Присоединяйтесь к нашим группам

Военное вторжение Путина в Сирию: причины и последствия

Военное вторжение Путина в Сирию: причины и последствия
Фото: Президент России Владимир Путин.
28 09 2015
09:30

Марк Фишер.

Россия ввела в Сирию небольшой, но значимый военный контингент, придав новый, едва уловимый подтекст гражданской войне, которая длится уже четыре года.

Российское военное развертывание на нескольких военных объектах вдоль сирийского средиземноморского побережья слишком незначительно для полномасштабного вторжения. Но все же оно ведет к  ощутимому обострению конфликта, а Россия впервые может стать  непосредственным участником войны. Россия перебросила в страну несколько сотен военнослужащих, 28 реактивных истребителей, 14 военных и транспортных вертолетов, а также 6 танков, 15 артиллерийских установок и другое оборудование.

Внешне цель России кажется очевидной: оказать поддержку сирийскому лидеру, давнему союзнику и ставленнику России  Башару аль-Асаду, который терпит поражение в войне, а также продемонстрировать миру мощь страны. В Вашингтоне (округ Колумбия) вмешательство Путина называют блестящим стратегическим ходом и унижением для США. (Политические эксперты округа Колумбия до сих пор остаются самыми преданными поклонниками Путина за пределами бывшего Советского Союза.)

Но кроме того, что сразу бросается в глаза, происходит много других событий. Не все они связаны с Сирией и не все из них несут хорошие новости для России или Путина или, естественно, Асада. Представляем шесть фактов, которые необходимо знать о российском вторжении в Сирию и которые помогут объяснить, что в действительности происходит и что это означает.

1)Российская интервенция частично - а возможно, что и в основном - направлена против  Ирана.

Когда-то Россия была мировой державой с марионетками практически в каждом уголке Земли. Но сейчас у нее не так уж много союзников за пределами стран бывшего Советского Союза. Сирия - один из последних партнеров, который сблизился с Москвой в 1970-е, когда у власти был отец Башара, Хафез аль-Асад.

Сирия долго балансировала между двумя спонсорами, Ираном и Россией, часто отдавая предпочтение последней - как более могущественному и значительному партнеру. Однако все начало меняться в 2011 и 2012 годах, когда в Сирии разгорелась гражданская война. Асад рассчитывал как на политическую защиту России от западного вторжения, так и на российское вооружение. Но в итоге ему пришлось в большей степени положиться на Иран, который предоставил Асаду не только оружие, но еще военных офицеров и пехотинцев, а также оказал поддержку со стороны финансируемой Ираном ливанской военизированной группировки “Хезболла”.

По мере развертывания военных действий в Сирии, Башар аль-Асад все меньше прислушивался к России и все больше - к Ирану, поскольку Тегеран фактически вел за него войну. Традиционные связи России с сирийской армией и разведкой стали менее важными и менее полезными. В августе 2013 года Асад не подчинился Москве, использовав химическое оружие наперекор пожеланиям России.

Казалось, что Москва теряет свой последний плацдарм на Ближнем Востоке - и выталкивали ее прочь именно иранцы, а не американцы или британцы. (В то же время Иран подписал ядерную сделку. и Москва заволновалась, что это приведет к ослаблению напряженности между Тегераном и Западом и таким образом Иран будет меньше зависеть от поддержки России.)

Желая сохранить последнюю точку опоры на Ближнем Востоке, Москва должна была усилить свое влияние на Сирию, особенно на правительство Асада. Военное вторжение вновь превращает Россию в ключевого игрока в пределах страны. Оно заставляет Асада вновь полагаться на Москву. Оно также меняет положение вещей внутри правительства Асада, придавая большую значимость военным командирам и другим чиновникам. которые имеют более тесные связи с Москвой.

И все это происходит не в пику Соединенным Штатам (американцы склонны считать, что все происходящее в мире в первую очередь касается Америки, но это не всегда так), а скорее в пику Ирану. Россия и Иран все еще находятся по одну сторону баррикад, но Москва хочет защитить свое собственные влияние и значимость, и прямо сейчас наибольшую угрозу для воплощения этой цели представляет Иран.

2) Целью вторжения может быть заключение выгодной сделки с Западом. 

Существует теория о том, что кроме подтверждения и защиты российского влияния в Сирии, Путин, возможно, рассчитывает, что вторжение даст ему козыри, которые он сможет использовать, чтобы выторговать выгодную сделку с США и Европой.

У этой теории есть две версии. Одна из них говорит о том, что Путин хочет создать в Сирии дополнительные проблемы, угрожая тамошним интересам Запада и вынуждая Запад пойти на уступки. Согласно другой версии, Путин считает, что может предложить российскую военную помощь и разведывательную информацию в борьбе с исламскими экстремистами в Сирии в обман на уступки со стороны Запада.

Лично мне последняя версия кажется более убедительной; с момента прихода к власти в 2000 году Путин последовательно позиционировал Россию и Запад как естественных союзников в борьбе с угрозой исламистского экстремизма, а государственные медиа постоянно обыгрывали эту тему. Недавние слухи, просочившиеся из Кремля, намекают, что Путин хочет представить это в качестве возможности для сотрудничества с Западом, а не так, будто Россия держит Сирию в заложниках.

Но независимо от того, какую из версий этой теории вы считаете более аргументированной, результат  один и тот же: Россия хотела бы обменять свою вовлеченность в дела Сирии на выгодную сделку с Западом - такую, которая бы касалась не только Сирии, но также Украины и западных санкций против России. Последние два вопроса гораздо более важны для Путина, чем сирийский конфликт.

Специалист по российской политике Марк Галеотти отмечает, что в этом месяце Путин выступит перед Генеральной ассамблеей ООН впервые с 2005 года. А российские государственные СМИ предположили, что Путин встретится или, по крайней мере, попытается встретиться там с Обамой. Есть предположение, что Путин может использовать свое обращение, чтобы публично предложить Западу эту выгодную сделку. В своей речи он, вероятно, будет призывать к сотрудничеству в борьбе с терроризмом (особенно в Сирии), к промежуточному соглашению по украинскому вопросу и к окончанию западных санкций против России.

3) Это может привести к обратному эффекту, сделав российские войска громоотводом для экстремистских группировок.

В Сирии воюют несколько джихадистских организаций, самые крупные из которых - ИГИЛ и “Джабат аль-Нусра” (местное ответвление “Аль-Каиды), и они борются друг с другом за идеологическую легитимность. Считается, что та из группировок, которая сможет лучше позиционировать себя в качестве представителя суннитского джихадизма, привлечет больше добровольцев и денежных пожертвований, и таким образом завоюет больше территории на поле боя.

Для джихадистской организации, которая стремится заявить о своих полномочиях на мировой джихадизм, трудно найти мишень более привлекательную, чем иностранные силы вторжения из христианской империи. Российские военнослужащие и реактивные истребители могут находиться на безопасном расстоянии от линии фронта, но при этом они способны превратиться в реальный громоотвод для джихадистских атак.

Вспомним, что когда боевики ИГИЛ захватили сбитого иорданского пилота после бомбардировки Исламского государства, они записали на видео, как пытали и убивали летчика, используя его в качестве важного средства пропаганды. И это был пилот из братской суннитской арабской страны. Страшно даже представить, как усердные организации вроде ИГИЛ или “Джабат аль-Нусра” поступили бы, возьми они в плен российского пилота, - а ведь это становится вполне вероятным, если Россия начнет использовать боевые вертолеты, расположенные в Сирии, не говоря уже о небольшом количестве наземных войск.

В 1979 году советское вторжение в Афганистан привело к тому, что джихадисты со всего мусульманского мира массово взялись за оружие для борьбы с захватчиками-немусульманами. Такой же эффект вызвало вторжение США в Ирак в 2003 году. Масштабы российской интервенции гораздо меньше, и, вероятно, реакция тоже будет не столь острой, но джихадистские организации могут все же воспользоваться случаем и избрать своей мишенью российские войска.

Это не просто подвергает россиян большей опасности. Это дает зачастую раздробленным экстремистским группировкам повод сплотиться, создать временные союзы - даже если они продолжат бороться друг с другом в иных регионах страны. 

4) У России не так уж много средств для эскалации

В некоторых комментариях по поводу российской интервенции звучит обеспокоенность тем, что хотя изначальное военное присутствие относительно невелико, возможно, Россия перейдет к более масштабному вторжению, которое сможет действительно изменить ход войны в целом.

Но этому воспрепятствует география. C точки зрения логистики, для России не представляется возможным значительно увеличить количество своих войск и нарастить свое присутствие в Сирии. Россия должна каким-то образом совершать военные полеты в Сирию, но для этого необходимо пересекать страны, которые запрещают подобные полеты.

Россия не может доставлять оборудование на кораблях своего флота незаметно, поскольку они пересекают Турцию. Но если бы Москва хотела переправлять оружие средь белого дня, это было бы сложно, дорого и заняло бы много времени - даже если бы Россия была в состоянии это сделать.

Другими словами, хотя само по себе это развертывание имеет значение, не ожидайте, что Россия повторит ситуацию в Украине и потихоньку перебросит достаточно военной техники, чтобы радикально изменить военный баланс в регионе.

5) Для Сирии  ничего не меняется…

Пресса немного преувеличила важность действий Путина в Сирию. Отчасти потому, что речь идет о Путине, который стал для американцев чем-то вроде навязчивой идеи. Они готовы видеть в его слабостях проявление силы и представлять его зачастую близорукую политику противодействия как порождение стратегического гения.

Отчасти преувеличение важности российской эскалации происходит из-за того, что люди в Вашингтоне видят ее сквозь призму различных существующих мнений. Люди, которые считают Обаму неумелым слабаком часто стремятся выставить Путина полной противоположностью - сильным лидером, чья отважная решимость унижает нашего незадачливого лидера. Люди, которые жаждут, чтобы США вмешались в дела Сирии, возможно более расположены к тому, чтобы увидеть в российских войсках решающий фактор. Это подтвердило бы их точку зрения о том, что внешнее вторжение может изменить ситуацию.

Но в конечном итоге переломный момент в сирийской гражданской войне пока не наступает. Этих сил недостаточно, чтобы развернуть течение войны - в особенности учитывая тот факт, что войну по-прежнему ведут между собой четыре силы: Асад, курдские группы, ИГИЛ и повстанцы, которые не принадлежат к ИГИЛ.

Российские военные силы в самом деле усложняют США или любой другой западной стране задачу по организации своего наземного вторжения в Сирию. Эти силы оказались бы по разные стороны баррикад, а ни Россия, ни США не хотят ввязываться в Третью мировую войну из-за Сирии, создав ситуацию, когда им придется напрямую воевать друг с другом - намеренно или случайно. Но правда в том, что западное наземное вторжение в Сирию, вероятно, никогда бы не произошло в любом случае. Таким образом, все перемены сводятся к отказу от того, что и так не собирались делать.

5) ...если только Россия не начнет бомбить повстанцев, которых поддерживают США

С учетом вышесказанного, конфликт может обостриться в одном случае: если российская авиация в Сирии начнет атаковать сирийский повстанцев, которых поддерживают Соединенные Штаты.

Как ни крути, задача России - защитить Асада. Хотя США запретили повстанцам, которые тренировались по программе Пентагона, вступать в бой с силами Асада, он все равно может расценивать их как потенциальную угрозу, которую стоит подвергнуть российским бомбардировкам. Есть и еще кое-что, усложняющее ситуацию: российские государственные СМИ подают события в Сирии в чрезмерно упрощенной манере,  смешивая ИГИЛ и “Аль-Каиду” с  группами повстанцев, придерживающихся более умеренных взглядов. Таким образом, с политической точки зрения, россиянам сложно бомбить одну группу и не трогать другую.

Если Россия начнет атаковать сирийских повстанцев, которых поддерживают США, это создаст конфликт между США и Россией в Сирии. И хотя вряд ли это будет напоминать столкновение на чужой территории в стиле Холодной войны, все равно такой поворот создаст дополнительную степень опасности и нестабильности в отношениях между двумя лидирующими мировыми ядерными державами. Добиться международного соглашения по сирийскому вопросу станет сложнее, возрастет и  напряженность вокруг конфликта в Украине.

“Хорошая” новость - сирийских повстанцев, которых поддерживают США, слишком мало, чтобы Россия бомбила их прямо сейчас. Но если США расширят свою программу военных учений для повстанцев - возможно, в результате скрытых усилий ЦРУ, а может, по инициативе администрации президента - тогда не исключено, что в Сирии российские войска начнут сражаться со ставленниками США. Пока это лишь гипотеза, но она вызывает тревогу. 

ИГ и прочие перечисленные экстремистские группировки признаны террористическими организациями, их деятельность запрещена на территории РФ. 


Источник: vox.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!