Присоединяйтесь к нашим группам

Путин выиграл свою войну в Украине

Путин выиграл свою войну в Украине
Фото: Президент России Владимир Путин ставит автографы в сибирском городе Чита, Россия. (Михаил Климентьев / AFP Getty Images).
09 09 2015
08:53

Марвин Коб.

Марвин Колб – старший советник Пулитцеровского Центра и сотрудник Института Брукингс. Его книга «Имперские игры: Путин, Украина и Новая холодная война» будет опубликован в этом месяце.

Война в Украине покинула первые страницы газет. Восемнадцать месяцев назад, когда президент России Владимир Путин захватил Крым, а затем спровоцировал про-российский бунт в Донбассе, новости из Украины были самыми горячими. Путина резко осуждали, а по России ударили разрушительными экономическими санкциями. Отношения между Востоком и Западом резко испортились, а дипломаты задавали себе вопрос: стали ли они свидетелями начала новой холодной войны.

Теперь Украина, как основание европейского кризиса, потеряла свою актуальность. Одной из причин является наплыв других новостей: от глобального экономического испуга и потока, доведенных до отчаяния, арабских и африканских мигрантов в Европу, до тревожной президентской выборной кампании в США. Но есть и другая, не менее важная причина. Путин, похоже, выиграл свою маленькую войну в Украине, а его западные критики, распыляя бессильную ярость, наблюдают со стороны.

Примерно год назад, Путин столкнулся с одной из самых важных проблем за время своего президентства: или заключить компромиссную сделку с президентом Украины Петром Порошенко или открыто призвать свои войска и танки к войне. К большому удивлению многих наблюдателей, украинская армия и милиция, казались, одержали победу над повстанцами Путина. Путин, потерпев поражение, удвоил ставку и приказал своим войскам перейти границу и вернуть украинские войска на первоначальные позиции. Он явно хотел доказать Порошенко и его западным покровителям, что в войне между Россией и Украиной, Россия победит.

Через несколько недель Путин и Порошенко достигли договоренности о шатком прекращения огня, которая, как и предполагалось, долго не просуществовала. В начале этого года канцлер Германии Ангела Меркель бросилась проводить еще одни переговоры о прекращении огня, зная, как и президент Обама, что они в значительной степени зависят от того, признают ли Порошенко и его Киевские коллеги (форма легитимности) лидеров повстанцев в Донецке и Луганске и предоставят ли им статус автономии в составе Украины. Это было и остается горькой пилюлей для Порошенко, которую ему придется проглотить. Ему грозит насильственное противостояние со стороны правых экстремистов, в то время как он возглавляет хрупкую страну в тяжелом экономическом и политическом положении. Но что является, пожалуй, более важным, Порошенко теперь знает, что, ни Германия, ни Соединенные Штаты не будут бороться за Украину. Да, конечно, они будут предлагать теплые слова поддержки, скромную финансовую и военную помощь, но, по-видимому, ничего больше.

В этой обстановке осторожности и отступления, Путин медленно, но верно, «заморозил» конфликт, также как он сделал это в 2008 году в бывшей советской республике Грузия. Гораздо больше, чем западные лидеры, Путин теперь может влиять и, при необходимости, контролировать поток экономических, политических и дипломатических событий в Украине.

За эту «победу», Путин должен был заплатить высокую цену. Его экономика карабкается, его репутация пострадала, и Россия пережила возврат к реальным внутренним беспорядкам и недовольству, которые продолжают распространяться. Но пока это не оказало какого-либо заметного влияния на его положение в России. Он, кажется, вполне способен сохранять свой, почти диктаторский, контроль над политической властью.

У меня иногда появляются несбыточные мечты: мы могли бы волшебным образом перенести Украину в Западную Европу, где она будет процветать в западной демократии с динамично развивающейся экономикой. Она заслуживает такого будущего. Но мы не можем это сделать. Украина всегда будет иметь общую границу с Россией, а также во многом разделять с Россией общую культуру, язык и религию. Большую долю своего существования Украина была частью России, отделив себя в качестве независимой нации только в 1991 году, когда распался Советский Союз. Украина чувствует себя неловко,  имея Россию в «ближнем зарубежье», на заднем дворе, находясь под «сферой влияния». Нравится нам это или нет, Россия является доминирующей силой в Восточной Европе, и ни одно решение нынешнего кризиса не может реально возникнуть, пока Россия и Украина не выработают приемлемый модус вивенди между собой.

Отношение Путина к Украине подобно позиции других российских лидеров. Он не открывает новые горизонты. Его определение нирваны - славянский союз в составе России, Белоруссии и Украины - что, как он выражается, является «Исторически Русской землей». Киев – украинскую столицу, он называет «матерью городов русских», он говорит о «стремление русских, исторической России, древней Руси», о том, как Россия и Украина связаны общей историей более тысячи лет.

Путин может терпеть независимую Украину только пока она остается «дружественной» к российским национальным интересам, и, как любой нормальный деспот, он доверяет только себе в определении этой дружбы. Он намекнул, что хотел бы созвать Ялтинскую конференцию нового типа, на которой он и другие мировые лидеры перекроили бы карту Европы после 1991. Это вряд ли вероятно, но Путин думает, что у него есть время. Он имеет Украину, которая корчится на его ладони, и видит своих западных противников слабыми, разделенными, коррумпированными и, может быть, в этих обстоятельствах, готов заключить сделку по своему усмотрению.


Источник: washingtonpost.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!