Присоединяйтесь к нашим группам

Инверсия первой поправки

Инверсия первой поправки
Свобода слова под угрозой в Новой Зеландии — и в Вашингтоне.
10 09 2015
09:16

Одной из проблем нынешней модели американской юриспруденции, то что она всецело зависит от одного человека. Слово "неконституционный" фактически означает "не в ладах с настроением Энтони Кеннеди, в зависимости от того, что он ел на завтрак в этот день". То есть проблема заключается в том, что никто, в том числе само правосудие, кажется, не знает, что Кеннеди будет думать или чувствовать со дня на день.

Учитывая, что единственным действующим ограничением судебного произвола  на данный момент является только позор или угрызения (спящей? мёртвой?) совести, мы должны быть благодарны, что создатели нашей конституции предусмотрительно изложили некоторые вещи на очень простом языке.

"Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание; либо ограничивающего свободу слова или печати; или право народа мирно собираться, и ходатайствовать перед правительством для удовлетворения жалоб". Мы много глупо и бесполезно спорили и вели нечестные бои касательно того, что означает "установление религии", как будто люди, ратифицировавшие Конституцию, многие из которых жили в штатах с установленными официальными церквями, не знали, что такое официальная церковь. Но религия сводит людей с ума, запугивая и прививая отвращение к другим религиозным представителям (см. Томас Джефферсон, Томас Пейн). И поэтому мы, наверное, будем бороться за право нашей религии на главенство снова и снова до тех пор, пока у нас не начнут проводить внесудебные казни каждый раз, когда мелкий выборной чиновник из Отмила, штат Огайо, пожелает другому депутату "Счастливого Рождества".

Но  нам удалось кое-как справиться хотя бы с выполнением нерелигиозной части первой поправки: свободы слова и свободы прессы. Как часто отмечает мой коллега Чарльз C.В. Кук, Соединенные Штаты практически единственная страна в мире, характеризующаяся своей абсолютной приверженностью к свободе речи. Этот факт  шокирует и удивляет Чарли, англичанина, который родился в конце 20-го века и, следовательно, в основном,  непривыкший обладать правом на английскую свободу.

В Новой Зеландии дела обстоят совсем по-другому, что служит нам еще одним напоминанием, что даже среди англоязычных народов, племя американского народа находится немного на отшибе. Новая Зеландия совсем вот недавно запретила высоко оцененный роман для молодежи под названием "Into the River". Христианская группа, Family First ("семья прежде всего") подала жалобу в совет надзора кино и литературы Новой Зеландии, протестуя против распространения романа из-за упоминания в нём секса и наркотиков, и использования ненормативной лексики.

Книга содержит какое-то грубое сленговое выражение, используемое для называния женских половых органов. Я не уверен, какое из множества названий, но, поскольку я знаком со многими вариантами, предлагаемыми английским языком, почти любой из них является хорошим синонимом  для того сорта людей, которые запрещают книги. "В настоящее время роман изъят из библиотек, школ и книжных магазинов по всей стране", − говорится в отчёте в Guardian. Эти нецензурные слова неприятны для меня, но они не так неприятны  моему уху, как "совет надзора кино и литературы ". Никакая свободная страна не нуждается в таком правительственном органе. Вы можете вуалировать и смягчать название этого департамента, как вам заблагорассудится. Но, это не что иное, как прилизанная и причесанная версия толпы фанатичных сжигателей книг - только эти "личности" уничтожают книги с официального разрешения. Владение такой книгой (слава Богу) пока ещё не является преступлением в Новой Зеландии, но  преступлением является распространение запрещённых книг. Так что роман приходится передавать из рук в руки, как самиздат в бывшем Советском Союзе.

Американские самобытники часто являются американскими универсалистами, но, конечно же, не стоит ожидать, что каждая страна обязательно будет делать все так же, как мы поступаем у себя. Я бы не поддержал американскую версию законов Германии, запрещающих использование нацистской символики в риторике и, но я могу понять, почему это кажется разумным для немцев. Это, вероятно, кажется разумным и для французов, поляков, чехов...

Мне трудно, почти невозможно представить себе, как цивилизованные люди (наследники той же английской свободы, подаренной нам нашими основателями) могут иметь так мало уверенности в своей способности обустраивать свою собственную жизнь и растить своих собственных детей, что они чувствуют необходимость обратиться к поддержке государства для подавления романа, направленного на подростков. Литературная ненасытность не является одним из характерных пороков подростков 21-го века в англоязычном мире.

Тем не менее, я предпочитаю новозеландских цензоров  нашей предлагаемой  речевой полиции. Мы, американцы, не застрахованы от морального пароксизма, но наши национальные жесты в сторону притворной стыдливости,  направленные, например, на  порнографию, кажутся мне бесплодными. Наоборот, Гарри Рид и другие ведущие демократы достигли определенного успеха в убеждении американцев в том, что политическая речь должна контролироваться, чтобы уберечь нашу политику (нашу святую политику!) от развращения деньгами. То, что секс − дешев, а деньги − дороги, урок, который не прошёл даром для миссис Клинтон, которая лично знакома с Биллом Клинтоном. Таким образом, она выступает за инверсию первой поправки, расширяя её защиту на порнографию (которую создатели поправки не учитывали). Также она поддерживает изъятие из-под защиты закона  саму политическую критику, которая, в первую очередь является основной причиной того, что вопрос свободы слова был вообще кодифицирован в Билле о правах. Это вовсе не случайность, что фундаментальная проблема  Citizens United (скандальная консервативная про-политическая организация) в том, сможет ли правительство запретить показ фильма критикующего миссис Клинтон.

Даже, если мы противостоим моралистическим цензорам, мы вполне можем понять их благородные порывы. Но вот политические цензоры не заслуживают такой благодати: они настоящие тоталитарные диктаторы, стремящиеся использовать силу государства (людей с оружием, тюремные камеры) для того, чтобы политическая дискуссия велась исключительно на  одобренных ими условиях и в СМИ по их выбору.

Первая поправка является гарантом наших основных гражданских свобод, при условии, что Энтони Кеннеди не передумает и не решит в один прекрасный день переписать нашу конституцию.

Отказоустойчивость является следующей поправкой.

Кевин  Д. Уильямсон


Источник: nationalreview.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!