Присоединяйтесь к нашим группам

Путин украдкой похищает Дамаск

Путин украдкой  похищает Дамаск
Как Россия добилась успехов на Ближнем Востоке.
20 09 2015
16:00

Дмитрий Адамский.

В этом году Москва отмечает 45-ю годовщину операции “Кавказ” - советского военного вмешательства в египетско-израильскую“Войну на истощение” 1969-1970 годов на стороне Египта. Это выступление можно считать ключевым моментом в истории Холодной Войны. Оно застало западную разведку врасплох. Первый и единственный раз советские военные вступили в борьбу с оборонительными силами Израиля. Операция “Кавказ” спасла от смены власти ближайшего союзника России и защитила стратегические силы и средства Москвы на египетской земле. Последующая активность Советского Союза в регионе продемонстрировала, каких высоких результатов удалось добиться Москве на Ближнем Востоке в период Холодной войны.

И опять Кремль ведет себя на Ближнем Востоке все более самоуверенною И снова Москва удивила Запад. Ободренная очевидными успехами в решении региональных проблем, она использует возможности в своих интересах и как никогда близко подошла к ключевой дипломатической цели: сравняться в своем влиянии на регион с Вашингтоном.

Триумф Кремля

С точки зрения Кремля, российская региональная политика представляет собой серию выдающихся триумфов. Традиционно Москва преследует очевидные цели: создать буфер против радикальных джихадистов на южном фланге: экспортировать оружие и ядерную энергию; продемонстрировать свою влиятельность в теплых водах Ближнего Востока и за его пределами; составить конкуренцию Западу; а с недавних пор - усилить влияние среди региональных христианских сообществ. 

Фото: Министр иностранных дел России Сергей Лавров показывает своему иранскому коллеге Мохаммаду Джаваду Зарифу дорогу в зал во время встречи в Москве, Россия, 17 августа 2015 года.

Арабская весна, которая, с точки зрения Москвы, стала результатом политики США, подвергла эти цели серьезному риску и сотрясла самые основы российской региональной структуры - ее союзничество с Ираном, Ливией и Сирией. По мнению Москвы, после того, как Вашингтон ввергнул в пучину беспорядков Ливию, он сосредоточился на том, чтобы санкциями и угрозами загнать в угол Иран и дестабилизировать Сирию, провоцируя мятежи. Кремль убежден, что перед лицом таких проблем он умело сымпровизировал, удержав и даже упрочив позиции Москвы. В Ливии Москва сначала понесла потери, но потом осознала, что ей следует вести себя в этом регионе более решительно. В Иране Москва сохранила отношения как с центристами, так и со сторонниками жесткой линии. Она сыграла конструктивную роль в недавней ядерной сделке и укрепила связи с Тегераном, объединив с ним усилия в борьбе с Исламским государством (которое также называют ИГИЛ). В Сирии, несмотря на угрожающую ситуацию, Москва удержала режим на плаву посредством дипломатии, а также воздушных и морских поставок оружия и припасов.

Москва  извлекла выгоду и из другой возможности, возникшей в результате регионального хаоса и того, что она воспринимала, как близорукость США. А именно, по мере того, как отношения между Вашингтоном и его региональными союзниками становились все более напряженными, Москва сблизилась с Египтом, Иорданией, Саудовской Аравией и странами Персидского залива, завязав сотрудничество в разнообразных сферах. В июне визит в Москву нанес наследный принц Саудовской Аравии. Затем, всего за одну неделю августа, российскую столицу навестили король Иордании, президент Египта и наследный принц Абу-Даби, чтобы обсудить контракты на поставки оружия и атомной энергии, а также региональную политику.  Этой осенью приехать в Москву планируют эмир Кувейта и король Саудовской Аравии.

Особенно стоит отметить прогреcc Москвы в отношениях с Эр-Риядом, региональным арабским союзником США и спонсором сил, выступающих против Асада. Долгие годы Россия и Саудовская Аравия фактически не общались. Но в прошлом году они установили продолжительный диалог об окончании конфликта в Сирии, обсудили продажу оружия, возможные инвестиции Саудовской Аравии в Россию в размере $10 млрд, а также сделку о строительстве более десятка ядерных энергетических реакторов.

За пределами арабского мира Кремль также добивается в регионе некоторых успехов. Несмотря на конфликт с Израилем из-за ударов по Сирии, Москва достигла временного соглашения с Иерусалимом. В благодарность за то, что Израиль воздержался при голосовании в ООН за резолюцию о территориальной целостности Украины, Москва практически не критиковала операцию “Несокрушимая скала” - израильскую кампанию 2014 года в секторе Газа. Москва также гордится дипломатическими достижениями в средиземноморском регионе. Она взрастила из Греции и Кипра потенциальных партнеров в реализации военно-морской стратегии России, и впервые в истории провела военно-морские учения в региональных водах совместно с Египтом и Китаем.

Наконец, активность российской православной церкви на Ближнем Востоке дала Кремлю возможность позиционировать себя как единственного в мире покровителя преследуемых христиан в регионе. Московский патриархат пропагандирует христианские ценности за пределами православных сообществ - в Египте, Израиле, Иордании, Ливане, Палестинской автономии, Сирии и Тунисе. Благодаря этому Кремль получил гуманитарный предлог для дальнейших дипломатических инициатив в регионе. Возможно, наибольшим достижением Путина в этой области на данный момент стало то, что в 2013 году он предотвратил потенциальное вторжение США в Сирию, заключив союз со Святым Престолом, который видит Путина, а не Соединенные Штаты, защитником христиан на Ближнем Востоке.

Тренд

Приободренная успехами, достигнутыми на сегодняшний день, Москва, похоже, собирается форсировать события. Вырисовываются пять основных тенденций

Первая: основными приоритетами выступают ИГИЛ и Сирия. Запад недооценивает обеспокоенность Москвы по поводу ситуации в Сирии и ее готовность дать отпор ИГИЛ. Кремль назвал эту террористическую организацию непосредственной угрозой национальной безопасности и своим “главным врагом”, хотя этот термин он обычно приберегает для НАТО и Соединенных Штатов. Москва изо всех сил стремится защитить Дамаск еще и потому, что если бы не битва Асада против  ИГИЛ (совместно с Хезболлой и Ираном), джихадисты уже, вероятно, наводнили бы Россию,  И тревоги Москвы оправданны. Добровольцы ИГИЛ родом из Кавказа, Центральной Азии и России призывают вернуть джихад к себе домой. Кавказский эмират на юго-западе России поклялся в верности ИГИЛ. Опытные бойцы-джихадисты возвращаются в Центральную Азию и на Северный Кавказ. А чеченцы и мусульмане, включая радикализированных крымских татар, едут воевать добровольцами в Украину. 

Фото: Моряк смотрит на российский ракетный крейсер “Москва”. пришвартованный в украинском черноморском порту Севастополь, 10 мая 2013 года.

Волнения России тем сильнее, чем ощутимее ее неудачи. С конца 2014 года Москва тщетно пыталась убедить региональные власти и Запад объединить командование всеми боевыми действиями против ИГИЛ. Запад неоднократно отвергал предложение Москвы расширить коалицию против ИГИЛ, включив в нее Сирию, Иран и Хезболлу. И, похоже, Кремль собирается начать действовать самостоятельно и создавать свою собственную военную коалицию, которая будет настолько широкой, насколько это возможно, и которая объединит все силы, борющиеся с ИГИЛ. Для воплощения этого проекта Россия вероятно будет добиваться полномочий в ООН. Какими бы ни были шансы России окончательно победить ИГИЛ, даже частичная ликвидация джихадистов на территории Сирии в какой-то степени решит самую сложную проблему безопасности Москвы и позволит сохранить российский плацдарм в регионе.

Более того, консолидация и руководство силами, направленными против ИГИЛ, предоставят Москве уникальные возможности в области саморекламы. Кремль будет утверждать, что Соединенные Штаты нарушили соглашение Сайкса-Пико и дали волю региональному хаосу. После этого Вашингтон не горел желанием начинать военные операции, чтобы решить созданные им проблемы. На контрасте Россия будет продвигать свой собственный образ как регионального антикризисного менеджера и надежного союзника. Для европейской аудитории Москва будет позиционировать себя как посредника в стабилизации проблемы беженцев, которую Путин назвал последствием неправильной политики США. В частности, Путин будет и дальше превозносить себя как фигуру исторического масштаба, готовую утихомирить регион, защитить христианские ценности и бороться с варварскими силами. чтобы выполнить цивилизаторскую роль России.

Вторая тенденция: вслед за Сирией и ИГИЛ Москва попытается проявить себя в качестве ключевого посредника в любом региональном конфликте или процессе. По крайней мере в своих собственных глазах Москва уже является таковым. Кремль убежден, что его слово было решающим во время сирийского кризиса, связанного с химическим оружием, и что он был ключевым игроком в иранской сделке. Россия убеждена: ее участие в переговорах “Группы 5+1”  с Ираном стало свидетельством того, что Россия может быть конструктивной, а не только все портить.

В ближайшие месяцы и годы Москва, вероятно, продолжит позиционировать себя как незаменимого регионального посредника. Учитывая ее связи с Ираном, Сирией и Хезболлой и улучшение отношений с Египтом, Саудовской Аравией, Иорданией и ОАЭ, Москва даже начала наращивать свой потенциал в качестве посредника между суннитами и шиитами. Она уже способствовала переговорам между Каиром и Дамаском, поскольку они оба сталкиваются с восстанием джихадистов. Она принимает представителей сирийской оппозиции и в то же время Асад отзывается о ней как о надежном союзнике. Она налаживает стабильные контакты с Израилем и Палестинской автономией и поддерживает связь с ХАМАС на государственном уровне. В военных учениях, которые последние несколько лет вели лидирующие аналитические центры Израиля (включая Институт политики и стратегии при Междисциплинарном центре в Герцлии,  Центр науки, технологии и безопасности имени Юваля Неэмана и киберцентр Блаватника Тель-Авивского университета), при моделировании военных конфликтов с ХАМАС, Хезболлой, Ираном и Сирией Россия фигурировала в качестве важнейшего посредника с уникальной способностью к эскалации и деэскалации противостояний.

Третья тенденция: на кону у России нечто большее, чем власть. Искалеченная санкциями и пораженная инфляцией Москва также видит в Ближнем Востоке экономические возможности в грядущие месяцы и годы. Недавние контракты с Египтом продемонстрировали потенциал региона для экспорта российских продуктов и зерна в качестве альтернативы европейским рынкам. С падением цен на нефть и природный газ Москва развивает ядерный экспорт и привлекает к сотрудничеству любую страну в регионе, которая готова платить за мирную ядерную энергию. Несмотря на экономический спад, связанный с региональными волнениями, Ближний Восток все еще представляет собой перспективный рынок для российской военной промышленности. Итак, Москва продолжила обеспечивать продажи традиционным клиентам, таким как Сирия и Иран, и обросла новой клиентурой. Она также вносит разнообразие в свой ассортимент. Космическое сотрудничество - разработка и запуск спутников и подготовка космонавтов для работы на орбите - новая веха в ирано-российском сотрудничестве. Вероятно, подобное сотрудничество распространится и на лагерь суннитов.

Все это может привести к неожиданному повороту событий. На украинском фронте Россия разместила артиллерию и баллистические ракеты средней дальности и дальнего действия, в сочетании с высокотехнологичными средствами радио-электронной борьбы. Она создавала мощные шумовые помехи, чтобы сбивать беспилотники, нарушать связь взаимодействия и выводить из строя системы управляемого оружия. Она также мешала учениям НАТО в странах Балтии. Располагая современными технологиями противовоздушной обороны, которые Россия уже продает, Москва может предложить своим покупателям уникальные проверенные в бою системы преграждения доступа и блокирования зоны. Вероятно, такая продукция пользуется большим спросом в регионе, а Москва - идеальный поставщик. Первый контракт на продажу современных систем радиоэлектронной борьбы на Ближний Восток и в Северную Африку сейчас находится в работе.

И это подводит нас к четвертой тенденции: Россия может попытаться использовать Ближний Восток, чтобы разрешить конфликт в Украине. С точки зрения Москвы, ситуация в Украине зашла слишком далеко; идеальным геополитическим окончанием операции была бы финляндизация - суверенная, федерализованная Украина, которая бы согласовывала свои принципы обеспечения безопасности с Москвой. Поскольку Кремль не в состоянии разрешить конфликт на этих условиях, он продолжает пускать в расход деньги и солдат, и беспокоиться из-за усиления НАТО и масштабных военных учений по всей Европе. Пока Москва стремиться достичь своих целей в Украине с минимальными затратами, взять под контроль напряженность в балтийском регионе и избежать нежелательного расширения НАТО, Ближний Восток предлагает заманчивую альтернативу - отвлечься от европейской периферии и сосредоточиться на общих ближневосточных целях, создавая атмосферу, в которой государства могут выработать решение конфликта.

Действительно, с тех пор, как в редакционных статьях New York Times стали появляться хвалебные заявления Белого дома о конструктивной роли России в вопросах Ирана и ИГИЛ - а это происходило, как минимум, до недавнего демарша - Москва чувствовала, что Вашингтон ценит ее шаги в регионе. Правильно ли истолковала это Москва или нет, но, возможно, сейчас она готова использовать Ближний Восток, чтобы добиться стратегического соглашения с Соединенными Штатами. В этих рамках в обмен на отступление России можно было бы принудить Киев к принятию конституционных изменений и наложить на США обязательства уважать интересы безопасности Москвы в Европе. 

Фото: Люди идут мимо баннера с фотографией президента России Владимира Путина в центре Каира, 9 февраля 2015 года. Путин должен был посетить Египет впервые за 10 лет. На баннере написано “Добро пожаловать”.

Пятая тенденция: региональные и глобальные политико-экономические цели заставляют Москву увеличивать свое присутствие в средиземноморском регионе. В 2013 году она вновь сформировала постоянную Средиземноморскую эскадру. В 2014 году, вслед за аннексией Крыма, нарастила флот. Затем, в 2015 году, выпустила новую военно-морскую доктрину, которая очертила повышение роли Средиземноморья и осталась относительно незамеченной. Доктрина изображает этот морской бассейн как часть атлантического вектора, посредством которого военно-морские силы России будут уравновешивать НАТО. При обсуждении военной политики в Средиземноморье доктрина использует самые сильные формулировки, которые могут намекать на готовность к масштабной военной активности. Доктрина предписывает российским вооруженным силам придерживаться “решительного курса, направленного на превращение региона в зону военно-политической стабильности” и отстаивать свое “достаточное постоянное военно-морское присутствие”. В ближайшие годы российская военно-морская программа, вероятно, станет еще более амбициозной, направленной на повышение роли бассейна и эскадры до высот, не виданных со времен окончания Холодной войны.

Cфера действия Путина

До настоящего времени Москва в основном продемонстрировала военный потенциал в основном на европейской периферии и в Средиземноморье. Но Ближний Восток и Средиземноморье быстро становятся сферой действия России. В самом деле, если Холодная война чему-то и учит, так это тому, где окапываются российские дипломатия и флот и где следом появляются военно-воздушные базы. История также учит нас тому, что Москва не боится использовать свои вооруженные силы в боевых операциях, когда их союзники сталкиваются с конкретными угрозами, подвергая серьезной опасности свои стратегические активы на чужой земле. Такой логикой руководствовался Советский Союз, принимая решение организовать совместное военное присутствие в Египте и Сирии и затем обязывая формирования там воевать.

В ближайшие годы напористость России на Ближнем Востоке может достичь беспрецедентных высот. Первым делом Москва, вероятно, займется Сирией и борьбой с ИГИЛ. Страна может даже решиться на интервенцию, перебросив в Сирию не только советников, но и военные кадры, которые возьмут на себя ответственность за зону боевых действий или даже будут проводить боевые операции в воздухе и на суше. Региональные и международные источники уже говорят о такой возможности. Кремль еще должен дать этому подтверждение, но российские официальные и независимые источники, а также социальные сети предоставляют прямые и непрямые доказательства такого поворота событий. Укрепляя сложившийся плацдарм Москвы в Сирии, Путин может воспользоваться ситуацией на грядущей Генеральной ассамблее ООН, чтобы предложить план стабилизации  в регионе и попросить у ООН полномочий для создания регионального антитеррористического альянса под руководством решительной и мощной России.  Если в результате усиленного наращивания Россией военной инфраструктуры, оборудования и кадров на сирийском фронте появится общевойсковой экспедиционный корпус, это не должно вызвать удивления. Это логичное продолжение российского возрождения в регионе. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignaffairs.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!