Присоединяйтесь к нашим группам

Новые берлинские стены

Новые берлинские стены
Одним из величайших достижений Европейского союза является свободное перемещение людей по странам внутри блока. И от него не стоит отказываться.
16 09 2015
13:32

В предрассветные часы холодного осеннего утра 26 лет назад я в изумлении наблюдал за тем, как бетонная стена, разделявшая Берлин на две части, неожиданно перестала пугать людей. Абсурдный антифашистский защитный барьер всегда считался неуместным. Всего несколько часов до этого восточным берлинцам угрожала смерть, когда они пытались перейти на другую сторону стены. Теперь они были свободны. Именно поэтому крах Берлинской стены вызывал мощные эмоциональные переживания. Не нужно быть юристом, чтобы понять, почему все эти люди были полны радости.

Стена, конечно, имела отношение не только к Берлину. Это был просто крошечный сегмент гораздо большей разделительной линии, которая делила Европу на две части после Второй мировой войны. Это была линия, которая продолжала приводить в ужас, даже когда ослабление коммунизма привело к ее постепенному разрушению. Летом 1989 года, за несколько месяцев до падения стены, реформистское коммунистическое правительство в Венгрии позволило нескольким сотням восточных немцев перейти на сторону за колючей проволокой вдоль границы и войти в Австрию. Это был тот жест, который действительно позволил людям, обреченным жить при режиме Восточной Германии, присоединиться к тем массам счастливых людей, с которыми я сегодня встречаюсь в центре Берлина.

Теперь появились новости о том, что Венгрия закрыла свою границу с Сербией, чтобы предотвратить поток беженцев в Европу. Это произошло после того как правительство канцлера Ангелы Меркель решило 13 сентября восстановить пограничный контроль вдоль южной границы Германии с целью остановить поток беженцев, стремящихся попасть в северные страны ЕС. Это заявление было сделано через несколько дней после того как Меркель подтвердила готовность Германии принять мигрантов. Страна уже обязалась принять почти миллион беженцев в этом году. Не удивительно, что после этого заявление о восстановлении пограничного контроля выглядело особенно деморализующим, особенно для тех из нас, кто всегда был неравнодушен к Европе. Дело в том, что принятие такого шага Германией задает тон для остальной части континента. Даже если эта процедура окажется временной, она может стать опасным прецедентом. Другие европейские страны, в дополнение к Венгрии, конечно, быстро последовали примеру Германии.

Конечно, я понимаю, что стрельба на поражение тех немцев, которые находились по другую сторону стены от остальных немцев, отличается от действий пограничной полиции, которая пытается остановить поток сирийских беженцев или жителей Эритреи, спасающихся от войны. Тем не менее, трудно не заметить, что Европа вдруг дала обратный ход. Введение пограничного контроля довольно неприятное явление.

До недавнего времени, в основном, благодаря финансовой помощи Греции, крупнейшему экзистенциальному кризису Европейского Союза, казалось, что все проблемы в Европе вращаются вокруг кошелька. Сейчас же ЕС столкнулся с другим кризисом. За последние три десятилетия лидеры Франции, Германии, Италии поддерживали свободное перемещение людей в качестве одного из основных принципов европейского проекта. Как, в конце концов, можно иметь один рынок и единое экономическое пространство с пограничным контролем, разделяющим отдельные государства?

Шенгенское соглашение, заключенное в 1985 году, предполагало, что континент, наконец, сможет превзойти старые разногласия. Также все ждали торжества всеевропейской идентичности, которая произошла четыре года спустя. Шенген продемонстрировал, что Европа, наконец, перестала быть одержимой пограничными укреплениями 20-го века. Он также усилил идею, что новые цивилизованные, транснациональные идентичности могут превзойти провинциализм и фанатизм. Отказ от границ был важной предпосылкой для создания «европейского гражданства».

Всего несколько дней назад президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер называл свободное движение Шенгена «уникальным символом европейской интеграции». (Многим, наверное, интересно, что он сказал Меркель, после ее решения ввести пограничный контроль, чтобы остановить кризис беженцев.) Министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони пошел еще дальше, предупредив, что Европа находится на грани потери своей «души». «Можем ли мы представить себе союз без Шенгена?», - спросил он в конце августа. «Возвращение к старым границам?»

Может быть, те, кто выступает за открытые границы, просто наивны и плывут по течению в бурном море политической реальности. Опрос, однако, показывает, что большинство людей в нескольких крупных европейских странах выразились против идеи открытых границ.

Но я лучше буду на стороне идеалистов, а не людей, таких как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Он своими речами о защите «европейских ценностей» от страшных сирийских беженцев завоевал любовь у правых. И как грустно было бы, в конечном итоге, оказаться в идеологической близости с президентом России Владимиром Путиным, который, несомненно, приходит в восторг от такого разделения европейского единства. В конце концов, просто посмотрите на этих самодовольных европейцев, которые так сильно хотели поддержать высокий моральный уровень, и осмелились санкционировать его после захвата Крыма. Переломная и униженная Европа – это именно то, что Путин хочет видеть, и европейские лидеры подают ему это на блюдечке.

Лучшим вариантом было бы не восстановление старых шенгенских правил, а попытка реформировать их – грамотно и без истерик, таким образом, чтобы свобода передвижения осталась с необходимостью разумного контроля над иммиграцией. А также, чтобы уважался принцип предоставления убежища для тех, кто бежит от преследований. Это станет страшным позором, и грустным отражением европейского проекта, если единственным решением, к которому они смогут прийти станет натягивание старой колючей проволоки вокруг границ.


Источник: foreignpolicy.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!