Присоединяйтесь к нашим группам

Как Эдвард Сноуден, сам того не подозревая, помог наступлению на свободу Интернета. Часть вторая

Как Эдвард Сноуден, сам того не подозревая, помог наступлению на свободу Интернета. Часть вторая
Представляем вашему вниманию отрывок из новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Красная сеть» («The Red Web»), которая появилась на полках магазинов 8 сентября 2015 года.
18 09 2015
06:00

Андрей Солдатов, Ирина Бороган.

С первой частью можно ознакомиться здесь.

Скорее всего, Сноуден даже не догадывался об этом, но его разоблачения позволили российскому правительству не только начать дискуссию об усилении контроля над Интернетом, но также заручиться поддержкой общества.  Парламент обсудил полученную од Сноудена информацию о массовом слежении и шпионаже на специальных слушаньях. Заместитель Председателя Государственной Думы РФ, Сергей Железняк, предположил, что предоставленная Сноуденом информация означает необходимость запретить российским гражданам хранить личную информацию на иностранных серверах. «Мы должны обеспечить цифровой  суверенитет нашей страны», — отметил чиновник. Председатель прокремлевских молодежных организаций и член парламента, Руслан Гаттаров,  пригласил Сноудена для участия в «расследовании» того, что он назвал «нападением на данные российских граждан со стороны американских разведывательных агентств».

Этот «цифровой  суверенитет» стал отличным предлогом для выдвижения к  Facebook, Twitter, Google, Gmail и YouTube требования соблюдать российское законодательство, то есть предоставить российским спецслужбам возможность влиять на работу данных сервисов. Начиная с весны 2011 года, в ФСБ утверждали, что не имеют доступа к частной переписке пользователей Facebook и Gmail, но сейчас существует большая вероятность того, что ситуация изменилась. Предлог защиты персональной информации россиян, как и идея «цифровой независимости», был создан с целью усиления контроля над Интернетом и принуждения глобальных платформ к размещению своих серверов на территории России. Имя Сноудена было использовано теми, кто хотел введения новых, еще более репрессивных мер безопасности в России.

1 августа 2013 года Сноуден получил политическое убежище в Росси на один год. В тот же день он покинул здание аэропорта Шереметьево, все еще избегая репортеров. На протяжении следующих месяцев Сноуден наотрез отказывался разговаривать с российскими журналистами. Для нас это молчание было странным и  неприятным. Как бы то ни было, Сноуден не боялся журналистов. Он часто использовал их для распространения тысяч страниц секретных данных. Но он общался с американскими репортерами, которые приезжали из Соединенных Штатов. Теоретически, Сноуден выступал в поддержку открытости. Так почему же тогда он отказывался говорить с российскими журналистами, которые также ежедневно борются за  открытость и свободу информации? Возможно, им снова манипулировали? Если это так, то кто? 

Пока Сноуден избегал публичности, российские спецслужбы сделали огромный прорыв в увеличении своих способностей для слежки в Интернете. Осенью 2013 года было объявлено о введении новых правил для СОРМ (Система Оперативно-Розыскных Мероприятий),  комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения оперативно-розыскных мероприятий в сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и радиосвязи. Согласно новым правилам, телефонные операторы и Интернет-провайдеры были обязаны хранить информацию не менее 12 часов, чтобы ее могли проверить спецслужбы. В новых нормах также указывалось, что уполномоченные органы теперь имеют возможность перехватывать сообщения, которые пользователи отсылают с помощью сервисов Gmail, Yahoo и ICQ. Цель новых требований была очевидной — расширить возможности спецслужб для просмотра сообщений и информации, которые передаются через иностранных провайдеров. Две российские ведущие телекоммуникационные компании, VimpelCom и Mail.ru, публично (и очень смело) осудили планы правительства по увеличению возможностей СОРМ.  Российский стартап-менеджер, журналист и  общественный деятель Антон Носик написал: «ФСБ хочет знать о каждом нашем движении в Интернете. Что и кому мы отправляем, от кого получаем, какие сайты посещаем, какую там храним информацию, имена и пароли».

Но, несмотря на протесты, Кремль не отказался от своих планов. Указ о введении в действие новых требований системы СОРМ  был подписан министром связи и массовых коммуникаций 16 апреля 2014 года. Согласно новым правилам, все операторы должны были установить необходимое оборудование до 31 марта 2015 года. Требование хранить информацию не менее 12 часов также осталось в указе. Представители Министерства связи и массовых коммуникаций отметили, что новые черные ящики СОРМ значительно усилены  технологией углубленной проверки, которая позволит устройству более эффективно мониторить Интернет-трафик в режиме реального времени. 

Две самые современные технологии контроля и наблюдения были в итоге объединены для обеспечения российским спецслужбам возможности получить доступ к любой интересующей их информации. 

Когда все это происходило, Сноуден все также молчал. Он давал интервью американским журналистам, но наотрез отказывался комментировать процессы, происходящие внутри России. В итоге, 17 апреля 2014 года Сноуден  исчез с наших радаров.

В тот же день Путин проводил  ежегодную «прямую линию», в ходе которой граждане имеют возможность позвонить в студию и в прямом эфире задать вопрос президенту. Многое изменилось за эти несколько лет. Успех Олимпийских игр в Сочи, а также аннексия Крыма повысили уровень патриотизма и антизападные настроения в России. Рейтинг Путина также поднялся до рекордных значений.

После нескольких часов ответов на непрекращающиеся звонки, ведущий в студии объявил о неком «сюрпризе».

«Господин Президент, нам поступил вопрос от бывшего агента разведки Эдварда Сноудена».

Путин улыбнулся: «Действительно?»

Когда звонок Сноудена через Skype вывели на большой экран, он сказал первое слово на русском: «Здравствуйте». Далее Сноуден продолжил на английском: «Занимается ли Россия перехватом, хранением и анализом информации о переговорах миллионов людей, и считает ли Россия оправданным такой массовый контроль над собственными гражданами?».

Путин настаивал на том, что российские законы строго регламентируют использование специального оборудования спецслужбами, включая прослушивание телефонных разговоров и слежки в Интернете.  Путин подчеркнул необходимость получения разрешения суда для использования такого оборудования в каждом конкретном случае. Он отметил: «Да, мы прибегаем к слежке в Интернете, но массового и бесконтрольного масштаба мы, конечно, себе не позволяем,  только при наличии оснований, а также разрешения суда. Да и технических средств и финансирования таких, как у Соединенных Штатов мы не имеем».

Сноуден подвергся волне сокрушительной критики за участие в этом шоу, и на следующий день в издании The Guardian он опубликовал свой ответ критикам. «Я был удивлен, что люди, ставшие свидетелями того, как я рисковал жизнью, чтобы разоблачить слежку в моей собственной стране, не могли поверить, что я также могу критиковать аналогичную политику в России, стране, которой  я не давал клятву верности. Я сожалею о том, что мой вопрос был неверно истолкован, и что это позволило многим проигнорировать суть заданного вопроса, а также ответ Путина, и в то же время,  строить дикие и некорректные предположения о моих мотивах», — написал Эдвард Сноуден.

5 мая Путин подписал новый закон, целью которого являлось усиление в России государственного контроля над многими популярными блогерами, которые позволяют себе начинать оживленные и относительно свободные политические дискуссии в Интернете.  Так называемый «закон о блогерах» был частью объемного антитеррористического закона, который расширял систему Федеральной службы безопасности в стране, а также усиливал наказания за терроризм и экстремизм. Согласно новому закону, блогеры, которые имеют более 3 тысяч подписчиков, должны регистрироваться как средство массовой информации. Сама регистрация была больше, чем просто формальностью. Она позволяла российским спецслужбам отслеживать и блокировать блогеров.  Эта инициатива ознаменовала первый законодательный шаг для принуждения глобальных социальных сетей переместить свои серверы на территорию России. В штаб-квартирах Twitter и Facebook в Калифорнии заявили, что они занимаются изучением данного закона, но отказались прокомментировать ситуацию более детально. Аннексия Россией Крыма в 2014 году стала предвестником введения еще большего контроля над Интернетом. Заместитель руководителя Роскомнадзора, Максим Ксензов, был очень агрессивно настроен против демонстраций в Украине. Именно Революция Достоинства (так же известная как «Майдан») положила начало кризису в отношениях между странами. 

17 мая Ксензов пошел в наступление на Twitter. В интервью прокремлевской ежедневной газете «Известия» он обвинил Twitter  в представлении интересов Соединенных Штатов и добавил:  «Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону». Это была самая прямая и категоричная угроза, когда-либо сделанная им публично.

В Twitter услышали сообщение. Через несколько дней руководство социальной сети заблокировало для российских пользователей страницу украинской радикальной группы «Правый Сектор», мотивируя свои действия решением российского суда.

4 июля российский парламент одобрил другой законопроект, запрещающий хранение персональных данных россиян на серверах вне страны. И снова депутаты парламента использовали в качестве оправдания разоблачения Сноудена. Член путинской партии Единая Россия даже предложил выдвинуть кандидатуру Сноудена на Нобелевскую премию. В итоге, под предлогом защиты персональных данных российских граждан, спецслужбы РФ получили почти неограниченный контроль над Интернетом.

Законом предусмотрено перемещение серверов глобальных Интернет-платформ  на территорию России до 1 сентября 2015 года. После этого все три компании (Google, Twitter и Facebook) отправили своих представителей на переговоры в Москву. Детали встречи не разглашались. Давление на глобальные Интернет-платформы стало просто колоссальным. В марте 2015 года  Министерство связи и массовых коммуникаций созвало собрание самых больших российских информационных центров для обсуждения вопроса перемещения серверов. Представитель государственного оператора «Ростелеком» заявил, что Google уже переместил свои дата-центры в Россию. «Компания Google теперь является нашим клиентом. У нас режимное полугосударственное предприятие», — отметил он. 

14 ноября 2014 года после 7 часов вечера десятки людей искали маленькое красное кирпичное здание в Москве. Это было не легко, поскольку здание размещалось во дворе заброшенного завода, и никаких указателей не было. Посетителям, большинство из которых были журналисты российских новостных СМИ, едва удалось найти скромное место проведения церемонии вручения национальной премии имени Сноудена.

 Российская ассоциация электронных коммуникаций, единственная организация, которой Министерство связи и Интернет-компании доверили роль переговорщика, в апреле сообщила о получении от Сноудена согласия на создание новой премии. Но многие журналисты знали, что на самом деле за идеей стоял Алексей Венедиктов. Венедиктов позиционировал себя, как неприметного посредника между социальными сетями/СМИ и собственными высокопоставленными контактами в Кремле. Его личный помощник получил у Сноудена согласие на создание премии. Этот помощник также входил в группу экспертов, которые занимались разработкой «закона о блогерах». Венедиктов был главным редактором информационно-разговорной радиостанции «Эхо Москвы», но также имел хорошие контакты  в Кремле, включая даже самого Путина.

Для вручения премий был выбран холодный и пасмурный ноябрьский день . Когда журналисты нашли здание, они сразу же заметили музыкальную группу, которая безуспешно пыталась поднять настроение присутствующим. Ведущими мероприятия были журналисты «Эхо Москвы» Татьяна Фельгенгауэр и Александр Плющев. Они старались из всех сил развеселить публику и буквально «вытянуть» мероприятие. Но все это шоу выглядело очень невеселым и напряженным. Илья Клишин, сейчас шеф-редактор сайта телеканала «Дождь», был шокирован, когда узнал, что разделил свою награду с шеф-редактором сайта LifeNews, циничного прокремлевского телеканала, который собирался переехать в помещения «Дождя» в ОАО Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь».

Среди этой толпы также был Стас Козловский, исполнительный директор «Викимедиа РУ», администратор русскоязычной Википедии, а также профессор психологии в Московском государственном университете. 38-летний Козловский начал читать Википедию в 2003 году, когда ее русскоязычная версия насчитывала всего несколько сотен статей. Он прекратил вести свой блог и начал писать для Википедии. Несмотря на то, что Козловский выглядел, как Чеширский Кот из книги «Алиса в стране чудес», он был широко известен, как отчаянный борец за свободу в Интернете. Начиная с лета 2012 года, он ведет борьбу за сохранение русскоязычной версии Википедии, которую власти уже пытались заблокировать в прошлом месяце.

На церемонии вручения Премии Сноудена не было ни малейшего упоминания о том, кто дал ей свое имя. Когда Андрей обратил на это внимание Козловского, тот с грустной улыбкой ответил: «Сноуден мог бы изменить мир в лучшую сторону, но для России он стал катастрофой».  

Андрей Солдатов и Ирина Бороган  являются основателями сайта Agentura.ru, а также авторами книги «Новое дворянство». Их статьи и расследования публиковались в изданиях New York Times, Moscow Times, Washington Post, Online Journalism Review, Le Monde, Christian Science Monitor, CNN и BBC. В издании New York Times ресурс Agentura.ru назвали «сайтом, который раскрывает самые шокирующие секреты России». В данное время Андрей Солдатов и Ирина Бороган проживают в Москве.   


Источник: buzzfeed.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!