Присоединяйтесь к нашим группам

Возможно ли долгосрочное партнерство России и Китая в Центральной Азии?

Возможно ли долгосрочное партнерство России и Китая в Центральной Азии?
Пекину стоит с осторожностью относиться к партнерству с Москвой в Центральной Азии.
21 09 2015
13:46

Тао Ванг и Рэйчел Ямпольски.

В последние месяцы Пекин и Москва прилагают совместные усилия для углубления сотрудничества в Центральной Азии. В июле в российском городе Уфа, неподалеку от границы с Казахстаном, проводился саммит БРИКС, а также саммит Шанхайской организации сотрудничества. В мае, в ходе пятого официального визита Си Цзиньпина в Россию китайский лидер договорился с президентом Владимиром Путиным о координации усилий со странами Евразийского экономического союза для реализации инициативы Пекина «Один пояс, один путь».

Тогда как обе страны имеют очевидные экономические стимулы для сотрудничества в этом регионе в краткосрочной перспективе, на пути к установлению долгосрочных взаимовыгодных отношений им все еще нужно преодолеть ряд препятствий.

В последние несколько лет Россия и ее соседи в Центральной Азии столкнулись с серьезными экономическими проблемами. В первом квартале 2015 года реальный объем валового внутреннего продукта России снизился на 2%. Частично, это стало результатом стремительного падения цен на нефть и введение западных экономических санкций, а также девальвации рубля, который по отношению к доллару обесценился почти наполовину. Принимая во внимание тесные экономические отношения с Россией, негативный эффект этих процессов почувствовали на себе и страны Центральной Азии. Страны экспортеры нефти и газа, в частности Туркменистан и Казахстан, страдают от падения доходов от продажи сырьевых товаров, девальвации национальной валюты и уменьшения объемов экспорта газа в Россию, рынок, который сегодня является перенасыщенным, в связи со значительным падением спроса на энергоносители в Европе. Денежные переводы, еще один источник дохода этих стран, также почувствовали на себе негативное влияние этих процессов. Согласно данным Всемирного банка, в прошлом году общая сумма денежных переводов в некоторые страны Центральной Азии уменьшилась на 30%. Это имеет очень негативное влияние на экономику страны, поскольку денежные переводы из-за границы составляют значительную часть ВВП этих стран (в Таджикистане — 50% от ВВП).

Тем временем объем торговли Китая со странами этого региона достигнул 50 миллиардов долларов, впервые превысив показатели торговых отношений с Россией. Согласно расчетам, основанным на данных американского исследовательского института The Heritage Foundation, объем китайских инвестиций в регион в период с 2005 года по первую половину 2014 года составил 30,5 миллиардов долларов. Основная часть капиталовложений была направлена в построение нефте- и газопроводов, разведку газовых и нефтяных месторождений, финансирование электростанций, а также реконструкцию электросетей в Таджикистане. Газопровод из Центральной Азии в Китай позволит поставлять до 55 миллиардов кубических метров природного газа в год, или больше половины всего китайского импорта голубого топлива. 

Центральная Азия играет ключевую роль в инициативе Пекина «Один пояс, один путь», поскольку находится непосредственно в экономическом поясе Великого шёлкового пути, а также является важной целью для китайских инвестиций. Однако огромные китайские капиталовложения в газовую и нефтяную промышленность Центральной Азии довольно рискованные. Длительное влияние Москвы на страны этого региона создает потенциал для построения взаимовыгодного партнерства между Китаем, Россией и государствами Центральной Азии. Участие в этом партнерстве России особенно важно для укрепления нынешних режимов в бывших республиках Советского Союза, что позволит эффективно обезопасить китайские долгосрочные инвестиции. Этот урок Пекин хорошо усвоил еще в таких местах как Мьянма и Ливия. Однако создание прочного и взаимовыгодного партнерства трех сторон может оказаться не таким уж и легким процессом.

Во-первых, стратегические планы Пекина и Москвы на Центральную Азию или любое другое сотрудничество могут отличаться. Основой путинской идеологии партнерства с Китаем является создание антизападной коалиции. Это стало очевидно после подписания  китайско-российской газовой сделки и в ходе переговоров о построении газопровода «Сила Сибири» для поставок природного газа от Чаяндинского месторождения до Владивостока, а дальше в Северный Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия пытается продвигать в этом регионе идею утверждения Евразийского экономического союза, как альтернативы Западу.  Но это может не совпадать с целями Китая в Центральной Азии и реализацией его инициативы «Один пояс, один путь». Несмотря на напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Китаем, Пекин не заинтересован в прямой конфронтации с Америкой и Западом. Китайское правительство предпочитает воздерживаться от поддержки агрессивной риторики Москвы. Но, что на много более важно, Россия видит Центральную Азию, как «задний двор», который необходимо защищать от расширения Запада для сохранения существующего порядка. В противоположность этому, Китай  видит Центральную Азию, как стратегический коридор для инициативы «Один пояс, один путь», которая соединит регион с Европой. Это даст толчок для экономического развития и изменения международного порядка на континенте.

Еще одна проблема кроется в геополитических обстоятельствах, в которых и создается это партнерство. Украинский кризис и сложная ситуация в российской экономике позволили Китаю получить преимущество в переговорах о построении газопровода «Сила Сибири» для получения доступа к потоку российских энергоресурсов. Данное партнерство формируется в период экономической слабости России, и поэтому может стать причиной для негодований. Экономическая поддержка со стороны Китая очень нужна России, но, когда тяжелые времена пройдут, российская нефтяная промышленность и политики забудут о помощи Пекина.

Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) до сих пор помнит, как около десяти лет назад, ее попытки купить российские нефтяные активы и подписать договор о Восточном нефтепроводе увенчались неудачей из-за необоснованного сопротивления российских политиков.

Потенциальная конкуренция между Россией и Центральной Азией за китайский рынок природного газа является еще одним риском для поддержания партнерских отношений в долгосрочной перспективе. Учитывая падение спроса на природный газ в Европе после нала украинского кризиса, Россия вынуждена искать рынки сыта для продажи избыточной нефти и восполнения дефицита бюджета. Это заставит Москву поставлять газ в Китай и вступить в конкуренцию со странами Центральной Азии. Китай предпочитает выбрать газопровод «Сила Сибири», который ожидает разработку месторождений в Восточной Сибири, однако этот проект довольно затратный в построении и эксплуатации. Тем не менее, после его завершения газопровод сделает возможными поставки на северо-восточный китайский рынок и даже на рынки Японии и Южной Кореи без конкуренции со стороны Центральной Азии. Китай уже столкнулся с переизбытком природного газа в связи с замедлением роста спроса. Тем не менее, многие эксперты все еще уверены в долгосрочном спросе Китая на природный газ. Конкуренция России и Центральной Азии за западный газопровод, очевидно, не является желаемым исходом для Пекина.

Наконец, дальнейшее углубление отношений с Центральной Азией может быть довольно рискованным шагом. Этот регион имеет множество проблем, связанных с безопасностью, включая наркоторговлю, религиозный радикализм, слабость правительств и угроза терроризма.

Существует также растущая обеспокоенность по поводу наследников уже немолодых лидеров авторитарных режимов в регионе. Россия является ключевым партнером в плане обеспечения безопасности постсоветских стран региона, но после углубления экономических отношений, Китаю также придется расширять и политические связи с этими державами. В условиях экономического спада Россия может сосредоточиться на отстаивании собственных интересов в регионе без учета интересов Пекина. После начала украинского кризиса Россия имеет не так много пространства для поддержания своего влияния в этом стратегически важном для нее регионе. Китаю следует не питать иллюзий и подходить к этому партнерству с  осторожностью.

Тао Ванг  — эксперт по энергетическим вопросам Центра глобальной политики Карнеги-Циньхуа, где Рэйчел Ямпольски в 2015 году работала научным сотрудником. 


Источник: thediplomat.com/





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!