Присоединяйтесь к нашим группам

Неужели Запад переживает период упадка?

Неужели Запад переживает период упадка?
Запад как это ни парадоксально хоть и доминирует на мировой сцене, но умирает изнутри. Никогда западная культура, казалось, не была так всемогуща. Посмотрите на топ-рейтинг 30-ти лучших университетов мира; все они американские, британские или европейские — хотя эти рейтинги в значительной степени основаны на превосходстве их отделов науки, техники, медицины и компьютерных технологий, а не факультетов английской культуры и социологии.
09 09 2015
17:30

Руины Колизея в Риме.

Американское Западное побережье изменило повседневную жизнь во всём мире, подарив нам  Amazon, Apple, Facebook, Google, Yahoo.

Засилье американской поп-культуры во всём мире пугает. Голливудские психодрамы,  пошлости в кино, реалити-шоу, ужасные татуировки на телах и пирсинг, и извините, свихнувшаяся Майли Сайрус проложили свой путь вверх по Нилу (в Африке) и вокруг мыса Горн (самая южная оконечность Южной Америки).

Соединенные Штаты, даже учитывая недавнее сокращение финансирования оборонной отрасли, имеют более внушительную военную мощь, чем почти все страны в остальной части земного шара, вместе взятые. Американские нефтяные предприниматели управляют глобальными потоками энергетических ресурсов.

Миллионы людей бегут из своих домов, чтобы попасть в Европу - не в Россию, Китай, или Индию. Десять процентов жителей Мексики живет в Соединенных Штатах. Опросы в Мексике показывают, что половина оставшегося населения Мексики  предпочла бы переселиться на север в США, на территорию  народа, к которому, как свидетельствуют те же опросы, они относятся враждебно.

Иммиграция является улицей с односторонним движением, направленным на Запад. Мигранты, в общем, страстно желают сами жить в таких же домах, в каких живёт " чертова западная элита". Самые громкие антизападные возмущения  на Ближнем Востоке, как правило, можно услышать в западных университетах, а не в Газе. Хорхе Рамос является яростным критиком предполагаемой американской жестокости по отношению к нелегальным иммигрантам. Он настолько возмущён, что бежал из Мексики в Америку, стал гражданином (интересно, как это возможно, учитывая американские предубеждения против иммигрантов?), устроился на работу с многомиллионной зарплатой в  фирме Univision, которой владеет не выходец из Латинской Америки,  а затем отдал своих детей в частную школу, чтобы оградить их от простонародья. И он выступает против Запада.

Альтернативы малоинтересны. Мохаммад Джавад Зариф, Первез Мушарраф, и Мурси все проживали на Западе в течение длительных периодов времени, пока политическая власть не поманила их домой. Китай никогда не сможет рассчитать квадратуру круга и объединить свободный рынок капиталистического потребительства и коммунистическое государственное самодержавие. Индия, как и Бразилия, навеки погрязла в  коррупции, но всегда считается очень перспективной. Африканские страны по-прежнему представляют собой горстку племенных обществ под тонкой государственнической оболочкой. Ближний Восток является теперь главным образом недо-цивилизованным. (Азиатские тигры избежали этой судьбы, ориентируясь на Запад). А, в наш цифровой век, все недуги третьего мира становятся мгновенно известны, и ярко контрастируют с цивилизованной альтернативой на Западе.

Но, как в середине пятого века это было с Афинами и в конце периода республики в Риме, есть признаки того, что Запад, разрушается - и разрушается стремительно. Западная болезнь стара как мир и имеет циклический характер. Она была давно описана, пронесена через тысячи лет упадка, и сохранилась в трудах классических мыслителей от Фукидида и Аристофана до Тацита, Петрония, Плутарха, Светония и Прокопия. В случае современной Америки, Великобритании и Европы, чисто материальная обеспеченность, порожденная свободным рыночным капитализмом и охраняемая законом частной собственности, в сочетании со свободой личности, создает своего рода скуку. Скука является логическим результатом этого смертоносного сочетания богатства и праздности.

Жители Запада не только забыли, кто принёс им  богатство, но они, как правило, склонны закрывать глаза на своих предков, которые трудились хоть и тяжело, но без современного чувства вкуса и политкорректного уважения. Конечно, до сих пор, западная цивилизация давит на остальных, несмотря на периодические предупреждения о грядущих катастрофах, которые вторят подобным словам Фридриха Ницше, Освальда Шпенглера и Герберта Уэллса. Но так ли Запад давит на всех, как и раньше?

Возьмите для примера нынешний массовый исход из стран третьего мира в Европу и Соединенные Штаты. Реакция со стороны принимающих стран в значительной степени похожа на паралич от внутренних противоречий. По  западному либерализму больно ударила жестокая реальность, так что жители западных стан неохотно принимают миллионы бедных иностранцев, прибывающих в массовом порядке.

Западные люди выступают на защиту только своих собственных прав на "справедливость" и "равенство". В эпоху глобализации и мгновенных коммуникаций элита, которая имеет достаточно денег и влияния, чтобы абстрагироваться от последствий жизни среди миллионов переселившихся африканцев, арабов или латиноамериканцев ругают до бесконечности своих менее состоятельных, якобы нелиберальных сограждан. Но обратите внимание, что элита Запада не хочет сталкиваться с причиной болезни, а именно: провал попыток ввести  западные идеи консенсуса правительства, равенства между полами, капитализма, свободного рынка, индивидуальной свободы, и прозрачной меритократии в странах третьего мира логически приводит к хаосу и нищете.

Жители Запада боятся объяснить, почему не-Запад страдает и что ему нужно сделать, чтобы прекратить свои собственные страдания. Сделать это будет империалистическим и нео-колониальным поступком.

Но  еще хуже другое: западная элита отрицает свою собственную исключительность, и склонна отрицать любую причину своей собственной привилегированности, кроме легкой частной вины со ссылкой на Святую Троицу "раса / класс / пол". Западные граждане не смеют ассоциировать ислам с самопровозглашенными исламистами из ИГИЛ, которые крушат археологические сокровища мира, которые могут обезглавить, сжечь заживо, утопить, и расчленить христиан и предполагаемых еретиков. В самом деле, западные публицистические писатели зашли так далеко, что предложили не путать источник этого нигилистического фурора с радикальным исламом.

Мы устали от обозревателей New York Times и мелких чиновников ЕС, которые никогда и ни за что не пожертвуют даже толикой своей привольной жизни. Для успокоения своей совести они будут выступать с пламенными обвинительными речами, от которых ничего не изменится, и которые никто и никогда не будет принимать слишком серьезно.  Наверняка 100 беженцев из Гондураса не будут спать в залах бывшего элитного кооператива "Upper West Side", и 500 сомалийцев не будут ночевать на веранде имения в Портофино. А не мог бы Гарвард и Стэнфорд пригласить нелегально въехавшую из Центральной Америки молодежь  провести лето в их пустых общежитиях или разбить палаточные городки на их неиспользуемых баскетбольных аренах?

Активисты движения Black Lives Matter в последние несколько месяцев часто пели песни со словами "смерть свиньям". Пока интеллектуалы пытались контекстуализировать их гнев,  протестующие стреляли, а иногда и убивали полицейских. Никто не смеет сказать, что корень всех зол лежит в неравенстве и несправедливости на первый взгляд процветающего общества.  Изъяны системы позволяют усугублять расслоение на "лучших и худших", что привело к чрезмерной преступности, нелегитимности, неграмотности, употреблению наркотиков, социальной зависимости. Гораздо легче обвинить старого белого полицейского, расстрелявшего чернокожих, чем бюрократа социальной сферы или карьериста Эла Шарптона, который умышленно разжигает расистскую ненависть и строит на этом свою политическую  карьеру.

Первой жертвой скучающего и якобы революционного общества стала законность. И, конечно, на Западе закон - чья святость построила западную цивилизацию - стал просто шуткой. Мы наблюдаем интересные случаи отказов штатов признать на своей территории действие закона, принятого для всего государства. Например, люди в Сан-Франциско в стиле нео-Конфедерации требуют, чтобы иммиграционные федеральные законы не применялись к их священному городу. Одновременно с этим они даже настаивают на том,  что клерк из Кентукки должен быть заключен в тюрьму за отрицание  указа Верховного суда, разрешающего однополые браки. Ким Дэвис действительно следует посадить в тюрьму за воспрепятствование федеральному мандату, но только после того, как туда же отправят нео-конфедерата мэра, весь наблюдательный совет и шерифа Сан-Франциско.

Эти активисты не бедные и невежественные, но богатые и образованные люди, которые больше не верят в закон - по крайней мере, любой закон, который непосредственно не защищает их довольно обширную недвижимость. Было бы легко сказать, что они − нео-французские революционеры, которые считают, что социальная справедливость, а не привилегии старых белых мужчин, является наилучшим Кодексом законом. Но такое оправдание было бы слишком мягким. Те, кто считает собственный город святилищем, но пытается посадить в тюрьму любого, кто возражает против всемогущества федеральной юриспруденции, в основном являются гедонистами. То, что они не прочь сделать становится легальным, и все, что им не по душе становится преступным и карается лишением свободы.

Будущее Европейского Союза выглядит мрачным. Если они не могут решить кто такой европеец, то почему бы не сделать свои границы открытыми для мигрантов?

 Грех долга лежит на богатых странах, которые имели деньги, чтобы дать в долг и получить прибыль, а не на бедных, которые неосмотрительно заимствовали эти деньги. Таким образом, по умолчанию это − не более чем несвоевременное перераспределение.

Европейское население сокращается, потому что воспитание ребенка рассматривается как бремя и государство обеспечивает уход старикам без необходимости поддержки со стороны семьи - пока не иссякнут деньги.

Америка европеизируется. Смешно, учитывая, что европейцы всегда боялись, что их эллинизм будет похоронен под грубым американским католицизмом. Оказывается, что раз свобода и независимость обеспечили процветание (низший класс сегодня имеет доступ к лучшим коммуникациям, транспорту и цифровым технологиям, чем  1 процент населения 30 лет назад) тогда, теперь следует компенсировать отсутствие  "справедливости" и " равенства". Запад беспокоится не о бедности,  а о разрыве между классами.

Этот упадок циклический: как Чемберлен приводит к Черчиллю, который приводит к Эттли, и в конце концов возвращается к Тэтчер, или, как Картер порождает Рейгана, который порождает Обаму, который теряет поддержку Конгресса и нации? Конечно, равенство и справедливость являются паразитической роскошью, которая в первую очередь  зависит от Западной производительности, которая появилась из личной и экономической свободы. Прежде чем  у вас появятся Корнел Уэст, Сандра Флюк, Барак Обама, и Берни Сандерс,  у вас сначала должны появиться грязные чёрнорабочие и горизонтальные бурильщики, технари, лесорубы из реалити-шоу, дальнобойщики - и, да, вероломные капиталисты и шоумены такие, как Дональд Трамп.

Пока Западу везло. Нынешние поколения нигилистического перераспределения не породили своих Сулл, Робеспьеров, или Лениных. Они наносят ущерб, но не достаточно, чтобы поставить под угрозу свои привилегии. Альберт Гор всё ещё летает по всему миру, и запугивает всех изменением климата. Барак Обама в отставке не переедет в сомнительные окрестности  Чикаго. Аль Шарптон не откажется от полицейской охраны у своего порога. Уоррен Баффет и Билл Гейтс не откажутся от прав собственности. Марк Цукерберг считает, что он имеет право купить собственность своих соседей, чтобы вырыть оборонительный ров против тех,  кому (как он сам же и настаивает) должно быть разрешено въезжать в США без юридических иммиграционных процедур. Даже Джордж Сорос большую часть времени придерживается международных финансовых законов.

Так или иначе, исторический цикл Запада сейчас находится в периоде упадка, в  ожидании нового Черчилля, Тэтчер, или Рейгана, которые смогут нас из него вытянуть. Или нам нужен экзистенциальный враг, внешний или внутренний, такой сильный и опасный, что всё наше прогрессивное благочестие рассеется перед лицом опасности.

Если, не дай Бог, Путин нападёт на Балтию, если Иран запустит ядерную бомбу по Израилю, если Северная Корея расстреляет химическими снарядами Сеул, если Китай поглотит Тайвань, если произойдёт новый 9/11, дюжина Боингов 757 снесёт Сирс-Тауэр, если процентная ставка  $ 20 трлн госдолга в ближайшее время превысит отметку в  7 процентов, если откажутся принимать чеки социального обеспечения, или, если Уолл-стрит превзойдёт свою разорительную махинацию 2008 года, а Майли Сайрус пойдёт путем Бритни Спирс, а Барак Обама путём Джимми Картера... Тогда на  телевидении исчезнут  декадентские потакания выходкам Кейтлин Дженнер и Кардашьян, потому что общество больше не сможет себе их позволить.

 Циклический путь Запада будет существовать всегда:  благосостояние → скука → декаданс→ паника →возрождение →господство. Его проклятием всегда было то, что циклы нигилизма будут длиться столько, сколько потребуется для полноценной встряски.

Виктор Дэвис Хэнсон


Источник: nationalreview.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!