Присоединяйтесь к нашим группам

Какие истинные причины миграционного кризиса в Европе?

Какие истинные причины миграционного кризиса в Европе?
Мигранты и беженцы на надувной лодке прибывают с Турции к берегам острова Лесбос, Греция, 9 сентября 2015 год. В Европейском Союзе заявляют, что 22 страны-члены будут вынуждены принять 120 тысяч людей, которые нуждаются в международной защите, и которые прошли через невероятные трудности, чтобы пересечь море и добраться до берегов Греции, Италии или Венгрии.
11 09 2015
08:36

Патрик Смит.

Запад, и в частности Америка, не ответственный за все то, что происходит в нашем ужасном мире. Наши читатели иногда сообщают, что у них складывается впечатление, будто такая точка зрения является основоположной и единственно правильной. Но это совершенно не так. Запад, и в частности Америка, ответственный за все, что пошло наперекосяк на нашей планете. И это не просто необоснованные обвинения. Это итог независимого объективного наблюдения, которое так пугает большинство американцев.

И в данном случае очень сложно не согласиться с этим утверждением. Начиная со времен открытия Христофором Колумбом острова Гаити, а через шесть лет первой остановки Васко да Гама возле Малабарского берега Индии, Запад настаивает на своей ключевой роли во всем, что происходит на планете. По большому счету, мир, каким бы он ни был оскверненным, беспорядочным и жестоким, принадлежит нам. Мы, представители западных стран, считали так на протяжении половины тысячелетия, а наши лидеры никогда не выполняли чьи-то приказы. Все, что вы наблюдаете за своим окном или за океаном, это результат действий тех, кого мы с удовольствием назначили ответственными.

 Возможно, вы еще не осознали, что читаете статью о миграционном кризисе в Европе. Но всегда лучше начинать с самого начала. Сирийцы, иракцы, афганцы, ливийцы, южноафриканцы, так или иначе, прямо или косвенно,  являются жертвами политики, которую Запад на протяжении столетий проводил в их отношении. Он навязывал свою волю более слабым людям, которые, по мнению западных правителей, достойны разрушения, порабощения и  эксплуатации.

Я надеюсь, что некоторые снимки из зоны кризиса в этом году выиграют призы на конкурсах фотографов и журналистов. В моей голове эти снимки создают очень странную смесь сожаления и стыда. Очевидно, что не один я переживаю такие чувства. Все эти жизни внезапно оборвались, потерялись или разрушились. И лишь самые честные из нас могут признаться себе, что эти снимки с побережья Средиземного моря или автострады в Венгрии являются зеркалом, которое мигранты поставили напротив нас.

Согласно официальной статистике, количество мигрантов, которые в период с января по апрель этого года прибыли в южную Европу и сейчас пытаются продвигаться южнее, не превышает 350 тысяч человек. Очевидно, что эта цифра не имеет ничего общего с реальностью. Германия, которая возглавила группу стран, пытаюзихся справиться с этой проблемой, на прошлой неделе заявила, что готовится принять более 800 тысяч беженцев за год. Во вторник вице-канцлер и министр экономики ФРГ Зигмар Габриэль отметила, что Германия сможет принимать пол миллиона человек ежегодно на протяжении нескольких лет.

Эти события являются трагедией в чистом виде. Чтобы понять это, вам будет достаточно посмотреть фотоснимки и статистические данные. Но если посмотреть на все это с исторической точки зрения, то можно понять, что за сегодняшним кризисом стоит нечто намного большее. Ситуация ежедневно ухудшается и никто даже не берется говорить, когда все это закончится. Мне кажется, что начался великий отсчет. Проще говоря, мы являемся свидетелями того, как те 500 лет лидерства Запада начинают приносить свои тревожные плоды.

 Нас, граждан западных стран, призывают принять этот исторический подтекст миграционного кризиса в Европе  хладнокровно, без эмоций, без сопротивления. Это можно объяснить несколькими причинами:

•          Если мы собираемся дать конструктивный ответ, со свойственной нам гуманностью, которой западные демократии так любят хвастаться, мы должны понять для чего все это. В противном случае мы признаем причинно-следственную связь и нашу коллективную ответственность  за то, что политики не желают смотреть на реальную ситуацию и принимать эффективные решения.

•          Настал момент признать, что сейчас на наших глазах разворачивается колесо истории. Отношения между Западом и не-Западом (или севером и югом, если вам так больше нравится) уже изменились. Настойчивое требование Западом глобального доминирования уже давно перезрело. Продолжение этого обойдется миру очень дорого. Выбор, перед которым нас поставили мигранты, очевиден: одумайтесь и измените свою политику, или  продолжайте свой курс и живите, наблюдая последствия своих необдуманных действий.

•          Американцы должны особенно хорошо обдумать это в историческом контексте. Во-первых, в местах сегодняшней трагедии очень много следов Вашингтона. Во-вторых, кризис в Европе является вариацией и результатом кризиса в наших головах. Европейские беженцы со Среднего Востока, Северной Африки и Южной Азии — это наши мексиканцы, выходцы из Центральной и Южной Америки. Вы можете сколько угодно доказывать, что существует большая разница, но, возможно, вы кое-что поймете после того, как посмотрите на сходства.

С вашего позволения я проанализирую события недалекого прошлого, чтобы представить вам примеры многочисленных сходств.

Моим первым примером будет юго-восточная Азия, где еще несколько десятков лет назад множество лодок с беженцами отправлялись в Южно-Китайское море с Вьетнама в поисках убежища где-нибудь в регионе или в США. Это была первая половина начало 1980-х годов.  Тогда я не один месяц провел в лагерях для беженцев, кабинетах чиновников ООН, дипломатов и министров. Согласно официальной версии властей,  экономическая безысходность и политические репрессии «заставляли» этих людей убегать из Вьетнама.

Как оказалось, это не так. BBC, Голос Америки и Госдепартамент президента Александра Хейга активно, преднамеренно и цинично обещали вьетнамцам почти рай, если они не поддержат августовскую революцию Хо Ши Мина. Целью всего этого было затащить их в шаткие лодки. На самом деле они «тянули», а не «толкали». Ушло много лет, чтобы разобраться в вытекающем из этого всего беспорядке.

Отличие между «тянуть-толкать» сегодня перевернуто верх дном, но, несмотря на это, очень поучительно. Пропаганда тогда, пропаганда сейчас.

Европейские злобные антимиграционные партии, неприятные консерваторы и ультраправые популисты, подобно Виктору Орбану в Венгрии, продолжают настаивать на том, что толпы людей «не с Запада» ломятся в двери континента только потому, что хотят насладиться западным благополучием. В этом случае их «тянут», а не «толкают», и им следовало бы оставаться дома.

Не напоминает ли это вам наших политиков (в частности республиканцев), которые с экранов телевизоров ежедневно рассказывают то же самое о мигрантах с Латинской Америки? Разве это не является общепринятой позицией в нашей великой стране? Я не знаю ни одного политика, который признает основную роль Америки в создании и ускорении сегодняшнего европейского кризиса. Морин Дауд однажды высмеяла позицию Америки словами «Им нужна наша собственность». Обо всем этом необходимо говорить.

Это то, что мы называем отказом от ответственности — ответственности за бедность и жестокость, которые заставляют людей покидать свои дома (большинство из которых вообще разрушены), ответственность, которую история возлагает именно на нас.

Очевидно, тот же самый отказ можно наблюдать и в Европе. Правительство Дэвида Кэмерона не признает своей ответственности за то, что сейчас происходит в регионах, которыми Британия долгое время владела. Что касается Орбана, то ему следовало бы всерьез задуматься о вступлении в Республиканскую партию США, где он будет иметь большой успех. Но существуют также лидеры, такие как Ангела Меркель. Она — христианский демократ. Ладно, никто не идеален. Но канцлер Германии и де-факто лидер Европы, Ангела Меркель, сейчас показывает восхитительный пример остальному континенту.

Какое место в этой истории занимает толпа людей за Статуей Свободы, так называемая нация мигрантов? Самое что ни на есть основное. Отрицание фактов истории американцами будет также сложно пережить, как и все те беды, к которым эти факты привели. История почти всегда опровергает официальные, «удобные» и общепринятые взгляды.

Даже сегодня казалось бы уважаемые люди доказывают, что правительства арабских стран не могут эффективно руководить без подсказок политически продвинутых чужаков. Никто и никогда не сможет меня в этом убедить. Мысль о том, что возрождение исламского мира было обречено на погружение в анархии и экстремизме просто перевернута с ног на голову. Именно многочисленные вмешательства Запада в интересах богатых на нефть стран, которые ничего не делали для своих людей, привели к таким последствиям. Исламское государство официально заявляет своей целью уничтожение механизмов, которые британские и французские дипломаты создали в 1916 году для контроля своих сфер влияния. Подумайте, почему так случилось.

Но, как мне кажется, еще более важным был послевоенный период. В конце 1940-х годов Европа и Америка были слабыми и разбитыми. Именно тогда начал формироваться современный Средний Восток.

В начале 1950-х годов амбиции Вашингтона заменить старые колонии на Среднем Востоке и выступить в роли основной силы региона были очевидными. Различные завуалированные вмешательства — в страны Персидского залива и Египет, например, достигли своей кульминации в 1953 году в Иране. Когда через три года Британия напала на Египет, администрация президента Эйзенхауэр пришла в ярость от того, что Сэр Энтони Иден попытался возобновить влияние Британии в этом регионе. Не зная грани цинизму даже в отношениях с друзьями, США только усилили кризис, который в итоге привел к трагическим последствиям для Великобритании.

Иран и Суэцкий кризис стали знаковыми событиями. С того времени Америка единолично и безнаказанно использовала Средний Восток в своих интересах.

После падения правительства Мохаммеда Мосаддыка была американская операция в Гватемале — первый переворот стал примером для второго. Улавливаете мысль? Разрушающая политика  на Среднем Востоке очень похожа на то, что происходило в Латинской Америке. История подтверждает, что миграционный кризис в Европе приходится кровным братом кризису в головах западных лидеров.

В недавнем номере New York Times Томас Фридмфн написал: «Мир переделили на регионы «порядка» и «беспорядка». И сейчас, впервые за долгое время, мы не имеем ответа для всех людей, которые пытаются выкарабкаться из мира беспорядка и переехать в мир порядка».

В этом предложении можно заметить довольно интересные вещи.  Обратите внимание, что прошлое время слова «переделили» освобождает автора от объяснения того, кто же все-таки это  сделал. Заметьте, именно «переделили». Никто ничего не переделил. Мы наблюдаем абсолютно противоположный процесс. После столетий дегуманизации Других, наши страны могут спокойно продолжать делать то же самое, и мир останется таким же.   Беды, которые мы причинили где-то далеко, сейчас пришли к нам. Здесь и сейчас.

Что касается фразы «пытаются выкарабкаться», то она здесь как нельзя точно отображает суть происходящего. Более ужасным является только наше молчание, которое позволяет западным лидерам играть в политический футбол жизнями миллионов людей.

Для чистоты эксперимента, давайте попробуем сравнить реакции Америки и Европы.

Не стоить думать, что европейцы в моральном или политическом плане выше американцев. В прошлом я сделал такую ошибку, о чем сейчас искренне жалею. Правительство Кэмерона уже начало отправку беспилотников в воздушное пространство Сирии. Франция также задумалась о полномасштабных бомбардировках. Обычное дело в таких случаях.

Великобритания недавно заявила, что готова принять 20 тысяч мигрантов в следующие пять лет — очень циничное число, если вспомнить, что на этой стране лежит большая часть вины за сегодняшний кризис. Тем временем Дания размещает в газетах Среднего Востока объявления следующего характера: «Вы не хотите ехать сюда». Ложь по поводу «толкания» и «вытягивания» сохраняется.

Но Меркель и Жан-Клод Юнкер, председатель Европейской комиссии, осознают необходимость последовательной политики и развивают этот подход с впечатляющей скоростью.  Меркель уже выделила 1 миллиард евро и почти 1,2 миллиарда долларов на программу поддержки беженцев в германских городах и селах. Существуют сведенья, что она собирается утроить эту помощь на саммите по вопросам беженцев, проведение которого запланировано на конец месяца.

Во вторник Юнкер призвал к созданию единой европейской миграционной политики, а также предложил установить квоту для 160 тысяч мигрантов, которых необходимо распределись среди стран-членов в соответствии с размером территории, ВВП и так далее. Оба политика дают достойный ответ антимиграционному блоку.

Это действия, а не разговоры. Очевидно, что процесс будет очень долгим, но я уже вижу зерна понимания и готовности к действиям. С этой стороны Атлантического океана такого не наблюдается.

Пока что Соединенные Штаты приняли 1500 сирийцев, тогда как более 4 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. Президент Барак Обама сейчас говорит об увеличении этой цифры, но очень маловероятно, что она приблизится к 100 тысячам в год. Белый дом лишь обещает создать «рабочую группу», начать «активные обсуждения» и представить «множество вариантов». Это лишь разговоры, но никаких действий не следует.

В Конгрессе США возражают, уверяя, что принятие большего количества сирийцев, иракцев, ливийцев или афганцев несет угрозу национальной безопасности Америки, поскольку среди беженцев могут быть джихадисты. Какое отличное время для такой мысли.

Всем уже все равно, построим ли мы стену на границе. Стена, которая действительно имеет значение, уже стоит — это стена в нашем сознании.

Я вижу два аспекта, которые нуждаются в намного большем внимании. Оба они имеют важное историческое значение, которое я сейчас пытаюсь интерпретировать.

Во-первых, политика на Среднем Востоке, основанная на традиционных понятиях стратегического преимущества больше не оправдывает себя (честно говоря, она никогда себя не оправдывала). Проект, который Вашингтон начал в 1950-х годах должен быть завершен в интересах Америки и всего региона. Существует альтернатива: продолжить в том же духе и присоединиться к бесчисленным жертвам нашего выбора. Если говорить словами Фридмана, линии, которая разделяет мир порядка от мира беспорядка, не существует.

Это хуже, чем недальновидно упрекать Россию в поддержке режима Ассада в Дамаске, в какую бы форму эта поддержка не вылилась (у нас нет четких доказательств того, что Москва делает то, что не делала раньше, даже несмотря на намеки Госдепартамента). Цель России очевидна: победить Исламское государство, поддержать режим в Дамаске и в среднесрочной перспективе начать переговоры о политических изменениях в Сирии дипломатическими методами.

«Мы предлагаем объединить усилия всех международных игроков, всех соседей Сирии, всех членов оппозиционной коалиции, всех, кто имеет к этому отношение», — заявил пресс-секретарь Министерства иностранных дел Российской Федерации во вторник. Такой подход неправильный по двум причинам: это стратегия, а у Вашингтона ее нет; это стратегия России, а значит, Вашингтон должен выступать против нее.

Именно такое стратегическое мышление еще больше заведет нас во мрак, с которого будет очень сложно выбраться.

Во-вторых, я уже несколько раз высказывался в поддержку Плана Маршалла для Среднего Востока. В последний раз я отстаивал эту идею в прошлом году, когда Пентагон начал масштабные бомбардировки на территории Сирии и Ирака.

Скажите мне, разве эта инициатива не является самой реалистичной из всех реалистичных стратегий на сегодняшний день.

Патрик Смит является репортером интернет-издания Salon, а также автором книги «Time No Longer: Americans After the American Century» («Время вышло: Американцы после американского века»). С 1985 года по 1992 года возглавлял корпункт газеты International Herald Tribune в Гонконге, а затем в Токио. В это время он также писал для газеты New Yorker «Письма из Токио». Патрик Смит является автором еще четырех книг и часто пишет для таких изданий, как New York Times, The Nation, The Washington Quarterly и других. 


Источник: salon.com/





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!