которая ненавидит русских и евреев и канонизирует пособников нацистов.

Порошенко назвал бунт свободы “ударом в спину”. Ну конечно: до недавних пор “свободовцы” занимали при Порошенко посты вице-премьера и генерального прокурора. Он не чужак для этих людей.

Такой была прошлая неделя. Какие выводы мы сделаем из этого? Какую роль мы играем в этой истории?

* * *

Я вижу несколько движущихся частей в той чрезвычайно нестабильной конструкции, которая сложилась в Украине и вокруг нее. В некоторых случаях они сложным образом переплетены между собой.

Сначала рассмотрим позицию Европы. Очевидно, что немцы и французы ускорили продвижение объединенных дипломатических усилий. Почему это произошло и почему это произошло сейчас? Достаточно отметить, что в рамках “Минска-2” Париж и Берлин решили сотрудничать с россиянами, исключив американцев (в действительности, американцы были демонстративно исключены из участия во вторых Минских договоренностях ранее, когда милитаристы Капитолийского холма и Пентагона поднимали вопрос вооружения Киева до зубов).

По всей видимости, европейские столицы работают над двумя проблемами. Первая заключается в том, что Вашингтон всего на полшага отступил от своих попыток стимулировать военное решение в Украине. Вспомните: начиная с этого лета Пентагон успешно управляет украинскими вооруженными силами. Заметьте: Джо Байден, ведущий эксперт Белого дома по войне, на прошлой неделе практически ничего не сказал французам и немцам, но позвонил Порошенко в Киеве, чтобы укрепить президента в его решимости противостоять повстанческим силам в восточных регионах.

Вторая и более насущная проблема. которую прекрасно осознают европейцы, - крайняя нестабильность, если не сказать шаткость, правительства Порошенко. Процент людей, которые его поддерживают, судя по опросам общественного мнения, опустился до однозначных чисел. Даже до произошедшей на этой неделе вспышки уличного насилия никто в Берлине не питал иллюзий по поводу угрозы переворота, исходящей от чернорубашечников-ультрас из “Свободы” и “Правого сектора” - недавно образовавшегося наследника социал-националистической партии, как обычно называла себя “Свобода”.

Помните волну убийств в Киеве в прошлом апреле? Среди жертв был журналист и историк по имени Олесь Бузина, который выступал против радикального разрыва с Россией, выдвигая для этого различные основания. Кажется, что Бузина пользовался большим уважением среди украинцев, поскольку некоторые из них поместили памятную именную дощечку на стене его дома. На прошлой неделе ее содрали члены “Правого сектора”, прикрепив на ее место такую же пластину в честь его убийц. “Среди белого дня. И никакой полиции вокруг”, - сообщил Russia Insider, московский сайт, управляемый западными владельцами.

Несколько дней спустя “Свобода” и “Правый сектор” устроили бунт возле Рады. В обоих случаях были аресты, но мы имеем дело с чем-то близким к безнаказанности.

Я позвонил Льву Голинкину, молодому украинскому писателю из восточного города Харьков (тому самому эмигранту, которого я цитировал выше), чтобы узнать его мнение о происходящем.

Вот отрывок из того, что он сказал за время долгой телефонной беседы во вторник:
“У ультрапрвых нет достаточного уровня поддержки, чтобы выиграть значительное присутствие в парламенте. Но им не нужна поддержка. Им нужны беспорядки. Все, что им нужно - это показать людям, что правительство Порошенко такое же коррумпированное и неэффективное как и прежнее. И это, конечно, так и есть”.

“Свобода” считает Порошенко предателем, который позволил европейцам предать Украину. Их не интересуют равные права, децентрализация страны, мир с Россией. В их установках нет места компромиссу.. Война на руку Порошенко, потому что она отвлекает ультраправых. Они за войну. Но кроме этого у них нет ничего общего с президентом”.

“Лев, почему ты считаешь, что в ближайшие пару месяцев возможны выступления против правительства?” - спросил я. Голинкин ответил:

“Это историческая реальность. Если они начали активничать, они не остановятся, пока их окончательно не разобьют или они не захватят власть. После Первой мировой войны Польша грубо обуздал их. После Второй мировой войны Советский Союз грубо обуздал их. А сейчас их некому обуздать… Украинская армия может и не принять сторону Порошенко. Самый большой вопрос, который крутится у меня в голове, будет ли армия сражаться с ультраправыми”.

“Прямо сейчас Порошенко мечется, как белка. В Киеве он говорит: “У нас нет планов по децентрализации. Нет никакого особого статуса для востока”. Потом он работает с Меркель и Олландом над планом по децентрализации и предоставлению востоку особого статуса”.

Скажем так: если я говорю об этой близкой к хаосу ситуации, сидя в деревне на 1600 душ среди холмов Новой Англии, они говорят о ней в Берлине и Париже. Кажется, что Меркель и Олланда в какой-то степени мотивирует - и может быть, в большой степени - мысль о том, что они должны действовать сейчас, если они собираются получить последний и наилучший шанс достигнуть переговорного соглашения в Украине.

* * *

На днях я получил записку от читателя - выдающегося человека с большими связями - в которой он транслировал мысли американского полковника, ныне служащего в Германии. (Я не стану называть ни моего читателя, ни офицера, которого собираюсь цитировать.) Полковник писал о “сдвиге в сторону поведения сотрудничества”, который он усмотрел среди американцев. Его мнение сводилось к тому, что Вашингтон постепенно уходит все дальше от односторонних действий и от насаждения американского превосходства над всеми океанами и континентами.

Я также вижу подобные признаки в деятельности администрации Обамы, но только признаки, и они довольно слабы. Это происходит изредка и непоследовательно. В моем видении этот сдвиг частично отражает новое понимание места Америки в мире, но в основном он происходит в силу обстоятельств. Последнее из двух полковник наблюдает в действии в Европе. Он говорит о “практически полном провале “смены режима”, который был срежиссирован в Украине”.

Записка навела меня на следующую мысль (а события последних нескольких дней ее подтвердили): мы еще нескоро сможет дать оценку провалу Вашингтона в Украине. Это действительно “слишком сложно” и на сегодняшний день слишком наглядно. Никаких сюрпризов: как утверждалось отдельно, эта ошибка была более или менее неизбежной с самого начала украинской авантюры в первые пост-советские годы - и, конечно же, с момента переворота, который Вашингтон устроил в Киеве в прошлом году.

Сейчас я уже не так одинок в своем суждении, как всего лишь несколько месяцев тому назад “Лучше достигнуть наиболее выигрышных договорных условий из всех возможных, чем подвергнуть себя и союз НАТО риску резонансного поражения”, - утверждается в новой статье об Украине в The National Interest.

Так считает внешнеполитический “реалист”. Это проба тактического отступления перед лицом поражения. Я даже пойду дальше. Провал был не только неизбежен с самого начала. Он является наилучшим исходом для американцев

Есть пара способов объяснить мою мысль. Первый - с практической точки зрения. Хаотичное правительство Порошенко слишком слабо, чтобы быть успешным государством-сателлитом, даже если вы думаете, что управление сателлитами на границах с Россией - это хорошая идея. Это правительство давно израсходовало свой политический капитал. Его поддержка в Раде падает. МВФ только что предоставило Украине финансовую помощь, но это предполагает возложение обязательств на экономику, которая практически перестала существовать.

Количество погибших в конфликтной зоне, согласно обновленным сообщениям в прессе, “достигает 7000”. Очень плохо. Но Стивен Коэн, высокоуважаемый эксперт по России, давно заметил, что речь идет о количество тел, которые попали в морг, и не более того. Немецкая разведка сообщала о 50000 и более погибших. И это данные полугодовой давности.

А теперь появляется весьма реальная угроза мятежа ультраправых сил, который никто не может контролировать. Даже если Порошенко сможет удержать равновесие, эта проблема будет его преследовать. И учтите тот ущерб для транс-атлантических отношений (уже усложненных украинским кризисом), который нанес бы приход к власти неонацистов в результат того, что Вашингтон более 20 лет пытался оторвать Украину от ее корней и пересадить ее в западный сад, как еще один цветок.

Вот причины того, что Вашингтон просто не хочет больше связывать свое имя с этим хаосом. “Реалист” в этих вопросах мог бы согласиться. Подождите немного, читатели: теперь всю вину надо переложить на Россию, которая никогда и ни в чем не права и которая приставляет ружья к вискам людей. Будет много, много лжи.

Но есть и еще одна причина для того, чтобы аплодировать провалу Вашингтона в Украине и я ценю ее намного выше.

Хорошие люди в Вашингтоне и в любом другом месте страны могут вынашивать самые благородные мысли, которые они только пожелают, но ни одна из них не изменит в значительной мере поведение за рубежом политических партий. Хотя это поведение необходимо изменить, если мы хотим избежать серии катастроф и трагедий в дальнейшей истории XXI века. Бесспорно, очень важно вести интеллектуальную войну, но нам также необходимы поражения. Повторяющиеся провалы - единственный способ достичь нашей цели. Иначе говоря, в поражениях заложен наш успех.

Дело не только в противодействии устоявшимся интересам - Пентагона. оборонной промышленности, разведки и аппарата национальной безопасности. Я считаю, что американское сознание должно тоже подвергнуться некоторому насилию прежде, чем мы заново представим наше место в мире. Именно в этом, мне кажется, заключается мысль полковника: мы потерпели “полное” поражение в Украине и исходя из этого мы можем научиться мыслить иначе.

Я вижу два основных заблуждения, которые являются непосредственным предметом споров. Первое - неолиберальная модель, выросшая из идеологии свободно рынка чикагской школы, математической экономии, теории рационального выбора и сильной склонности к математическому и компьютерному моделированию в послевоенных общественных науках. В расчет не берутся ни история, ни культура, ни традиция, ни человеческие предпочтения - как будто мы можем активно инвестировать в Украину и ожидать, что возьмем верх.

Это невозможно. В этом заключается иррациональность гипер-рациональности. Доказано, что это не работает. Давайте нагромождать потери.

Второе заблуждение - это, конечно же, позыв к исключительности, и он тесно связан с неолиберальным мышлением. Я слабо верю в то, что мы, американцы, откажемся от наших притязаний на предопределенную правоту -- этого идеологического плаща, под которым скрывается наша бесконечная борьба за рынки - пока мир не скажет нам много-много раз держать свою правоту при себе. Отбросьте мифологический налет - и мы, американцы, сможем вступить в правомерную дискуссию о том, хотим ли мы разрушать страны вроде Украины ради корпораций вроде Chevron.

Насколько я могу видеть, единственное слабое место этого аргумента - непомерный оптимизм. И да, вы поняли предложение правильно. Возможно, я переоцениваю способность этой страны учиться на своих ошибках. Возможно, я вижу среди нас больше устремлений, чем это когда-либо скажется на действиях политических партий. В радикальных изменениях на политической сцене я усматриваю шанс на то, что эти устремления выйдут на поверхность, как это уже было до трех убийств, которые изменили все 50 лет назад.

Поживем - увидим. Давайте наблюдать за тем, во что выльется наш провал в Украине. Между тем, у меня есть два пожелания.

Первое: чтобы наша отвратительная вера в собственное превосходство возникшая в 1990-е - такая жесткая и неподобающая, если посмотреть на нее глазами других - наконец-то отправится ко всем чертям. Я ее не выношу.

Второе: чтобы отвратительная деятельность наших СМИ, в особенности (но не только) управляемой властями New York Times, кардинально изменилась с появлением альтернативных медиа. Именно они должны правильно преподнести украинскую историю, проливая на нее больше света, чем новостные организации, у которых в сто раз больше влияния. Учитывая эту деятельность, думаю, нам не стоит рассматривать их как альтернативу чему бы то ни было - это всего лишь новая поросль на старом дереве.


Источник: salon.com/





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!