Присоединяйтесь к нашим группам

Морской тандем Китая и России в евразийском контексте

Морской тандем Китая и России в евразийском контексте
Растущая морская близость между двумя державами имеет под собой серьезную стратегическую подоплеку.
20 09 2015
18:00

Абхиджит Сингх, научный сотрудник Института оборонных исследований и анализа.

Одним из наиболее интересных аспектов азиатской морской политики считаются военно-морские отношения России и Китая. Обе страны являются морскими державами, играя большую роль в обеспечении региональной безопасности. Вслед за Пекином, Москва стремится сохранить свои морские интересы в стратегически важном районе Азиатско-Тихоокеанского региона, запустив программу военно-морской модернизации, направленной на формирование сильного национального имиджа.  Что особенно важно заметить: не смотря на пересечение интересов и задач операций, Военно-морскому флоту КНР и ВМФ России удалось установить ровные рабочие отношения, которые становятся все прочнее.

Морское взаимодействие было наглядно продемонстрировано в прошлом месяце, когда российские и китайские моряки отрабатывали различные сценарии в ходе совместных морских учений. “Joint Sea 2015 II”, проводившиеся в Японском море с 20 по 28 августа, представляли собой отработку беспрецедентной тактической интеграции и плана действий, включая тактические занятия с боевой стрельбой, противоподлодочные операции, непосредственную поддержку боевых учений и даже совместное десантирование.  Масштабность учений, учитывая размер задействованного флота, длительность операций и характер совместных занятий, позволяет говорить об их значительности. Задействовав 16 боевых надводных корабля, 2 подводные лодки, 12 авианосцев, 9 амфибий со стороны ВМФ России и 6 военных кораблей, 6 вертолетов, 5 самолетов с изменяемым вектором тяги и амфибии с китайской  стороны, Россия и Китай без преувеличения провели крупнейшие совместные морские учения за всю историю сотрудничества своих флотов.

Самым поразительным фактом явилось участие в учениях 400 китайских моряков.   После публикации в «Оборонных Ведомостях Китая» плана операций в 2015 году, недавние учения ВМФ Китая включили в себя дополнительно операции с амфибиями, в том числе отработку наземной высадки морских пехотинцев. Военно-морские силы Китая также провели серию занятий по островной защите, отработали элементы обороны, включая передислокацию амфибий специального назначения в западной и дальневосточной частях Тихого океана. Особое внимание было уделено экспедиционным операциям, участники которых осуществили совместный наземный и воздушный десант на российском дальневосточном полигоне Мыса Клерка.

Будучи продолжением «Joint-Sea 2015», непродолжительных морских учений в Средиземном и Черном морях в мае 2015 года, недавнее боевое взаимодействие, по всей видимости, осуществлялось с намерением оказания влияния на стратегическое доминирование Америки в акватории Евразии. Российский и китайский лидеры считают США главным дестабилизирующим фактором геополитике региона, направленным на постоянно сдерживание Москвы и Пекина. Проводя морские учения по тесному взаимодействию, они посылают Вашингтону недвусмысленный сигнал о том, что дни его безраздельного владычества над морской акваторией Азии близятся к концу.

Безусловно, Китай и Россия имеют политические отличия и разногласия. Россия настороженно относится к претензиям Китая на российский Дальний Восток и переходу Центральной Азии под возрастающее влияние Китая. Тем не менее, изоляция Москвы со стороны Запада после аннексии Россией украинского Крыма заставляет Владимира Путина смириться с растущими амбициями Китая в традиционных зонах влияния России. Взамен он рассчитывает на солидные сделки  по нефти и газу, пусть даже и на условиях Пекина. Для диверсификации российских энергетических экспортных рынков в виду санкций Запада, Путину не остается другого выбора, как развивать асимметрическое стратегическое партнерство с Китаем, предоставив ему право на концессию и статус особого союзника.

Опасения России не лишены оснований. Со времени подписания между Москвой и Пекином в декабре 1992 года соглашения о научно-техническом сотрудничестве, Китай приобрел у Российской Федерации больше вооружения, чем у остальных стран, вместе взятых. Среди систем вооружения: подводные лодки класса «Кило», самолеты «СУ-27», эскадренные миноносцы «Сарыч» и многочисленные виды боеприпасов и ракет. Не смотря на то, что после 2006 года зависимость Пекина от российских поставок значительно ослабла, Россия до сих пор является основным поставщиком морских систем и оборудования. Для российской военной элиты растущие связи с Китаем в плане морского взаимодействия являются логичным продолжением военного сотрудничества.

Траектория недавних морских учений, однако, показывает, что новое партнерство вышло за рамки военного сотрудничества. Тактические занятия поражают не только задействованными людскими ресурсами, но и качеством взаимодействия, что может быть вполне сравнимым с уровнем учений, проводимых ВМФ США с их азиатско-тихоокеанскими партнерами. Не стоит упоминать о том, что подобное тесное морское сотрудничество основано также и на политическом подтексте.  Наказанный Западом за российскую агрессию в Украине, особенно за захват Крыма, Путин питает личный интерес к укреплению морских связей с Китаем. Пекин, в свою очередь, будучи в поисках союзников для выстраивания политики дисбалансирования и противодействия США, с удовольствием соглашается вступить в эту игру.

Морское сотрудничество также подтвердило прочную связь между геополитикой и морской стратегией. Китай ско-российские морские отношения – это продукт определенного геополитического контекста, в котором Россия и Китай по отдельности чувствуют себя стратегически уязвимыми перед военной мощью США.  Их развивающаяся морская стратегия является отражением региональной морской политики, которая, по их разумению, осуществляется в настоящее время в интересах США. Постоянные конфликты в прибрежных частях Азии находятся в центре внимания морской стратегии, и Россия и Китай с растущим чувством тревоги наблюдают, как союзники США – Япония, Филиппины и Вьетнам – наращивают свое военно-морское присутствие в азиатско-тихоокеанском регионе. Формально Россия в новой морской доктрине ответила на это провозглашением Китая своим «основным партнером», таким образом продемонстрировав желание усилить российское военно-морское влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому не удивительно, почему Путин присутствовал в качестве почетного гостя на китайском параде Победы в Пекине.

Символизм возрастающей китайско-российской синергии носит как теоретически релевантный, так и функционально познавательной характер. Морские учения, укрепившие китайско-российское стратегическое партнерство, в то же время продемонстрировали силу потенциальным противникам. Проводя учения в зоне, традиционно относящейся к сфере влияния Америки и ее союзников, Россия и Китай показывают свою решимость нарушить морской порядок, установленный США. Выбор времени для проведения совместных учений не был случайным и носил символический характер. Учения в мае 2014 года проходили в Средиземном и Черном морях – традиционной зоне присутствия НАТО и совсем не традиционной для присутствия ВМФ Китая. Японское море, в котором прошли недавние учения, также не является обычным местом для полноценного развертывания сил флота Китайской народной республики. Присутствие военно-морским сил России и Китая на этих двух морских театрах действия не только считается политически неуместным,  но и вызывает опасения в связи с возможным риском вовлечения в случайные инциденты и конфликты сил других региональных флотов.

В материальном смысле учения также имеет существенное значение. С помощью отработки тесного взаимодействия китайские и российские военно-морские силы смогли продемонстрировать соседним азиатским странам возросшую оперативную совместимость своих сил. Гармонизируя работу оборудования и стандартных операционных процедур, два флота смогли ознакомиться с функциональными методологиями и их спецификой, совершенствуя морскую доктрину территориальной обороны и развивая логистику для совместных операций.

Материальная и операционная выгоды, однако, теряют свое значение по сравнению со стратегическими преимуществами, которые получили Россия и Китай. Морские учения продемонстрировали те рамки, в которых Россия и Китай могут развивать свои индивидуальные и обоюдные военные инициативы. Отработка операций по ведению активных боевых действий также свидетельствует о смене акцентов в стратегическом балансе Азии. Хотя США являются все еще доминирующей силой в Азиатско-Тихоокеанском регионе, растущее китайско-российское морское взаимодействие  дает основание предполагать, что это начало нового многополярного морского порядка в Азии.

Для Индии укрепление военно-морских связей между Китаем и Россией может иметь далеко идущие последствия. В последнее время, как Китай, так и Россия развивают свое военное сотрудничество в Пакистаном. Решение Китая включить развития порта Гвадара (Пакистан) в первую часть реализации проекта китайско-пакистанского транспортного коридора с бюджетом 46 млрд. долларов США, а также готовящийся контракт о передаче восьми китайских субмарин класса «Юань» делает Китай основным морским партнером и союзником Пакистана. Россия также, к огорчению Индии, наращивает военные связи с Пакистаном. Морская триада «Китай-Россия-Пакистан» может бросить вызов влиянию Индии в Индийском океане и может означать потенциальное смещение в евразийском морском балансе сил. 


Источник: thediplomat.com/





Contra Magazin
Десятки тысяч сообщений на электронной почте доказывают сотрудничество зятя Эрдогана с боевиками "Исламского государства". Сотрудничество, прежде всего, ориентировалось на импорт нефти из территорий, находящихся под контролем ИГИЛ.
12:19 | 07.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!