Присоединяйтесь к нашим группам

Путина не интересует судьба Ассада. Его интересует роль и влияние России

Путина не интересует судьба Ассада. Его интересует роль и влияние России
Военная авантюра России в Сирии может гарантировать ее долгое присутствие на Ближнем Востоке в будущем.
24 09 2015
10:42

МОСКВА — Владимир Путин хочет, чтобы в Сирии знали: у нее до сих пор есть друг в России. На прошлой неделе, совершив более десятка перелетов, военные самолеты доставили из России в Сирию, по предварительным данным, шесть танков «Т-90»,  15 гаубиц, 35 БМП, 200 морских пехотинцев и сборные конструкция для проживания более чем 2 000 военнослужащих.  Также сообщается, что из России прибыли разведывательные дроны, боевые вертолеты, бронетанковые средства, более 20 самолетов-истребителей, ракеты «земля-воздух» (включая ПРО SA-22) и четыре самолета «СУ-30». Россия также обустроила новую базу к югу от Латакии, порта на севере Сирии, и продолжила расширение действующей базы в Тартусе, в 50 милях к югу от Латакии.

Не смотря на такой значительный вклад в укрепление обороноспособности Дамаска, официальные представители российского правительства и эксперты отмечали в своих выступлениях в течение нескольких прошедших дней, что Кремль не планирует масштабной наступательной операции в Сирии, как утверждают некоторые источники массовой информации.  Точно также Москва не планирует посылать наземные войска в Дамаск для прикрытия флангов Ассада. Напротив, учитывая, что силы Ассада продолжают отступать, Москва хотела бы быть уверенной в том, что у нее будет право голоса при политическом решении конфликта. Ее военное присутствие необходимо для того, чтобы заставить врагов Ассада (США входит в их число) уважать российские интересы в Сирии, и в то же время, чтобы усилить свои позиции в качестве сильного регионального игрока.

Москва предоставляет значительную дипломатическую и военную помощь сирийскому режиму еще с 1970-х годов. Она включает в себя обучение и снаряжение сирийских военнослужащих, а также сотрудничество в плане разведывательных операций. Взамен Москва получила в распоряжение морскую базу в Тартусе (в настоящее время единственная иностранная военная база за пределами бывшего Советского Союза), в то время как Сирия уже длительное время поддерживает усилия ранее Советского Союза, а теперь России по ослаблению регионального влияния США и их суннитских союзников из стран Персидского залива.  В текущем конфликте Москва представляет режим Ассада как наиболее мощный бастион противодействия таким радикальным силам, как Исламское государство, настаивая, что требование Вашингтона на отставке Ассада носит не только наивный, но и опасный характер, с учетом отсутствия приемлемых альтернатив. На начальной стадии конфликта Кремль даже приглашал представителей сирийской оппозиции в Москву, однако, по некоторым сообщениям, российское руководство было крайне разочаровано результатами переговоров с ними.

Что касается непосредственного вовлечения в сирийский конфликт, то в этом случае россияне ведут себя крайне осторожно. До сих пор переосмысливая опыт ведения войны в Афганистане всего одно поколение назад и принимая во внимание недавние операции Америки на Ближнем и Среднем Востоке, российское руководство заявляет, что Москва не имеет намерения вступать в текущий трудноразрешимый конфликт вне сферы ее традиционного влияния, даже если речь идет о спасении режима в Дамаске. Если случится так, что Ассад откажется от власти, как предполагают некоторые официальные лица в России, он беспрепятственно доберется до алавитских укреплений Латакии, откуда и продолжит свой безопасный полет в укромное место.

Что касается присутствия российского персонала в Сирии, Москва заявляет, что он проводит консультационную и инструкторскую поддержку, а также обеспечивает защиту коммуникаций и военных позиций. В то же время условия и условности, в которых ведется борьба в Сирии, не знакомы России. В отличие от Украины, в которой отрабатываются приемы ведения гибридной войны, Сирия представляет собой совершенно иное поле битвы - страну, у которой нет четких границ и чье население настолько этнически и культурно однородно, что российским солдатам трудно будет затеряться среди них. В свое время Путин не останавливался перед отправкой войск для ведения небольших военных операций на территории пост-советских соседей, однако «сирийская буря» оценивается совершенно по другой шкале, предлагая совершенно не изученные условия ведения военных действий.

Если верить высказываниям официальных лиц и экспертов в Москве, военное присутствие Москвы преследует несколько целей. Первая цель: Москве необходимо укрепить деморализованные сирийские вооруженные силы и сделать их реально функционирующей и действенной противоборствующей силой. Не смотря на то, что сирийская армия понесла значительные потери за последние недели, Москва полагает, что она в состоянии сопротивляться более или менее самостоятельно, если будет хорошо вооружена. Оказывая поддержку Ассаду именно сейчас и расширяя собственное военное присутствие в регионе, Москва выигрывает для Ассада пространство и время для выработки приемлемых условий политического урегулирования с учетом интересов России, а именно: сохранение стратегической позиции на побережье Средиземного моря в качестве центра влияния на Сирию и остальной регион для предотвращения дальнейшего сползания государства в хаос и превращения в рассадник терроризма.

Вторая цель высадки военного контингента России – представить Россию как мощного игрока, с которым должны считаться как противоборствующие силы в Сирии и регионе, так и коалиция международных сил во главе с США, ведущая борьбу с Исламским государством. Внутри Сирии российское военное присутствие поможет укрепить позиции Ассада не только против его суннитских противников (наподобие Исламского государства), но и против поддерживаемых Ираном сил (наподобие «Хезболла», которая начала играть более значительную роль в государственной жизни в последние месяцы).

Высшие сирийские офицеры отмечали, что Россия является главным инструктором их военно-воздушных сил и что между Москвой и Дамаском уже давно налажено очень тесное военное сотрудничество.

Они также выразили озабоченность быстрорастущими расходами на ведение военных действий, слабыми перспективами на победу и повышением роли Ирана и его боевых группировок. Не смотря на то, что Иран, по некоторым данным, выделил Дамаску помощь в размере 35 млрд долларов США, он предпочитает оказывать финансовую поддержку своим формированиям и группировке «Хезболла», нежели деморализованной сирийской армии.

Теперь, когда Москва повысила свою военную ставку в игре, Тегерану придется с большим вниманием отнестись к интересам России. Иран хотел бы видеть Сирию как прибрежную территорию для подготовки вооруженных отрядов для действий на территории Ливана и Палестины, в то время как Россия видит своей целью расширение сферы своего влияния и усиление собственных позиций на Ближнем Востоке после урегулирования конфликта. Как Путин заметил во время встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху 21 сентября, Россия совершенно не заинтересована в поддержке Ирана в его конфликте с Израилем, что означает, что Москва не позволит усилить влияние «Хезболла» за счет правительства в Дамаске.

В то же время, некоторые представители российского руководства в частной беседе отмечают, что дни Ассада в качестве руководителя некоего подобия объединенной Сирии, скорее всего, сочтены. Однако Путину хотелось бы избежать воцарения неконтролируемого хаоса, примером которого могут служить падение Саддама Хуссейна в Ираке и Муаммара Каддафи в Ливии. Вместо этого он хочет быть уверенным в том, что во время переходного периода в Сирии сохранится более-менее устойчивый порядок и что новое правительство в Сирии будет считаться с российским присутствием в Сирии – а именно, с присутствием российской морской базы в Тартусе. Эта база имеет особое значение для Москвы в ее планах по распространению своего влияния на Средиземноморский регион в то время, как влияние США заметно падает, а также в намерении занять жесткую позицию по отношению к суннитским экстремистам.  

Как заявляло российское руководства с самого начала конфликта, их поддержка «статуса кво» не означает удержание Ассада у власти любым путем. Москва была против силового отстранения от власти законно избранного правительства Сирии и высказывалась за смену власти через политический процесс. Еще в декабре 2012 года Путин заметил: «Мы заботится не о судьбе Ассада, мы понимаем, что значит, когда одна и та же семья находится у власти более 40 лет - очевидно, что пришло время для перемен». Политическое урегулирование, при котором Сирия сохранит свою государственность (возможно, с Ассадом, остающимся у власти в качестве временного президента, впоследствии уходящего в отставку или соглашающегося на новые президентские выборы), вполне устроит Россию. Москва категорически не согласна с упорной позицией США в плане того, что Ассад не может быть частью процесса политического регулирования или что его отставка является обязательным предварительным условием для начала процесса урегулирования, однако она не утверждает, что для нее жизненно важно удержать Ассада у власти впоследствии.

Подобное урегулирование, тем не менее, подразумевает участие многих региональных сил. К неудовольствию России, многие страны Персидского залива не считают Москву серьезным региональным игроком и осведомлены о ее реальных намерениях и целях, включая поддержку Дамаска и возможную продажу Тегерану систем вооружения S-300, не говоря уже о ее неконтролируемом поведении на международном рынке нефти.  Высадка войск России в Сирии напомнило Саудовской Аравии и странам Персидского залива о том, что Россия является серьезным международным игроком, которого нельзя игнорировать, и что она займет свое место за столом переговоров относительно будущего устройства Сирии.

В случае, если ограниченная помощь режиму Ассада не удержит его от падения, или если военнослужащим России придется вступить в боевые действия и понесут потери, возможность военной миссии становится реальной. Риски, которые принимает на себя Москва, заключаются в том, что при отсутствии оперативного политического решения Россия начнет увязать в сирийской конфликте с каждым днем все глубже и глубже.


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!